«Российская экономика в глобальном измерении: ожидать ли повторения кризиса?»

Страница Ясина

Неопределённая ситуация на мировых финансовых рынках, отсутствие понятной перспективы развития мировой экономики порождают панику и множество слухов в обществе. Есть ли реальная вероятность повторения кризиса 2008 года? Какие преобразования российской экономики могут предотвратить печальные последствия? Сможет ли устоять экономика РФ в сложившейся сложной финансово экономической ситуации, и какие преобразования могут предотвратить негативный исход событий?

На эти и другие вопросы ответил доктор экономических наук, профессор, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений ЯСИН.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Вступительное слова Евгения Ясина: Спасибо за приглашение. Я готов отвечать на вопросы, которые мне будут заданы. Надеюсь, что сама по себе эта конференция будет полезна.

Анна: Есть ли у сегодняшней российской экономики потенциал для того, чтобы избежать нового кризиса?

Евгений Ясин: В принципе, есть. Это связано с двумя обстоятельствами. Первое обстоятельство заключается в том, что Россия в современных условиях, когда кризисная ситуация в Европе, в Америке, когда есть сложности у развивающихся стран, является привлекательным рынком для инвесторов. Несмотря на многие трудности, с которыми они сталкиваются в России. Это первое обстоятельство. И второе обстоятельство в том, что мы проводили достаточно ответственную финансовую политику, накопили определенные финансовые резервы, и, кроме того, у нас небольшой размер суверенного, то есть государственного долга. Это те моменты, которые облегчают наше положение. Я бы подчеркнул – текущее положение, потому что с точки зрения долгосрочных перспектив ситуация не столь благоприятна для нас.

Андрей: Добрый день! Какие на Ваш взгляд действия могли бы исключить опасность повторения кризиса в России?

Евгений Ясин: Добрый день. Я думаю, что есть целая серия таких действий, которые мы должны предпринимать, краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных. Что касается краткосрочных мер, то это, прежде всего, ответственная финансовая политика. Извините, что я повторяю этот тезис вслед за господином Кудриным. Но это очень важно, если мы ведем такую политику, то мы добиваемся того, чтобы не принимать на себя излишние обязательства и добиваемся снижения инфляции. Если мы добьемся снижения инфляции до того уровня, который соответствует мировым образцам, (это примерно 2–3% в год), то тогда открываются многие направления для развития нашей экономики. Приведу пример. Строительство жилья эконом-класса на ипотечные кредиты становится доступным для примерно 40–45% российского населения. Создается огромный рынок. И это фактор экономического роста.

Олег, Омск: Ясно, что США будут печатать доллары для покрытия дефицита своего бюджета. Логически, все конвертируемые валюты должны также пропорционально дешеветь. Почему нельзя экспортировать столько, сколько надо для покрытия импорта? Зачем надо держать сотни миллиардов долларов дешевеющих и не востребованных резервов? Если в США проблемы – почему Россия должна их финансировать?

Евгений Ясин: Понимаете, это не финансирование. Как бы вы ни зарабатывали, все равно, если вы получаете доходы, если у вас активное сальдо платежного баланса, то вы получаете возможности для инвестиций, и у себя, и за рубежом. Но обычно эти инвестиции строятся таким образом, что первые порции вы вкладываете в наиболее надежные активы, обычно они же приносят наименьший доход. Потом, если у вас появляются дополнительные порции, то вы вкладываете в более доходные объекты, активы. В том числе это могут быть и активы в России, которые будут приносить более высокий доход, но они будут более рискованы. Поэтому вопрос заключается в том, каковы будут накопления. Я хочу подчеркнуть, что я имею в виду не только государственные, я имею в виду накопления граждан, накопления бизнеса. И поэтому все, кто имеет такие накопления, они могут подвергаться обвинению, что эти деньги мы направляем кому-то, и кто-то на этом наживается. Но это не так. Сейчас действительно кризисная ситуация. Она состоит в том, что доходы на инвестиции в ценные бумаги очень низкие. Но это политика, предположим, американская, европейская. И это на определенное время. До бесконечности так продолжаться не может. Поэтому политика размещения накоплений, которая складывается в нашей стране, должна реализовываться наиболее надежным способом.

Константин: Имеет ли смысл сейчас спасать сбережения, переводя их в золото?

Евгений Ясин: Это вопрос меры. Золото вроде бы хорошее вложение, хороший актив, цены его ввиду кризисной ситуации растут, поэтому вы можете польститься на это и уложить все ваши накопления в золото. Когда я говорю «все ваши накопления», это может относиться к частному лицу, но это может относиться и к организации, компании, а может и к государству. Положим, цена золота высока, вы вложили, вы считаете, что вы выиграли. Потом через некоторое время вдруг начинают расти цены на нефть, на ценные бумаги, предположим немецкого или японского правительства, это другое вложение. И тут вы видите, что цена на золото начинает падать. Тогда вы должны стать профессионалом этого рынка и смотреть по конъюнктуре. А если вы обычный гражданин и не можете заниматься этим бесконечно, то я бы стал формировать некую взвешенную корзину, в которой были бы разные активы, в том числе и золото, но с небольшой долей, с учетом того, что золото может упасть в цене. Во-вторых, если вы захотите его продать, то в большом количестве вы его продать не сможете, потому что упадет цена. И, кроме того, продажа золота требует определенного времени. Это товар с низкой ликвидностью.

Sasha Kolomeets: Как Вы относитесь с экономической точки зрения к потенциальной деятельности М. Прохорова как руководителя страны? Спасибо.

Евгений Ясин: Честно сказать, как руководителя страны я себе его не представляю пока что. Но как претендента, который создает определенную конкуренцию и заставляет людей, которые имеют больший опыт, испытывать конкуренцию со стороны своего более молодого коллеги. И это будет полезно для всех граждан России.

Андрей Белянов: Доктор, какой диагноз у нашей экономики на ближайшие 4 года? В какие сектора лучше вкладывать средства? И в какой сфере работать? (для не наемных рабочих).

Евгений Ясин: Я бы сказал, назвал бы следующие основные направления. Сельское хозяйство. Я считаю, что это одно из самых перспективных направлений. Потому что в мире складывается ситуация роста спроса на продовольствие, возможный продовольственный кризис, цены будут расти. Россия имеет шанс стать крупнейшим экспортером зерна в мире. Но для этого нужно работать.

Второе – жилье, строительство жилья эконом-класса для широких масс, чтобы люди могли покупать дома и квартиры по ценам, которые они в состоянии заплатить. Скажем, с помощью ипотечного кредита. Но направление это, с моей точки зрения, весьма перспективно. У нас слабые позиции по отношению к 90-му году. Условия приобретения жилья сейчас составляют примерно 60% от того, что было в 90-м году. Люди должны покупать. 42% населения России сегодня хотят улучшить свои жилищные условия, но не могут, потому что слишком дорого.

Третье направление – медицина. Это оказание медицинских услуг, медицинское страхование. Это большой бизнес. Задача государства состоит в том, чтобы создать условия для развития этой отрасли. Дело в том, что государство, конечно, взяло на себя обязательство бесплатной медицинской помощи. Но на современном уровне оказывать всем желающим только бесплатную медицинскую помощь невозможно. Но российские граждане об этом хорошо знают, они платят. Нужно решать эти вопросы законно и так, чтобы было ясно, что есть некая программа государственная, все услуги бесплатные, остальное может быть платное. Или то, что платное, то приобретается на начало страхования. У вас появился страховой случай, за вас будет платить страховая компания, но перед этим вы будете платить взносы. Такая система отработана во всем мире. Я считаю, что мы можем развивать это направление.

Кроме этого, Россия отличается очень большими возможностями. Производство мяса. Рынки, вроде, заполнены, но конкуренция еще слабая, качество не всегда хорошее. Покупаем новозеландскую или австралийскую говядину, могли бы производить свою.

Энергетическое машиностроение, электротехника, авиация. Я бы сказал, что это приоритетные направления. Не такие, которые я назвал прежде, но все-таки перспективные.

В то же время я хочу сказать, что такой посторонний человек как я, не должен давать такие советы. Потому что если вы работаете в бизнесе, то вы должны навострить свой нюх и высматривать, где деньги могут принести прибыль.

Диагноз мой такой – в ближайшее время у нас не будет ни больших темпов экономического роста и не будет никаких сертьез6ных провалов. Это такое спокойное время, время стагнации. Но для бизнеса это не помеха.

Екатерина Баум: В каких направлениях предполагается экономическое развитие России?

Евгений Ясин: Я так думаю, что мы должны работать по всем направлениям. У нас многоотраслевая экономика, наши сильные стороны – это добывающая промышленность. И мы продаем нефть, газ, энергоносители в Европу, прежде всего. Зерно продаем в арабские страны на Ближний и Средний Восток. Я думаю, что эти направления будут сохраняться и впредь. Но в то же время мы должны отыскивать рыночные ниши, находить возможности для включения в цепочки создания добавленной стоимости, вступать в сотрудничество с зарубежными компаниями и находить места на новых рынках. Поскольку мы живем уже в инновационную эпоху, это означает, что то тут, то там будут возникать нововведения, инновации, в том числе у нас. И здесь нужен предпринимательский нюх, потому что каждый раз будут возникать такие ниши. Изобретатели будут искать капиталы, надо вовремя подхватить их начинания.

Я предвижу, что в ближайшие 10 лет будет создаваться много новых рынков. Обратите внимание, совсем недавно первым по упоминанию в Интернете был Сергей Брин и его компания Google, а теперь Марк Цукерберг и его Facebook. И так будет каждый раз, потому что инновационная эпоха тем и характеризуется, что возникают нововведения. И в течение какого-то времени на этих нововведениях можно заработать. Потом появятся другие нововведения, нужно иметь возможность переходить туда. Вот такая будет беспокойная жизнь.

Айрат Хайруллин: Почему Россия так стремится вступить в ВТО?

Евгений Ясин: Что такое ВТО? Это своего рода правила уличного движения для мировой торговли. Если вы придерживаетесь этих правил, у вас есть определенные преимущества. Например, американцы установили в свое время таможенные пошлины на сталь. Мы, как не члены ВТО, должны были с ними договариваться, что они позволят нам продавать больше стали в Америке, за это мы будем покупать у них куриные окорочка. Нам уже вроде не нужны эти окорочка, мы уже научились выращивать кур, но для того, чтобы продавать сталь, мы вынуждены их покупать. Что делают другие страны. Они подают в суд на США. Вернее в специальную комиссию, которая есть при ВТО. И требуют, чтобы в соответствии с уставом ВТО американцы убрали эти пошлины, которые превышают то, что разрешено уставом. Этот суд принимает решение в пользу этих стран, и американцы вынуждены снизить эти пошлины. Если бы мы были членами ВТО, мы могли бы сами выращивать куриные окорочка и все равно продавать сталь в Америку. Получается так, что если вы живете в мировом сообществе и не хотите придерживаться правил уличного движения, считая, что на этом вы что-то можете выиграть, то в основном вы будете проигрывать.

Екатерина Баум: С какими странами предполагается в дальнейшем тесное экономическое сотрудничество?

Евгений Ясин: Вот этот вопрос мне кажется странным. С моей точки зрения, надо внимательно изучать ситуацию и сотрудничать со всеми, где можно зарабатывать. Я считаю, что Россия будет иметь очень активные отношения с США в первую очередь, потому что США являются главной лабораторией в мире. Наша судьба тесно связана с инновациями. Пускай это не в ближайшие 10 лет, но далее мы должны добиваться, чтобы войти в число наиболее развитых инновационных стран, приблизиться к тому, что специалисты называют технологической границей, эта та область, где концентрируются высшие мировые технологические достижения, где те, кто смогут превзойти эти достижения, получают возможность самого большого заработка, который достигается, когда вы передвигаете дальше технологическую границу. Поэтому мы будем сотрудничать с США.

Мы продаем и будем продавать свои энергоресурсы в Европу, а взамен будем получать инновационные продукты, затем будем получать технические продукты высокого качества – автомобили, энергетическое оборудование. Это будут и предметы моды, потому что для Европы, в отличие от Америки, которая специализируется на массовом производстве товара, для Европы характерна индивидуализация производства и создание наиболее привлекательных брендов. Хотелось бы, чтобы вы тоже поучаствовали в этом направлении.

Наш Президент Медведев заботится о том, чтобы в России был Международный финансовый центр. Я бы добавил и мои скромные пожелания. Я бы хотел, чтобы Москва конкурировала с Парижем и Миланом как центр мировой моды, например. И, в общем, я бы сказал, все, кто может что-то нам продать, интересны для нас. Все, кто может у нас купить, что интересно для них, все наши клиенты. Все наши друзья.

Екатерина Баум: Будем ли мы опираться в основном на энергоресурсы, как делаем это сейчас? Заранее спасибо!

Евгений Ясин: На самом деле сейчас энергоресурсы, плюс металлы, плюс лес, минеральные удобрения – это в небольшом уже объеме вооружение, это наша международная специализация. И, к сожалению, предложить что-нибудь другое, что было бы конкурентоспособным по отношению к продукции других стран, мы не можем. И одна из наших задач на будущее – это повышение конкурентоспособности, то есть освоение производства тех продуктов, которые мы делаем лучше всех или дешевле всех.

Андрей, Москва: Есть ли у России возможность создать действительно большую прослойку среднего класса?

Евгений Ясин: Это хороший вопрос. Есть такая возможность. В настоящее время, по оценкам наших ученых, средний класс составляет прослойку где-то порядка 20% численности населения. А если брать по европейским стандартам, то это где-то 7%. Но по самому определению средний класс должен составлять половину населения.

Наши исследователи из Независимого института социальной политики под руководством Татьяны Малевой установили, что главная причина недостаточного развития среднего класса связана с тем, что у нас создается сравнительно небольшое количество рабочих мест для высококвалифицированных людей. Если бы мы стали бы вкладывать больше инвестиций в особенности в рост производительности, в повышение инновативности и качества нашей продукции, то мы бы стали больше создавать этих рабочих мест, и у нас появились бы дополнительные возможности для роста среднего класса.

Кроме того, я считаю, что мы должны повысить заработки в бюджетном секторе – учителям, врачам, работникам библиотек. Это за редким исключением самые низкие ставки заработной платы. Но все эти интеллигентные профессии – это как раз по самоидентификации представители среднего класса.

Aleksey Chuvilin: Какие шансы у Москвы стать Международным финансовым центром. Если они есть, то какие главные препятствия может встретить на пути становления столица, и какими конкурентными преимуществами она обладает. И немного хотелось бы услышать ваши представления о сроках реализации данного проекта.

Евгений Ясин: Это интересный проект. Есть часть работ, которые зависят от нас. Это прежде всего развитие соответствующих рынков, инфраструктуры финансового рынка, коммуникации, подготовка соответствующих кадров и так далее. А потом самый трудный вопрос, который состоит в том, чтобы привлечь на этот рынок инвесторов, чтобы он стал популярным. Представьте себе, что вы затеваете создать продовольственный рынок. И для этого за пределами города построили павильоны. Но туда не едут продавцы, туда не едут покупатели. Рынка нет, хотя вся инфраструктура готова. Нужно чтобы было что-то привлекательное, чтобы люди чувствовали, что здесь можно выгодно вложить капитал, что здесь можно выгодно привлечь инвестиции, тогда можете считать, что рынок созрел.

Все основные мировые площадки обусловлены тем, что каким-то образом сложились привлекательные условия, а потом стали приходить продавцы и покупатели. Интересно то обстоятельство, что самые большие финансовые площадки в мире размещены в странах с англо-саксонским правом, с прецедентным правом. Почему? Можно найти такое объяснение, что это право особенно привлекательно для инвесторов. Если вы возьмете континентальную Европу, то увидите, что все рынки намного меньше по объему. А там в этой Европе другое право, идущее от римского права, которое считается нормативным. А когда создавались такие площадки в развивающемся мире, например, Гонконгская биржа, Токио, они руководствовались тоже британским правом. Интересно, что Япония никогда не была британской колонией, но там левостороннее движение и финансовое право тоже во многом построено по британским образцам.

Во всяком случае инвестиционный климат, все законодательство страны, претендующей на создание крупного международного финансового центра, должно быть привлекательным. Не просто, чтобы вы улыбались при входе, а и в том, чтобы люди чувствовали, что здесь они могут свободно работать.

Пётр, Самара: Насколько будет затяжным зарождающийся сейчас финансовый кризис?

Евгений Ясин: Трудно ответить на этот вопрос. Я считаю, что такие минимальные оценки это порядка пяти лет. Потому что этот кризис не рядовой, он носит глобальный характер и связан с тем, что одновременно происходят важные события, которые приводят к тектоническим сдвигам в мировой экономике.

Во-первых, Америка вступает в инновационную эпоху. Это означает, что инновация становится главным фактором экономического роста в отличие от того, как это было в эпоху индустриальную, когда важным фактором роста было вовлечение в хозяйственный оборот минеральных ресурсов – угля, нефти, газа, электроэнергии, химических товаров и так далее. Сейчас все эти ресурсы стали дорожать. Это означает, что их использование становится дороже, приходится больше платить. И повышается рост инноваций как фактора повышения производительности и эффективности использования ресурсов. А это такой специфический фактор, каждый раз просто так не придумывается, инновации появляются спонтанно. И это создает определенные проблемы. Америка столкнулась с ними сейчас, потому что уже по крайней мере 10–15 лет нет крупных инноваций.

С другой стороны, поднимаются развивающиеся страны. Мы уже говорили, с дешевой рабочей силой, иногда это страны древней цивилизации, где люди привыкли много и тщательно выполнять свою работу. Например, это Китай, Вьетнам, Корея, Япония. И они привлекают транснациональные корпорации, фирмы из других стран к тому, чтобы вкладывать капиталы у себя и переводить к ним старые отрасли, которые раньше приносили доходы, скажем, Америке или Европе. Я сталкивался с бразильцами. Они тоже входят в эту группу БРИК. И они говорят: «У нас идет деиндустриализация, потому что китайцы завалили нашу страну своей дешевой продукцией и нам не выгодно производить свою продукцию». То же самое в Америке, ряд видных американских экономистов говорят, что нужно каким-то образом сохранять у себя также старые отрасли. Потому что если нет производства соответствующего, нет и поля для инноваций.

Короче говоря, в действительности происходит выравнивание распространения различных производств, отраслей по всем странам мира. А это довольно болезненный процесс. И это процесс, который лежит в основе нынешнего кризиса. Таково мое мнение. Но для того чтобы вам было ясно, как это соприкасается с тем, что пишут в газетах или Интернете, то я скажу, что когда вы вступаете в инновационную экономику, да еще во время инновационной паузы, то темпы роста экономики падают. 1–2% в год мало. Есть острое желание ускорить события. И американцы, например, в 2001 году понизили учетную ставку процента Федеральной резервной системы с шести процентов до одного. Это реально означает увеличение количества денег в обороте, создание большого дополнительного спроса. Но не обосновано соответствующим ростом реальной экономики. В результате сначала повышаются темпы экономического роста, граждане берут кредиты на строительство домов, приобретают автомобили, что-то еще, потом оказывается, что они не могут платить по кредитам. Это касается и стран: Греции, Испании, Ирландии. И тогда начинается кризис, вот он и начался. То, что я сказал в начале, это подоснова. А потом на этой подоснове вырастает финансовый кризис. Вы попадаете в ситуацию, когда кажется, что экономику можно спасти, если увеличивать денежные предложения, то есть печатать деньги. Но такое лечение равносильно наркотику. Какое-то время эйфория, потом ломка. Вот мы сейчас ее переживаем. Перед этим в 2007 году в Латвии, у которой нет ни нефти, ни газа, темпы роста за год составили 10%. А на следующий год они получили меморандум Всемирного банка о том, что они имеют большие долги и должны принимать экстренные меры по сокращению расходов. Они начали увольнять служащих. На улицах появились демонстрации. И так далее. Поэтому этот период будет, он еще не наступил, но будет период, когда правительства будут идти по пути Греции и сокращать расходы, будут проявлять умеренность.

В Америке, как я познакомился вчера, появились признаки увеличения бедности. И меня спрашивают ваши коллеги, как же так, теперь настолько углубился кризис? С моей точки зрения циничного экономиста, это означает, что американцы, не имея возможности быстро добиться увеличения производительности, вынуждены идти на сокращение издержек на труд. Поэтому увеличивается число бедных, снижается уровень жизни. Это способ повысить конкурентоспособность, например, против китайских товаров.

Дмитрий П.: Как Вы относитесь к объединению бирж ММВБ и РТС? Может ли это привести к замедлению темпов развития, поскольку если раньше они конкурировали между собой, то теперь конкурировать будет не с кем. Или же теперь их основными конкурентами будут мировые финансовые биржи? Похоже на еще один шаг к созданию Мирового финансового центра в Москве

Евгений Ясин: Я отношусь отрицательно. Подозреваю, что это мой консерватизм, который зависит от возраста. Но с другой стороны, я понимаю, что от объединения не такие большие преимущества, а от того, что останется две биржи, не такие большие потери. Конечно, существенной конкуренции между этими биржами нет. Но как-то так сложилось. Поэтому если вы добъетесь того, что будет одна биржа, наверняка это будет ММВБ, государственная, у нас, конечно, больше будет централизованного контроля. Когда людям совсем нечего делать, они придумывают. Вот они придумали объединять. Я большого толка не вижу.

Сергей, Полоцк: Вопрос по экономической ситуации в Республике Беларусь. Ждет ли Республику Беларусь новая девальвация национальной валюты? Сможет ли и как скоро страна стабилизировать курс белорусского рубля и справиться с проблемами на внутреннем потребительском рынке? Правильные ли меры предпринимает правительство по стабилизации курса, введя дополнительную торговую сессию и отпустив курс в свободное плавание? Какой Ваш прогноз на будущее по экономической ситуации в Республике Беларусь? Спасибо.

Евгений Ясин: Можно сказать, что ждет. Потому что если правительство решило отпустить курс белорусского рубля в свободное плавание, то курс этот будет снижаться, пока на валютном рынке не установится равновесие. И оно установится только тогда, когда пользоваться белорусским рублем, долларом или российским рублем будет одинаково. Боюсь, что в нынешней ситуации, учитывая неважное состояние платежного баланса Беларуси, это дело будет продолжаться, пока не будет этого равновесия. Правильные ли меры предпринимает правительство по стабилизации курса? Да, я считаю, что если речь идет о свободном плавании валюты, это правильное решение. Но надо иметь в виду, что это обесценивает доходы граждан. И импорт для Беларуси станет практически недоступным.

Я лично убежден, что для Беларуси главную роль играют политические проблемы. Государство не может делать более свободной сферу свободного оборота валют и в то же время осуществлять контроль над промышленностью. Нужно осуществлять либерализацию белорусской экономики, снимать государственный контроль. Дальше это вопрос такой, что нужна и политическая конкуренция. Тогда можно надеяться на оздоровление экономики и общества в Беларуси.

Наталья: Какое решение вы можете предложить для стран Еврозоны по выходу из долгового кризиса? Что будет с проблемными странами-должниками, в первую очередь с Грецией, и как это отразится на экономике других стран?

Евгений Ясин: Я полагаю, что Европе достаточно добиться уровня финансовой дисциплины, учитывая, что много стран, и каждая из них сохраняя экономический суверенитет, сама отвечает за свой бюджет, будет довольно трудно. Не случайно сейчас говорят о том, что Греция может быть выведена из зоны евро, и получит при этом национальную валюту. Наличие национальной валюты означает возложение на государство финансовой ответственности за соотношение доходов-расходов, за состояние платежного баланса. Но это нежелательное решение, потому что это отбрасывает Европу от достигнутого уровня интеграции. Но интеграция требует дальнейших жертв в области суверенитета. И, скажем, создание единого бюджета европейского союза. Тем самым многие страны Европы будут терять суверенитет и будут передавать свои полномочия общему правительству, скажем, в Брюсселе. Я не знаю, какое решение лучше. Но это те две крайние альтернативы, из которых придется выбирать.

Валерий Витальевич, Екатеринбург: Добрый день. В нашей стране ничего не изменится к лучшему, если по настоящему, конструктивно не развивать сектор реальной экономики. Об этом сегодня говорят и понимают все. Люди разочарованы нашими лидерами и Вами-учеными, так как слов много, а дел никаких. Похоже на самолюбование на сомнительных успехах в сырьевых сферах. Вопрос: Почему нельзя собрать профессионалов и хороших организаторов,чтобы разработать реальную стратегию на 5–10 лет и начать ее выполнять, по ходу дополняя и внося коррективы. Но чтобы все общество понимало и знало куда и как мы идем, что будет через год, 5–10лет? Спасибо.

Евгений Ясин: Во-первых, об ответственности Правительства и особо экономистов. Ощущая эту ответственность, я сижу в этом зале, отвечаю на ваши вопросы, в том числе отвечал о том, какие сектора экономики перспективны для вложения с моей точки зрения. Заметьте, я назвал только сектора реальной экономики.

Представьте себе, что вы соберете большое количество экспертов, все они будут тянуть одеяло на себя. И это в то время, когда есть механизм, который дает ответ на эти вопросы. Этот механизм – рынок. У нас рыночная экономика. Смотрите, что продается на рынке, что пользуется спросом. Многие скажут: да, но там же нет спроса на продукцию наших заводов, которые были созданы в советское время. Я говорю: «Да, действительно. А что делать, если эту продукцию нельзя продать?» Есть положительные примеры, которые говорят о том, что производится продукции немало, которая пользуется спросом и у нас, и за рубежом. Но это, правда, в основном сырьевые отрасли. Мы не владеем в достаточной мере способностью производить конкурентоспособную продукцию обрабатывающей промышленности. Весь ассортимент продукции, которую мы производили в закрытой советской экономике, мы уже не сможем производить никогда. Надо выбирать, кто это должен делать. Это не министры, это предприниматели. Причем предприниматели, которые не должны бояться, что к ним придут какие-нибудь люди, типа налоговики, полицейские, которые будут требовать денег. Тогда, если они всем дадут, кто чего просит, со страху, они не смогут инвестировать. Даже если они знают, что можно было бы произвести и продать, завлечь покупателя. Наша беда заключается в том, что этих рискованных инвестиций, которые побуждаются конкуренцией, у нас пока мало. Но все же я бы не хотел, чтобы у моих молодых коллег было такое, я бы сказал, упадочное настроение.

В действительности люди находят применение своим силам. Я хочу обратить внимание, например, на продукцию Рузского молочного комбината, города Руза Московской области, очень хорошее качество. Я бы умножил число примеров, есть удачные бизнесмены. Но их надо больше. Для этого нужно создавать лучшие условия для деловой активности. Это главное.

Поэтому когда господин Кудрин выступает и говорит: «Должна быть низкая инфляция, сбалансированный бюджет, дальше это будет дело бизнеса, это будет дело рынка.» Я с ним согласен. Поэтому если вы призываете к тому, чтобы собрались разные капитаны индустрии и договорились, что у нас будет производиться в реальной экономике, то это будет Госплан. А рынок не требует этого, он работает. Нужно заботиться о том, чтобы он работал как можно лучше. Конечно, государство должно помогать новым секторам экономики, перспективным, помогать бизнесу. Но все равно это должно делаться в сравнительно ограниченных масштабах, потому что если вы перейдете определенную границу, то тогда перестанет работать рынок.

Я хочу напомнить, что если что и получилось от реформ 90-х, то это рыночная экономика.

Завершающее слово Евгения Ясина: Я надеюсь, что эта беседа была полезной для слушателей. Я старался изо всех сил отвечать на вопросы и давать пищу для дальнейших размышлений, чтобы вы лучше понимали ситуацию в экономике. Это не означает, что я все понимаю, но что делать, возможности людей ограничены.

Мне понравилось, как, недавно выступая по российскому телевидению, нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман, получив вопрос: «А что будет в ближайшие годы с мировой экономикой?», ответил: «А черт его знает».

Есть в рыночной экономике такие ситуации, когда возникает высокая степень неопределенности, возникает волатильность. И тогда те люди, которые говорят, что все знают, они нарываются на неприятности, если кто вспомнит, что они говорили вчера.

Спасибо большое за внимание.

Источник – РИА Новости. 15.09.2011

http://ria.ru/online/20110915/437976823.html

* * *

Анонс

МОСКВА, 14 сен – РИА Новости. Доктор экономических наук, профессор, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин в четверг ответит на вопросы о перспективах развития российской и мировой экономики в ходе онлайн-конференции.

Онлайн-конференция состоится 15 сентября в 16.00 мк на сайте РИА Новости.

В последнее время неопределенная ситуация на мировых финансовых рынках, отсутствие понятной перспективы развития мировой экономики заставляют экспертов все чаще высказывать мнение о возможности начала нового кризиса. На прошлой неделе глава Минфина РФ Алексей Кудрин заявил, что возникновение второй волны мирового экономического кризиса стало более вероятным по сравнению с началом лета 2011 года.

По его словам, США так и не изменили экономическую модель, и поэтому ситуация напоминает «больного под капельницей». С ним согласны и другие ведущие экономисты, которые считают, что старые проблемы правительствами развитых стран так и не были полностью разрешены, а теперь они проявляются более остро. Мировые финансовые площадки пережили «черный месяц» после первого в истории понижения рейтинговым агентством S&P долгосрочного кредитного рейтинга США.

Кроме того, в последнее время все чаще высказывались опасения экономической стагнации. В частности, ОЭСР предупредила, что в G7 возможен новый виток рецессии, хотя и менее сильный, чем после начала кризиса в 2008 году.

Некоторые эксперты также сомневаются, сможет ли устоять российская экономика в сложившейся сложной финансово-экономической ситуации. В частности, в «Комментариях о государстве и бизнесе» Центра развития НИУ ВШЭ считают неоправданным оптимизм российского правительства и Минэкономразвития на фоне стагнации российского ВВП. «Наше правительство лучится оптимизмом, повышая прогноз цен на нефть, заложенный в бюджетные проектировки, как будто и не было никакого 2008 года. Но нашему правительству и положено излучать оптимизм и повышать расходы накануне выборов несмотря ни на что», – отмечают аналитики центра. Они также указывают на стагнацию доходов россиян и угрожающий рост импорта.

В ходе онлайн-конференции Ясин ответит на вопросы, есть ли реальная вероятность повторения кризиса 2008 года, и какие преобразования российской экономики могут предотвратить печальные последствия возможной рецессии.

Задайте вопрос научному руководителю Высшей школы экономики Евгению Ясину >>

Источник – РИА Новости. 14.09.2011

http://ria.ru/announce/20110914/437269116.html

* * *

Мониторинг СМИ по данной теме

Время жить спокойно. Глава ВШЭ считает, что экономику РФ в ближайшее время не ждут ни провалы, ни взлеты / «Expert Online». 15.09.2011

Серьезных провалов в экономике России в ближайшие годы не будет, заявил в четверг в ходе онлайн-конференции в РИА «Новости» научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

«Диагноз мой такой – в ближайшее время у нас не будет больших темпов экономического роста и не будет никаких серьезных провалов. Это такое спокойное время, время стагнации. Но для бизнеса это не помеха», – сказал он.

Одним из самых перспективных секторов экономики Ясин считает сельское хозяйство.

«В мире складывается ситуация роста спроса на продовольствие, возможный продовольственный кризис, цены будут расти, Россия имеет шанс стать крупнейшим экспортером зерна в мире. Но для этого нужно работать», – отметил эксперт.

Вторым перспективным направлением, по его мнению, является строительство жилья.

«Строительство жилья эконом-класса для широких масс, чтобы люди могли покупать дома и квартиры по ценам, которые они в состоянии заплатить. Скажем, с помощью ипотечного кредита. (…) У нас слабые позиции по отношению к 1990 году. Условия приобретения жилья сейчас составляют примерно 60% от того, что было в 1990 году. 42% населения России сегодня хотят улучшить свои жилищные условия, но не могут, потому что слишком дорого», – пояснил Ясин.

Третьим направлением, которое будет успешно развиваться, может стать медицина, считает научный руководитель ВШЭ.

«Это оказание медицинских услуг, медицинское страхование. Это большой бизнес. Задача государства состоит в том, чтобы создать условия для развития этой отрасли. Дело в том, что государство, конечно, взяло на себя обязательство бесплатной медицинской помощи. Но на современном уровне для всех желающих оказывать только бесплатную медицинскую помощь невозможно. Российские граждане об этом хорошо знают, они платят. Нужно решать эти вопросы законно и так, чтобы было ясно, что есть некая государственная программа, все услуги бесплатные, остальное может быть платное. Или то, что платное, приобретается на начало страхования. У вас появился страховой случай, за вас будет платить страховая компания, но перед этим вы будете платить взносы. Такая система отработана во всем мире», – сказал Ясин.

Кроме этого, по его мнению, Россия имеет большие возможности в производстве мяса.

«Рынки вроде заполнены, но конкуренция еще слабая, качество не всегда хорошее. Покупаем новозеландскую или австралийскую говядину, могли бы производить свое», – заявил он.

В качестве приоритетных направлений Ясин назвал энергетическое машиностроение, электротехнику и авиацию.

Источник – «Expert Online». 15.09.2011

http://expert.ru/2011/09/15/vremya-zhit-spokojno/

Источник:

РИА Новости. 15.09.2011

http://ria.ru/online/20110915/437976823.html

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий