Россия – страна уныния / Материалы СМИ о визите в Россию профессора Мичиганского университета Рональда Инглхарта

Страница Ясина

Горе лукавое / Версия. 22.12.2010
Учёные доказали: россияне – самые несчастные на планете

Российские граждане имеют два твёрдых убеждения. Первое – они самые несчастные. Второе – для счастья им не хватает денег. Американский социолог доказал, что первое утверждение верно, а второе – нет. Правда, есть и хорошие новости. Нашему горю можно помочь, было бы желание.

В России живут самые несчастные люди на Земле. Это уже научно установленный факт. В течение 30 лет под руководством профессора Мичиганского университета Рональда Инглхарта велось исследование World Values Survey (WVS) – «Всемирное исследование ценностей». В его рамках учёные исследуют гражданское общество в сотне стран мира. Людей спрашивают, насколько они счастливы, а также исследуют имеющиеся у них социокультурные ценности. Каждый год WVS публикует «индекс счастья», весьма популярный у мировых СМИ. Россия в этом индексе традиционно занимает последние места. Наши граждане чувствуют себя такими же несчастными, как жители нищей Нигерии и разорённого войной Ирака.

«Россия – уникальный случай. Здесь уровень счастья гораздо ниже, чем должен быть при существующем положении дел», – говорит Рональд Инглхарт. По его словам, невероятный пессимизм был выявлен ещё во времена СССР: в 1981 году его группа провела пилотное исследование в Тамбовской области. Результаты оказались шокирующими.

«Уровень счастья зависит от уровня доходов – в богатых странах счастливых людей больше. Но в Тамбовской области был зафиксирован уровень несчастливости на уровне Индии и Нигерии, которые были намного беднее», – рассказывает Инглхарт.

С 1991 года в России уровень счастья замерялся каждые пять лет. Результаты так поразили учёного, что он со следующего года возглавит открывающуюся здесь на грант российского правительства Лабораторию сравнительных социальных исследований.

«Ваша страна – очень интересный случай, – признается учёный. – Хотя, конечно, никому не пожелаю быть объектом такого интереса – ведь это всё равно что интерес врача к уникальной болезни».

«Социальный доктор» Инглхарт знает что говорит: судя по результатам измерений, Россия с низкого уровня счастья в 1991 году упала на совершенно невозможный уровень. Более того, такая скорость и глубина падения никогда не фиксировались – даже в странах, охваченных войной, эпидемиями и голодом.

Но и этого было мало – к 1996 году уровень счастья упал ещё больше. И ещё… Небольшое повышение его было зафиксировано только в 2006 году. К этому времени страна купалась в нефтедолларах, отдых на заграничных курортах стал для россиян обыденным явлением, а российские цены вызывали оторопь у скуповатых иностранцев. Счастья у российских граждан было при этом столько же, сколько у албанцев.

Инглхарт объясняет российский феномен застоем, а затем крушением СССР, отсутствием демократии и проч., но в целом признаёт, что ответ не полон. Всё-таки крушение коммунизма затронуло и другие страны, и даже бывшие советские республики, многие страны пережили гораздо больше несчастий и нищеты, а такого пессимизма у их граждан не наблюдается. В сущности, для поиска причин феноменальной несчастливости россиян и приехал в нашу страну Инглхарт.

Одно из объяснений – социокультурные ценности россиян. В 2006 году WVS составило своеобразную культурную карту мира. Все исследованные страны (а это 90% населения Земли) были распределены по двум осям координат. Одна касается культурных ценностей: традиционные – современные. Грубо говоря – «Все за одного» или «Каждый за себя». Вторая замеряет мотивацию: ценности выживания – ценности самореализации. Опять же продолжая обобщение: «Лучше жить на коленях» или «Лучше умереть стоя».

Итоги таковы. Скандинавы посчитали, что лучше умереть стоя, но каждый сам за себя. Англоговорящий мир тоже предпочёл умереть стоя, но вот насчёт каждый сам за себя засомневался. Японцы и жители Юго-Восточной Азии, исповедующие конфуцианство, решили, что каждый, безусловно, сам за себя, но вот умирать стоя совсем необязательно. Жители католической Европы разошлись с конфуцианцами только в одном: они не уверены, что каждый сам за себя. Гордые жители Латинской Америки, естественно, ответили, что готовы умереть стоя, но все за одного. Жители Африки и Южной Азии готовы жить на коленях, но опять же все за одного. В постсоветских странах граждане предпочли жить на коленях, но каждый сам за себя.

Россия здесь оказалась самой «передовой» – так терпеть, как русские, не готовы даже жители Африки, а сравнимый индивидуализм был обнаружен только у болгар и белорусов. Понятно, что в мире, где «каждый погибает в одиночку» и «умри ты сегодня, а я завтра», трудно быть счастливым.

Второе объяснение кроется в открытии, сделанном группой Рональда Инглхарта. Выяснилось, что поговорка «не в деньгах счастье» совершенно верна. Правда, только с определённого уровня доходов: когда ВВП страны на душу населения превышает 5 тыс. долларов в год. До этого момента повышение уровня благосостояния граждан делает их счастливее. Причём при ВВП ниже 2 тыс. долларов в год только это и может принести им счастье. Если же уровень ВВП превышает 15 тыс. долларов на душу, то сделать граждан счастливыми деньги не могут. «Билл Гейтс вряд ли намного счастливее среднего американца», – объясняет это Инглхарт.

Россия относится к странам, где ВВП на душу населения составляет около 15 тыс. долларов. Поэтому мы не становимся счастливее при росте цен на нефть. «Повышение уровня благосостояния помогает людям делаться счастливыми только в бедных странах, – поясняет Инглхарт. – Если бы речь шла о таких странах, как Нигерия или Индия, я советовал бы их правительствам поднимать экономику. Но уже со стран уровня Португалии с повышением доходов счастье растёт медленно или вовсе не растёт».

Так что России гораздо больше, чем рост зарплат и даже пенсий, поможет большая справедливость в распределении доходов. «Чем больше неравенство в стране, тем более несчастные её жители», – утверждает Инглхарт. Также он отмечает необходимость демократии. Но не столько в политике, скорее в повседневной жизни. «Человек, который имеет свободу выбора, уверен, что сможет изменить свою жизнь к лучшему, и это делает его счастливее», – говорит учёный. А свобода выбора – это не только и даже не столько выборы органов власти, сколько возможность выбрать место жительства, образования, работы, медицинской помощи и прочее. То есть нужны транспортная доступность для всех регионов, реформа образования и медицины, реформа системы регистрации и много иных реформ.

Наконец, есть ещё один фактор, который вообще мало зависит от властей, но который является хорошим индикатором уровня счастья: терпимость. «Общества, в которых развита терпимость к людям иных рас, национальностей, религий, половых предпочтений и так далее, счастливее, – утверждает Инглхарт. – А самым лучшим индикатором уровня счастья является отношение к женщине». Этот признак ещё до учёного заметил американский писатель Роберт Хайнлайн. О здоровье общества можно судить по его отношению к женщинам, учит герой его самого знаменитого романа «Фрайдей». Общество, унижающее женщин, больно.

Впрочем, нельзя не учитывать особенность российских граждан, которую экономист Евгений Ясин называет «высоким уровнем прибедняемости». Явление это, можно сказать, историческое и отражено в той самой поговорке о сироте казанской, которая, как известно из российской истории, получала за жалобы богатые дары от Ивана Грозного. «У нас уже в мозгах написано: пригнись, не высовывайся, это ещё с татаро-монгольского ига идёт», – считает психолог Валерий Гостев. Прибедняться в России всё ещё выгодно – вот российские граждане и дают ответы, удивляющие честных американских учёных. Однако эта выгода сомнительна.

Во-первых, это мешает увидеть настоящие проблемы. Писатель Варлам Шаламов в своих знаменитых «Колымских рассказах» писал, как зэки, ради того чтобы лечь в «больничку», симулировали болезни, не замечая при этом, что уже смертельно больны. Мы плачем не о том, говорят социологи. Российское общество «атомизируется», рвутся все социальные и даже родственные связи, а люди жалуются на то, что денег не хватает, или даже на то, что у соседа денег больше.

Во-вторых, те же американские психологи недаром считают, что для того, чтобы стать счастливым, надо вначале улыбнуться. «Поза плакальщика» рано или поздно приводит к тому, что человек и вправду начинает верить в свои несчастья.

Результат? Уже при первом исследовании в Тамбовской области в 1981 году Инглхарт обнаружил рост алкоголизма и повышение мужской смертности – то, что сейчас признаётся орудием убийства нации. Заметим, речь идёт о 1981-м, а не о 1991 годе. То есть «проклятые демократы» тут ни при чём. Вначале мы немножко сгустили краски, чтоб было за что выпить. Потом поверили себе и добавили. Потом действительность подтвердила нашу правоту (а как же иначе, ведь никто не сомневался в худшем) – ну как тут не напиться. Потом… А потом может быть поздно: сердце общества, как и сердце человека, может не выдержать, предупреждает учёный. Пессимизм убивает.

Возможно, именно осознанием властями такой опасности и обусловлено то, что группа Инглхарта оказалась единственной в области социальных наук, выигравшей грант российского правительства. Сам учёный признаёт, что готов давать советы по результатам исследования. «Я не хочу, чтобы страна, обладающая таким количеством ядерного оружия, была загнана в угол и наполнена несчастными людьми», – просто объясняет он свой интерес к проекту. Наш интерес гораздо выше, так что стоит внимательно выслушать советы учёного. И для начала попробовать хотя бы научиться улыбаться.

Автор – Татьяна Шестакова

Источник – Версия. 22.12.2010
http://versia.ru/articles/2010/dec/22/neschastnie_ludi_na_zemle

***

Экономика несчастья / Московский Комсомолец. 21.12.2010 
Загадочная русская душа портит потребительскую карму

Жители России самые большие в мире пессимисты. Это научно установленный факт. Известный социолог Рональд Инглхарт, под руководством которого каждый год составляется рейтинг стран, где жители счастливее всего, даже приехал в нашу страну изучать этот феномен. Гордиться тут нечем. Тем более что у этой национальной особенности есть и негативные экономические последствия.

“Россия – это очень интересный случай. Это уникальная страна – ваши жители чувствуют себя несчастными даже при достаточно высоком уровне жизни”, – говорит профессор Инглхарт. Группа ученых под его руководством вот уже 30 лет спрашивает людей по всему миру, насколько они счастливы, а также выясняет их социокультурные ценности. Этот проект под названием “Всемирное исследование ценностей” (World Values Survey – WVS) охватывает 95% человечества и уже принес новые знания о природе человека.

Так, выяснилась интересная вещь: счастье зависит от денег только в бедных странах. “Уже в странах уровня Португалии от роста экономики число счастливых людей не растет или растет очень медленно”, – говорит Инглхарт. Россия входит в число достаточно благополучных стран. Вот только счастья у нас – на уровне Нигерии.

Проклятое иго

Инглхарт считает, что это из-за краха СССР люди потеряли идеалы, а вместе с ними и веру в лучшее будущее. Однако он сам признает, что потеря эта случилась задолго до 1991 года – уже в 1981 году, проводя выборочное исследование в Тамбовской области, группа проекта WVS столкнулась с тем, что уровень счастья советского человека оказался чрезвычайно низок, что сопровождалось алкоголизмом и ранней смертностью мужчин.

Впрочем, возможно, первопричина лежит еще глубже. Дело в том, что замеры делаются на основе опросов, а наши люди, как заметил экономист Евгений Ясин, любят прибедняться. И привычка эта идет как бы не со времен татаро-монгольского ига, когда прикинуться более бедным и несчастным зачастую означало спасти жизнь и имущество. Иго закончилось, а выработанный тип отношений, когда у любого человека, за исключением царя – помазанника божьего, можно было отнять все, и жизнь, и кошелек, и имя, остался.

Правда, многие другие народы тоже имеют трагическое прошлое, но это не мешает им сегодня наслаждаться настоящим. Почему мы не можем этого делать, будет изучать открывающаяся на грант российского правительства лаборатория сравнительных социальных исследований под руководством Инглхарта.

А пока социологи ищут причину, есть смысл посмотреть на последствия нашего пессимизма с точки зрения экономики. Картина получается, простите за каламбур, пессимистическая.

Могу копать. Могу не копать

Когда благосостояние мало повышает уровень счастья, само зарабатывание денег просто не может приносить драйв. А раз так, то ради чего трудиться? “Работа не волк” и “От трудов праведных не наживешь палат каменных” – эти поговорки как нельзя лучше характеризуют причину низкой производительности труда в России. Труд просто не связывается с получением богатства, которое, в свою очередь, не связывается с получением удовольствия, ведь “не в деньгах счастье”. По большому счету труд невыгоден.

А раз так, то наилучшими стимулами становятся не “пряники” в виде карьеры, бонусов и профессионального признания, а страх перед начальством, штрафы и угроза увольнения. Излишне говорить о качестве работы из-под палки. Но стоит отметить, что еще одним результатом становится стремление работать, не сильно напрягаясь, пусть и за маленькую зарплату, а также чрезвычайно низкий уровень предпринимательской активности.

Crazy Russian!

“Сумасшедшие русские!” – восклицают иностранцы. И ничего одобрительного в этом нет. Мы со своей загадочной русской душой и вселенской тоской неадекватны не только как социальные особи, но и как потребители.

Вот что делает русский, заработав немного больше денег, чем обычно? Откладывает их на обеспеченную старость? Вкладывает в акции, чтобы заработать еще больше? Относит врачу, чтобы быть здоровым? Отдает детям на образование? Нет, он берет в долг еще денег и покупает максимально дорогой для себя автомобиль. Или телевизор. Или путевку на Бали в отель “все включено”, в том числе алкоголь. Есть и другой вариант, тоже крайний: деньги просто копятся “на черный день”, лежат на депозитах, где их “подъедает” инфляция. Общее у этих вариантов одно – наше потребительское поведение импульсивно, нерационально и спорадично.

Это давно поняли продавцы. Обратите внимание – у нас даже реклама построена на страхе. Скажите честно, в каком случае вы скорее совершите покупку: если вам скажут, что дадут скидку в 20%, или если припугнут, что уже завтра цена вырастет на 10%? Вот и пугают нас – то будущим подорожанием, то дефицитом, то тем, что “кто не купит, тот лох”. А мы и рады подтверждению своего пессимизма – и покупаем, покупаем… чтобы позже жаловаться на нехватку денег. Нужно ли говорить, что нереально высокая для такой экономики, как наша, потребительская инфляция – это в том числе результат и этой национальной особенности? При всех оговорках, касающихся низкой конкуренции, административных барьеров и проч., нельзя не признать, что “продают так дорого, потому что покупают так дорого”, как заметил один ритейлер.

Сбоку бантик 

Между тем в нормальной рыночной экономике есть сектора, без которых она функционирует с перебоями. Это, к примеру, фондовый рынок. Рынок страховых услуг и негосударственного пенсионного обеспечения. У нас они существуют на положении “сбоку бантик” – вроде бы есть, но назвать эти рынки развитыми язык не повернется. Для их развития необходим достаточно широкий слой граждан, планирующих свое будущее, готовых ради него на некоторые материальные жертвы в течение длительного времени.

Но разве можно отложить на завтра то, что можно было потратить еще вчера, если в наступлении этого завтра есть большие сомнения? Сомнения есть и в отношении самих страховых компаний, пенсионных фондов и акций – большинство граждан твердо уверены, что их там обманут.

В результате экономика лишена отечественных “длинных денег” – да и иностранные инвестиции в таких условиях чаще спекулятивны и убегают при первом крике “Атас!”.

Можно ли с этим как-то бороться? Профессор Инглхарт уверен, что да. “Вам нужна демократия, – считает он. – Когда у человека есть свобода выбора, он чувствует себя хозяином своей судьбы, а это дает надежду на лучшее будущее”. По его мнению, ситуацию можно поменять быстро, за 2–3 года. Вот только как избавиться от пессимистичной мысли, что опять ничего не получится?

Автор – Татьяна Рыбакова

Источник – Московский Комсомолец № 25530. 21.12.2010
http://www.mk.ru/economics/article/2010/12/20/553582-ekonomika-neschastya.html

***

Профессор Рональд Инглхарт: «Решение Медведева о мега-грантах – настоящий шаг по модернизации науки» /
Полит.ру. 17.12.2010
В Санкт-Петербурге дан старт новому проекту по социологии

16 декабря 2010 г. в городе на Неве был дан старт научно-исследовательскому проекту по социологии, который будет осуществляться в рамках программы мега-грантов, объявленных Минобрнауки. Этот грант был единственным проектом, поддержанным Советом по грантам в области социологии, да и вообще социальных наук, все остальные 39 – это программы исследований по физико-математическим и естественным наукам. Проект, на который было выделено 150 млн. рублей, будет осуществляться под руководством научной звезды мировой величины, профессора Мичиганского университета, руководителя World Values Survey Рональда Инглхарта (Ronald Inglehart).

Накануне, 13 декабря 2010 г., Инглхарт выступил с лекцией «Модернизация, счастье и благополучие: Россия в сравнительной перспективе» в Москве, в ГУ–ВШЭ. Как отмечается в репортаже об этом событии, научный руководитель Вышки Евгений Ясинтак охарактеризовал заслуги и достижения профессора Инглхарта: «World Values Survey, с моей точки зрения, стало основой революции в социальных науках, потому что мы получили возможность использовать совершенно иной инструментарий, не только придумывать различного рода философские теории, но и проводить количественный анализ. Этим мы обязаны профессору Инглхарту. Читая его книги и тем более слушая его лекции, можно почерпнуть много ценных мыслей и потом их развивать».

В Санкт-Петербурге на конференцию с участием Р. Инглхарта собрались молодые ученые из России, Беларуси, Украины и Казахстана, которые были отобраны по результатам присланных заявок и резюме. Все они, при условии успешного продвижения, включатся в работу над международным проектом в рамках World Value Survey (анализом политических и социокультурных перемен в разных странах мира, ведущийся уже более 30 лет). Впрочем, проект открыт для участия и других исследователей. В апреле 2011 г. будет опубликован новый call к социологам, обществоведам России и других стран СНГ с приглашением присоединиться к проекту. Судя по насыщенной программе семинара 17–19 декабря, который начался на следующий же день после конференции, в этом проекте «выживут» только сильнейшие ученые (об этом чуть ниже).

В конференции 16 декабря 2010 г. принял активное участие профессор Кристиан Велцель (Christian Welzel) из Леуфанского университета (Leuphana University, Германия), который будет соруководить проектом с зарубежной стороны вместе с Р. Инглхартом, а также исследователи из Гарвардского и Мичиганского университетов (США). С российской стороны доклады делались профессорами и сотрудниками ГУ–ВШЭ и Института социологии РАН (в частности, Леонидом Косалсом, Владимиром Магуном и Эдуардом Понариным). Все выступления и их обсуждения шли на английском языке.

Для работы по мегагранту в ГУ–ВШЭ создана Лаборатория сравнительных социальных исследований. Р. Инглхарт стал ее научным руководителем, именно у него есть право подписи под финансовыми документами по мега-гранту. В свою очередь, социолог Эдуард Понарин, получивший Ph.D. в Мичиганском университете, профессор Санкт-Петербургского филиала ГУ–ВШЭ и Европейского университета в Санкт-Петербурге, является заведующим новой Лаборатории.

Соруководителем проекта с российской стороны будет известный социолог, заместитель директора Санкт-Петербургского филиала ГУ–ВШЭ, профессор Европейского университета в СПб Даниил Александров. В проекте примет активное участие и его научно-учебная Лаборатория «Социологии образования и науки».

В комментарии «Полит.ру» Рональд Инглхарт высоко оценил идею мега-грантов. «Прежде всего, хотел бы отметить, что решение Медведева о мега-грантах по привлечению в Россию ведущих ученых – это реальный шаг по модернизации науки в России. …Если бы я был президентом России, то тоже сделал нечто подобное», – заявил он.

Он также рассказал о том, что многие годы проводит исследования в рамках World Value Survey и искал надежного партнера в России. «У меня были сильные партнеры в разных странах мира, но не в России. Я посоветовался со своими друзьями и коллегами и они мне сказали, что Высшая школа экономики, пожалуй, будет лучшим партнером. Мы начали сотрудничество с Эдуардом Понариным и затем с Даниилом Александровым, обсуждая, как провести исследование в рамках WVS в России. И затем было объявлен этот конкурс [мега-грантов]».

«Честно скажу, что подготовка всех документов к этому конкурсу была очень сложным делом», – тут Р. Иглхарт, казалось, вспомнил всю гору заполненных бумаг, глубоко вздохнул, а потом рассмеялся. – «Даниил и Эдуард сделали большую часть работы. Я работал над первым вариантом проекта, программой исследований, определяя общую концепцию, а они прописали все необходимые детали».

Профессор также пожаловался на то, что правила несколько раз менялись, и им пришлось переписывать один и тот же проект несколько раз. «Раньше я слышал, что с российской бюрократией сложно иметь дело, а теперь я сам знаю, насколько сложно». Он выразил надежду, что в будущем вся бюрократия по проекту не потребует столько сил и такого изменения правил на ходу не случится.

Теперь Р. Инглхарт должен будет в сумме четыре месяца в году проводить в России. «Такой срок – довольно сложный для выполнения, мне придется брать академические отпуска в своем университете в Мичигане. …Но были предложены такие хорошие условия по гранту, что я решил: “Я сделаю это!”. Нам предстоят интересные исследования, в которых я очень заинтересован, со мной работают интересные ученые и появтся новые, и я рад тому, чтобы помочь поднятию социальных наук в России на новый уровень».

Он также высоко оценил профессионализм своего коллеги по проекту социолога и политолога Кристиана Велцеля (Leuphana University, Германия), который также будет часто бывать в России.

Р. Инглхарт отметил, что прочитал заявки от ученых из России, Украины, Беларуси и Казахстана и они показались ему перспективными. «Присланные заявки говорят, что ребята очень талантливы. Мы поможем им составить хорошие индивидуальные программы исследований, подскажем, какую научную литературу стоит прочитать, какие статистические методы и базы данных использовать и т.д.».

«Мы надеемся, что они предложат яркие и новые научные идеи. У нас есть опыт, у них светлые энергичные мозги. Это – замечательная группа людей. Я надеюсь, что у нас получится отличный проект. Если собрать вместе группу блестящих энергичных молодых исследователей и опытных профессионалов, то получится хорошее сочетание».

Он считает, что правительству не стоит вводить слишком жесткие формальные требования к итогам мега-грантов, что «это было бы контрпродуктивным делом». Этими мега-проектами руководят не новички, а ученые высочайшего уровня, которые знают, что делать, и сами заинтересованы в успехе своих проектов.

Какова финальная цель проекта, что Р. Инглхарт мечтал бы увидеть через 2 года? «Я надеюсь, что в конце проекта у нас будет большая группа талантливых молодых социологов в России. Мы также получим более полное понимание, что происходит в России, какие социальные изменения. У меня есть общее понимание этих процессов, т.к. я работаю над этой темой многие годы, мы проводили исследования по всему миру, но, конечно, Россия – уникальная страна, она не повторяет в точности все процессы, которые происходят в других странах. Россия переживает очень сложные времена и надо точно понимать, что происходит, как общество воспринимает перемены, как к ним адаптируется».

«Я не думаю, что Путин будет читать наши отчеты, но наша работа может стать полезным источником информации о том, что нужно сделать, чтобы сделать Россию настоящей страной знаний и что происходит в стране», – сказал он в заключение интервью.

Сегодня, 17 декабря, в питерском филиале ГУ–ВШЭ все ученые, желающие принять участие в проекте, представляли свои индивидуальные проекты, которые в формате открытого семинара оценивались руководителями проекта. Для многих участников новость о том, что им придется рассказывать Р. Инглхарту и его коллегам о своих проектах, стала сюпризом (объявление об этом было сделано Э. Понариным вечером 16 декабря). Молодые ученые сетовали, мол, сказали бы об этом раньше, а теперь всю ночь в Power Point’е придется работать. Но может быть это тоже задача на стрессоустойчивость и на проверку способностей?

Завтра, 18 декабря, участникам семинара предстоит финализировать свои исследовательские вопросы, а руководители проекта попробуют распределить ученых на отдельные команды по научным интересам. В воскресенье продолжится работа над индивидуальными планами исследований на ближайшие месяцы.

Уже к 10 января 2011 г. участники проекта должны будут прислать полные версии своих проектов, которыми они будут заниматься в рамках мега-гранта. К 1 апреля они должны будут отчитаться в том, что сделано. На этом этапе, возможно, проект покинут те, кто не справился с интенсивным темпом работы. В конце апреля в Санкт-Петербурге состоится новая конференция, где пройдет обсуждение прогресса по работе с отдельными проектами. По итогам работы в первой половине года часть научной группы (по замыслу около 10 человек) отправится в летние школы США и Европы.

В конце августа 2011 г. авторы проекта по мега-гранту планируют организовать очередную встречу, на которой будут обсуждаться ход работы над проектами. Кроме того, будет проведена Летняя школа по методологии в Царском селе (Пушкине), где у ГУ–ВШЭ есть хорошее здание. Ожидается, что преподавать там будут ведущие зарубежные профессора. Планируется, что на школу соберутся не только участники проекта из стран СНГ, но и слушатели из Европы.

Затем в декабре 2011 г. пройдет очередная конференция по итогам проектов. В промежутках между встречами в реале, международная команда исследователей будет общаться по e-mail.

Такой интенсивный тренинг и работа в международной команде дает основания надеяться, что к 2012 г. участники проекта подготовят интересные статьи по сравнительным исследованиям для публикации в ведущих мировых научных журналах.

В своих комментариях участники конференции отмечали, что пока есть некоторые проблемы с получением информации о проекте. Кто-то узнал о приглашении прислать заявку на участие в мега-гранте случайно, от европейских коллег. Один петербургский социолог узнал о проекте тоже случайно лишь накануне конференции в Питере. Однако вскоре у проекта появится свой сайт www.lssi.hse.spb.ru, на котором будет помещаться вся информация о ходе работы, приглашения к научному сообществу принять участие в проекте и др. полезные новости.

Автор – Наталия Демина  

Источник – Полит.ру. 17.12.2010
http://www.polit.ru/science/2010/12/17/megagr_sociology.html

***

Россиян убивает собственный пессимизм / УТРО.ru. 15.12.2010

Россия – страна уныния, писала я недавно. Сегодня у меня есть по этому поводу две новости. Как водится, хорошая и плохая. Плохая новость: Россия действительно страна уныния. Причем уникального – такими несчастными при сравнимых условиях жизни не чувствуют себя граждане ни одной другой страны. Это научно доказанный факт: в рамках исследования World Values Survey (WVS, «Всемирное исследование ценностей») на протяжении 30 лет составляется «рейтинг счастья» для 90% населения Земли. Россия в нем болтается в районе Нигерии и Ирака.

Хорошая новость – руководитель этого масштабного исследования, профессор Мичиганского университета Рональд Инглхарт приглашен в Россию для диагностики и лечения этой болезни. Если кратко, российское правительство в рамках проекта по привлечению ученых мирового уровня выделило гранты. Социальным наукам достался единственный – как раз на лабораторию профессора Инглхарта. За что такая честь? Ну, во-первых, он автор теории постматериализма, согласно которой материальные стимулы перестают работать при достижении человеком и общества определенной планки благополучия. Во-вторых, он создал методику измерения социокультурных ценностей, что сделало социальные теории проверяемыми опытным путем. В-третьих, и в самых главных, Инглхарт уверен, что сможет «выписать рецепт».

Понятно, что, приехав на днях в Россию и встретившись с журналистами и учеными, Рональд Инглхарт был достаточно осторожен в оценках. Тем не менее, его выводы еще грустнее, чем я могла себе представить. «Россия – уникальная страна», – утверждает профессор. Правда, эта уникальность не лучшего свойства. Дело в том, что, как показали 30-летние исследования WVS, благополучие страны и уровень счастья ее граждан связаны довольно замысловато. Так, пока страна бедная и люди в ней бедны, рост экономики ведет к увеличению счастливых людей. Но так продолжается недолго. «Уже при уровне, например, Португалии, уровень счастья при росте ВВП не растет или растет медленно», – поясняет социолог. При этом понятно, что в бедных странах счастливых людей меньше, чем в более зажиточных.

Так вот, в России уровень счастья феноменально низок для страны такого экономического уровня. Рядом с нами в рейтинге WVS – разоренный войной Ирак, где каждый день гремят взрывы, и переполненная бандитами Нигерия. Да, на нас так подействовало крушение СССР – в России Инглхарт проводил измерения с 1991 г. каждые пять лет и, по его словам, уровень счастья начал расти лишь в 2006 году. Но дело в том, что впервые это исследование было проведено еще во времена СССР – в далеком 1981 г. в Тамбовской области, взятой за образец среднестатистической российской провинции. И уже тогда уровень счастья наших граждан был на уровне Нигерии, при том что материально жили они несравненно лучше.

Так что в поисках источника нашего пессимизма придется заглядывать еще глубже в историю. Возможно, до времен татаро-монгольского ига, когда выглядеть счастливым означало навлечь на себя несчастья и повышенную дань. Потому что одной из особенностей нашего восприятия собственного счастья является то, что экономист Евгений Ясин назвал «повышенной прибедняемостью». Мы ведь и вправду прибедняемся. Не любим тех, кто хвастается, высовывается, излучает оптимизм. Даже тех, кто все время улыбаемся, не любим. Чего это он? Наверняка неспроста. Или идиот? А любое новшество или чужака встречаем с подозрительностью.

По моим наблюдениям, это начинается буквально с песочницы. Я знаю, что говорю: мой сын во младенчестве побывал в песочницах как российских, так и европейских; есть, что сравнивать. Так вот, при первой встрече российские детишки норовили для начала стукнуть друг друга ведерком, порушить чужой куличик и отнять лопатку. Потом они могли сдружиться на всю жизнь и пройти вместе огонь и воду, но удар ведерком по голове при первой встрече входил в обязательную программу. В европейских песочницах дети для начала вежливо улыбались. Далее они могли вовсе не обращать внимания друг на друга и, проведя в одной песочнице все детство, так и не познакомиться. Но не улыбнуться при встрече даже с незнакомцем было просто немыслимо.

Однако поиск первопричины – это все же интереснее ученому, а не нам, несчастным. Нам бы понять, можно ли что-то с этим сделать. Инглхарт говорит, что можно. Причем, довольно быстро, в два – три года. Правда, предупреждает, что простых рецептов нет. Рост нефтяных цен точно не поможет – мы давно перешагнули грань, после которой не в деньгах счастье. Нам нужны свобода выбора и сокращение неравенства, считает Инглхарт. Но это простой совет и непростой рецепт. Ведь нужны не только свобода политических выборов, но и, например, свобода перемещения – при наших-то дорогах и ценах на билеты, при нашей системе прописки и стоимости жилья. То же самое и с сокращением неравенства: да, неравенство доходов можно уменьшить введением налога на роскошь или сокращением коррупции. Но как быть с неравенством, обусловленным неравномерностью развития территорий? Когда уже за 100 км от Москвы – совершенно другая страна?

Впрочем, по мнению Инглхарта, выбора особого нет. Потому что наш пессимизм нас убивает. Буквально: уже в 1981 г. были зафиксированы и повышение алкоголизма, и рост смертности мужчин. Мы и сейчас жалуемся, пьем и умираем. И если не захотим меняться, профессор Инглхарт выступит в роли патологоанатома, а не доктора.

Автор – Татьяна Соляная

Источник – УТРО.ru. 15.12.2010
http://www.utro.ru/articles/2010/12/15/943946.shtml

***

«Век счастья не видать» / Daily Journal. 15.12.2010

Когда-то старый поляк сказал мне: «Вы, русские, никогда не знали счастья». Вчера, 13 декабря, профессор Мичиганского университета, политолог и социолог с мировым именем Рональд Инглхарт (на фото), подтвердил правоту старого поляка строгими научными доказательствами. И рассказал не только о том, кто виноват, но и – что делать.

Профессор Инглхарт приехал в Россию не случайно. В 2011 году он создаст и в течение трех лет будет возглавлять лабораторию сравнительных социальных исследований на базе Высшей школы экономики в Москве и Санкт-Петербурге. Правительство выделило на это 150 млн рублей в рамках проекта по привлечению ведущих ученых мира в российские вузы. Осенью был проведен конкурс, в котором на 40 грантов претендовали свыше 500 заявок. В области социальных наук победила заявка на создание лаборатории Инглхарта. Немудрено – он 30 лет (с 1981 года) более чем в 80 странах ведет исследование World Values Survey (WVS, «Всемирное исследование ценностей»). И это исследование уже перевернуло социологию. «Теперь социология имеет точный измерительный инструмент, превратившись в эмпирическую науку», – отмечает научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин.

Это предисловие необходимо для того, чтобы понять: утверждения Инглхарта – результаты эксперимента, а выводы его столь же точны, как диагноз опытного врача. И надо признать, диагноз профессор из Мичигана ставит нам страшноватый.

Плохо всегда есть куда

«Россия – уникальная страна, – восторженно произносит Рональд Инглхарт дежурную фразу. – Это самая интересная для исследования страна… Конечно, ни одной стране нельзя пожелать такого интереса – это интерес врача к сложной болезни. В этом смысле Канада, до которой я могу доехать из своего Мичиганского университета на велосипеде, совершенно не интересна – обычная процветающая страна».

Уже грустно, но мало ли на свете далеких от процветания стран? Однако, как объясняет Инглхарт, Россия – единственная даже среди них по глубине несчастливости народа.

В рамках исследования WVS ученые задают респондентам два вопроса: насколько Вы удовлетворены сейчас и насколько удовлетворены жизнью в целом? При этом в каждой стране изучается состояние и динамика материального благополучия людей, а также их социокультурные ценности. На основании данных исследования составляется рейтинг самых счастливых стран. Россия в нем традиционный аутсайдер.

«Первые результаты по России появились с самого начала проекта: в 1981 году мы провели исследование в Тамбовской области, ситуация в которой может считаться типичной для России, тогда еще СССР», – рассказал «J» профессор Инглхарт. И уже тогда русские оказались чересчур несчастливы. «Уровень счастья зависит от доходов, поэтому в богатых странах счастливых людей больше, чем в бедных, – поясняет учёный. – Но тогда в Тамбовской области уровень счастья оказался на уровне Индии и Нигерии, которые явно были намного беднее». Были и косвенные доказательства невероятного пессимизма русских – высокий уровень алкоголизма и уже тогда начавшийся процесс, впоследствии названный экспертами Программы развития ООН «сверхсмертностью мужчин». Это пилотное исследование – важное свидетельство того, что утверждение «раньше было лучше» – ложь или как минимум заблуждение. Лучше не было! Но вот дальше действительно только хуже.

С 1991 года каждые пять лет исследователи собирают данные по России в целом. И в 1991, и в 1996 году уровень счастья в нашей стране продолжал пикировать с ужасающей скоростью. «Эти данные беспрецедентны – подобного падения уровня счастья мы не видели нигде в мире», – с некоторым уважением отметил Инглхарт. Заметим, нигде в мире, включая страны, раздираемые войнами и междоусобицами, страдающие от голода и болезней. Исследование охватывает 90% гражданского общества планеты.

Рост уровня счастья был зафиксирован только в 2006 году, в последнем исследовании по России. «Конечно, это связано с ростом благосостояния граждан, – сказал профессор. – Но даже когда доходы россиян росли быстро, уровень счастья вырос очень незначительно».

Страна неисправимых пессимистов

Причины несчастливости россиян по Инглхарту не отличаются новизной: застой, развал СССР, падение уровня жизни (согласно WVS, даже в 1995 году граждане в посткоммунистических странах были беднее, чем в Латинской Америке), крушение идеалов. «Российские граждане потеряли веру в будущее», – констатировал учёный.

Интересно другое. Сегодня повышение пенсий, пособий, зарплат и даже появление доступного жилья не поможет нам стать счастливее. Во всяком случае, не сильно поможет. На этом постулате, в сущности, базируется теория Рональда Инглхарта о постматериализме. «Повышение уровня благосостояния помогает людям делаться счастливыми только в бедных странах. Если бы речь шла о таких странах, как Нигерия или Индия, я бы советовал их правительствам поднимать экономику. Но уже со стран уровня Португалии с повышением доходов счастье растет медленно или вовсе не растет. Этому есть аналог на индивидуальном уровне: Билл Гейтс вряд ли намного счастливее среднего американца», – объясняет профессор.

А что поможет? Демократия! «Когда у человека есть свобода выбора, в том числе в политике, он чувствует уверенность в том, что может изменить свою жизнь к лучшему. И это делает его счастливее», – утверждает Инглхарт.

Косвенное доказательство нашлось тут же. Ясин заметил, что в России необычно высок «уровень прибедняемости». Да, это может влиять на ответы, которые дают российские граждане. Однако, во-первых, стоит задуматься, откуда берется эта привычка прибедняться. Ответ виден в любимых наших выражениях: «Не высовывайся», «Самый умный, что ли?», «Не гневи судьбу». Главный лейтмотив – страх перед внешней силой, признание фатума. Но это и есть следствие отсутствия свободы выбора на всех уровнях социальной жизни. Кстати, оборотная сторона такой прибедненности – разнузданность, которая появляется в манерах многих российских граждан при переходе «из грязи в князи» и даже при выезде за границу.

Есть и во-вторых. Американцы при встрече улыбаются и на вопрос: «Как дела?» – отвечают: «Отлично!» – вне зависимости от истинного положения дел. В России положено ответить: «Ничего» – с предельно печальным выражением лица. Но американская улыбка – приобретение относительно недавнее. Улыбаться их научил Дейл Карнеги – американский педагог и писатель. Его знаменитая книга «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» была выпущена в 1936 году, когда страна тяжело выползала из Великой депрессии, а впереди маячила неизбежность войны. Стране, куда устремились сотни новых эмигрантов, где бедность провоцировала расовые, национальные и классовые конфликты, он предложил новый способ существования и девиз: «Улыбайтесь». Улыбайтесь, говорите всем, что Вам хорошо, – и у Вас все действительно наладится. Для Америки этот рецепт оказался спасительным.

А что же Россия? Инглхарт пошутил, что теперь является агентом российского правительства, так как получает от него зарплату. Однако вполне серьезно предупредил, что переоценивать влияние его советов не стоит. «Я желаю вам процветания, я не хочу, чтобы страна с таким ядерным потенциалом была загнана в угол и переполнена несчастными людьми», – откровенно признался он в причинах своего приезда в Россию. Безусловно, такому ученому будет интересно наблюдать страну в период выборов, которые снова могут стать выбором пути. Но что именно зафиксирует этот «социальный доктор», как иногда зовут Инглхарта, – смерть пациента или начало выздоровления, зависит только от нас самих.

Автор Татьяна Рыбакова

Источник – Daily Journal. 14.12.2010
http://www.dailyj.ru/articles/2010/12/14/78744.html

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий