Спор о 300 000 000 000 / Известия. 20.12.2010

Страница Ясина

Статью полностью

Алексей Кудрин и Эльвира Набиуллина разошлись в оценках дефицита бюджета

Два главных экономических министерства страны схлестнулись в споре. Министры Алексей Кудрин и Эльвира Набиуллина не могут договориться о размере дефицита бюджета в текущем году. Расхождение составляет почти процент ВВП. Это больше 300 млрд рублей. Премьер-министр Владимир Путин не мог не обратить внимания на такую «неточность». А «Известия» решили выяснить природу споров Минфина и Минэкономразвития и для этого проследили их историю.

В подмосковную резиденцию премьера «Ново-Огарево» Алексей Кудрин приехал отчитываться об исполнении бюджета за 11 месяцев этого года. В папке у него были красивые цифры: доходы субъектов с начала года выросли на 13%, некоторые налоги, сбор которых упал в период кризиса, теперь собираются лучше. Такой отчет, безусловно, порадовал Владимира Путина. Но у премьера уже были другие данные.

– Вы знаете, что прогноз дефицита бюджета у ваших коллег из других ведомств более благоприятный – 3,5–3,8%? – спросил Путин своего подчиненного.

Кудрин ответил не моргнув глазом.

– Думаю, что они ошиблись, – заявил министр. – Мы (Минфин. – «Известия») даже думали, что это будет 5,3%. С учетом поступления доходов это ближе к 5%, но с учетом того, что министерства и ведомства дадут экономию или не используют все средства, мы оцениваем примерно на 180 млрд рублей от суммарного. Эти все меры дают оценку 4,3%.

Противостояние главного казначея страны с экономистами-либералами из Минэкономразвития – давно ни для кого не новость. Еще во времена, когда кресло премьера занимал нынешний глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков, Кудрин, не найдя взаимопонимания с экс-главой Минэкономразвития Германом Грефом, публично вступил в спор со своим шефом. Доказывал, что снижать НДС не надо.

Когда Германа Грефа сменила Эльвира Набиуллина, многие говорили о том, что споров больше не будет. Слишком уж близки позиции Кудрина и Набиуллиной. Но вскоре конфликты возобновились. И по поводу налогов, и по другим вопросам. Разные взгляды на параметры бюджета каждый год становятся камнем преткновения, и договориться удается, как правило, в самый последний момент.

Недавно министерства схлестнулись с новой силой при подготовке масштабного плана приватизации. Вариантов «на продажу», разумеется, получилось два, их сводили за закрытыми дверями чуть ли не в рабочем кабинете премьера. В результате из списка исчезла сначала «Транснефть» и «Зарубежнефть», приватизацию «Связьинвеста» пока отодвинули на три года.

Новый повод для творческой дискуссии двух министерств дал президент Дмитрий Медведев. В своем послании Федеральному собранию глава государства пообещал временные послабления малому бизнесу в части уплаты повышенных социальных взносов. Минфин при поддержке Минздрава сразу выступил за ограничение этих льгот, Минэкономразвития, наоборот, за максимальное расширение. Но тут Эльвира Набиуллина проиграла. Льготы получат только те компании, которые работают по «упрощенке».

А вот чья оценка дефицита бюджета верна – будет ясно уже совсем скоро. Видимо, на это и намекал Владимир Путин, когда задал своему подчиненному последний вопрос:

– Алексей Леонидович, кто вас назвал лучшим министром финансов в мире?

– Журнал Euromoney.

– Это оценило экспертное сообщество за год. Давайте посмотрим по результатам вашей дискуссии с коллегами: кто у нас лучше – Министерство финансов или Министерство экономического развития. Кто точнее считает.

Этими словами Владимир Путин точно и тонко обозначил саму природу споров Минфина и Минэкономразвития. Дело в том, что у них принципиально разные задачи. Эльвира Набиуллина всеми способами стремится подтолкнуть развитие бизнеса, а значит, и всей экономики. Для этого государство должно тратить деньги. Алексей Кудрин заботится о сборе налогов и не допускает разбазаривания государственных денег. Его задачи противоположны. В их спорах как раз и рождается истина. Так что если конфликтов не будет, то это будет означать, что Кудрин и Набиуллина плохо работают.

КАК ВАМ ЭТО?

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики

Министерство экономического развития ориентировано на развитие. Оно хочет добиваться сдвигов. У Минфина другие задачи: финансовая стабильность, низкая инфляция, сокращение расходов. То есть функции совершенно разные. У каждого министерства есть свои доводы, и в результате в споре рождается истина.

Но сейчас, на мой взгляд, время для развития не очень благоприятное. Деловая активность низкая из-за высокой коррупции. А на государственных инвестициях, но без бизнеса в рыночной экономике далеко не уедешь. Кудрин более реалистично оценивает ситуацию. К тому же он опасается еще большего увеличения социальных расходов перед выборами. У нас и так уже резко повышены пенсии, хотя никаких институциональных изменений не произошло. Это очень опасно и может закончиться тем, что придется печатать деньги для того, чтобы выплачивать пенсии. Поэтому проблемы нужно решать уже сегодня.

Алексей Голубович, председатель совета директоров «Арбат капитал менеджмент»

Разногласия в оценках можно объяснить разной методикой расчета в ведомствах. Минфин основывается на данных по фактически поступившим деньгам, а Минэкономразвития – по ожидаемым налоговым поступлениям. По-разному оценивают и цену на нефть. Министерство финансов традиционно закладывает цену ниже, чем прогнозируют банки и аналитики финансовых рынков. И это правильно, потому что если вдруг денег в бюджете на что-то не хватит, то Минфин окажется виноват, потому что был излишне оптимистичен. Если ошибется Минэкономразвития, это не будет таким проколом. Так что оценкам Минфина я бы доверял больше.

Авторы: Анастасия Савиных, Александра Пономарева

Источник – Известия. 20.12.2010
http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3149699/

Источник:

Известия. 20.12.2010  
http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3149699/

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий