Увы, в России оказалось больше консерваторов и революционеров, чем либералов / Ответ Евгения Ясина на вопрос слушателя к передаче «Тектонический сдвиг» «Консерваторы и революционеры: развитие России после «великих реформ»»

Страница Ясина

Вопрос к передаче:

tomichka
15.11.2010 | 13:51
преподаватель, Томск, Россия
Здравствуйте, уважаемый Евгений Григорьевич. Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу следующего тезиса. Получается, что консерваторы в принципе не способны провести реформы, способные спасти общество от скатывания в революционную пропасть – что Александр II, что С.Ю. Витте и П.А. Столыпин. Получается, что до тех пор, пока общество не «дорастет» до либерального самосознания бессмысленны любые попытки консерваторов провозглашать и проводить реформы, все равно получится «шаг вперед, два шага назад» и будет еще хуже? Неужели мы обречены на топтание на месте, на смену застоев на кризисы и революции? Консерваторы и революционеры – неизбежный тандем?

 

Консерваторы действительно не в состоянии проводить реформы. Просто потому, что иначе они бы не были консерваторами.

Обычно реформы проводят либералы. И в правительстве Александра II либералы проводили реформы – крестьянскую, судебную, земскую, потом военную реформу. Итак, практически все реформы в основе своей были выстроены либералами. Потом их немного корректировали консерваторы в сторону ухудшения – чтобы сделать их менее радикальными и более приемлемыми для правящего класса, для дворянства и т.д. и т.п. поэтому можно сказать, что в этом смысле автор данного вопроса права.

Теперь что касается Витте и Столыпина. Они не были консерваторами. Хотя это такое глубокое убеждение. Витте не был, правда, и либералом, в буквальном смысле этого слова, но он был человеком, по существу настроенным либерально. Он был приверженцем монархического строя. Но не он один. Тогда это была норма.

Давайте посмотрим на то, что он делал. Что он сделал и что принесло определенные положительные изменения России.

Во-первых, он добился того, что в России появился крепкий рубль, основанный на золотом стандарте, и российская валюта, за которую когда-то в Европе норовили дать по морде (потому что она всё время теряла цену в следствие того, что российское правительство печатало много денег), стала прочной валютой, которую все уважали. Длилось это, кстати, довольно долго, и ситуация изменилась практически только во время Первой Мировой войны.

Второе его достижение – Витте очень многое сделал для развития российской промышленности. И самое главное – для сети железных дорог. Собственно, железнодорожное строительство в значительной степени питало развитие промышленности, потому что производство стали, чугуна и всех прочих ресурсов росло очень быстро именно в силу заказов железных дорог.

Его упрекают в том, что он основывался на привлекаемых в долг средствах, что он вёл строительство железных дорог от имени государства. И это была государственная собственность, но всё-таки подряды доставались частному бизнесу. Вопрос относительно того, кому должны принадлежать железные дороги, так и не был никогда решен до конца.

Это, я думаю, в каком-то смысле соответствовало российским традициям, но считать это основанием для того, чтобы отнести его к консерваторам, я не могу. Потому что он поступал в данном случае, идя навстречу прогрессу, он способствовал изменению облику России. Какие тут к нему претензии могут быть? Никаких! Только спасибо!

Кроме того, третьим достижением Витте можно назвать то, что он является автором манифеста 17-го октября – практически первой российской Конституции. Он выступал перед царём ходатаем по делам крестьян, настаивал на проведении аграрной реформы. Многие считают, что именно Витте был автором основных идей аграрной реформы и считал её исключительно важным делом. Это совершенно точно. И это определенно было дело довольно либеральное, потому что оно было связано с улучшением платежеспособности и самостоятельности, независимости крестьян. Витте обращал внимание на то, что никогда российское государство не будет сильным, если будут бедны и забиты представители крестьянского сословия.

Он чрезвычайно прогрессивный, очень сильный политик. Другое дело, что его полномочия были ограничены. Он не очень нравился царю. И тот, в конце концов, отправил его в отставку, но тем не менее и Александр III и Николай II дали ему возможность делать эти все важные для России дела.

В общем, Витте остался «человеком успеха».

Я уж не говорю о том, что он заключил Портсмутский мир с Японией, избавив Россию от этой унизительной войны. Поэтому я не могу сказать, что он неудачник. А уж тем более консерватор.

Столыпин в стане российских революционеров – не скажу либералов – считался консерватором и вообще «вешателем», потому что он был назначен премьер-министром сразу после революции 1905-го года и должен был принимать меры к наведению спокойствия в стране. Но он сам никаких приговоров не выносил. Зато веревкам было присвоено (на)звание «столыпинских галстуков» – это было, в общем, политическое преувеличение, которое можно было, в общем, понять.

Иногда и либеральные деятели предпринимают такие действия, которые потом вызывают нарекания.

Самое главное дело его жизни – это, конечно же, аграрная реформа. Витте его не любил, потому что не он сам делал аграрную реформу, а Столыпин.

По этой же причине, скажем, Явлинский не любил Гайдара, потому что Гайдар делал реформы, а не Явлинский. Хотя такую же славу мог получить Явлинский, если бы пришлось ему самому проводить эти реформы.

Но Столыпин делал реформу, которая по сути своей была либеральной. Т.е. она, может быть, казалась консервативной. Но такие меры, которые были связаны с выходом крестьян из общины, освобождением их от круговой поруки, предоставление им земли в Сибири и т.д. и т.п. – всё это, разумеется, не под каким видом нельзя считать консервативными мерами. Это были меры, с экономической точки зрения, исключительно либеральные, потому что они давали людям возможность получить землю, обрабатывать её, быть независимыми. Зарождались основы нового уклада жизни, так можно сказать.

Однако жизнь свою Столыпин закончил неудачно, как известно, его убили. Последние годы его не любил царь, но царь кроме своей жены и детей, по-моему, вообще мало кого любил. Но в умах российского общества Столыпин остается великим реформатором.

И на самом деле он многое успел сделать. А если бы царь не вступил в Первую мировую войну, если бы он не решил, что Россия не может жить без проливов, без того, чтобы не захватить Константинополь, тогда ситуация разворачивалась бы совсем по-другому.

Лев Троцкий потом говорил о Столыпине, что если не было бы войны ещё несколько лет и Россия не воевала бы, то тогда в ней никогда бы не было пролетарской революции. Потому что Столыпин довел бы свое дело до конца, и даже без него реформа продолжалась бы, и тогда революция в России стала бы невозможной.

Но тогда получается, что как раз Столыпин давал решение важнейшей проблемы России – аграрной проблемы, которое было и не консервативным, и не революционным, т.е. он как бы снимал это противоречие, эту остроту конфликта и тем самым создавал условия для развития России.

То обстоятельство, что события повернулись иначе – это не его вина.

Так, увы, оказалось, что здесь, России, больше консерваторов и революционеров, чем либералов.

Хотя лично я считаю Столыпина либералом, по крайней мере, в экономическом плане.

Евгений Ясин

 

В вопросах сохранены авторские лексика, орфография и пунктуация.

Обсуждение темы на радио «Эхо Москы»
http://www.echo.msk.ru/blog/yasin/727743-echo/

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий