Вся надежда на бедствия / Финанс. 08.06.2010

Страница Ясина

Статья полностью

Результаты «Программы Грефа» оказались так себе в отсутствие реформы власти, судебной и правоохранительной систем. Но демографический кризис заставит вернуться на реформаторский курс.

На минувшей неделе глава Сбербанка Герман Греф, министр финансов Алексей Кудрин а также многие их соратники из числа известных в стране экономистов и просто рядовые сотрудники нескольких известных экономических центров праздновали значимую для них дату – десятилетие начала реализации стратегии развития России до 2010 года. Авторы привыкли назвать ее «стратегией двадцать–десять», а пресса окрестила «Программой Грефа». По сути, это была предвыборная экономическая программа Владимира Путина, который в начале XXI века покровительствовал либеральным экономистам – и поэтому стратегию для него написал в ЦСР, опираясь на разработки ИЭПП. К юбилею программы реформ была проведена конференция «Стратегия–2010: итоги реализации и новые вызовы».

Открывавший конференцию Герман Греф был в приподнятом настроении, рассказывал о «теплых чувствах», которые испытывает к своим соратникам, а главное выражал твердую уверенность, что программа удалась. «Надо обладать фантастическим воображением, чтобы ассоциировать данную программу с неудачей», – уверенно заявил глава Сбербанка. Правда, по признанию бывшего министра-реформатора, «ключевых результатов удалось достичь только на треть». И вообще, по словам Германа Грефа, «Стратегия–2010, как и многие инициативы такого рода, являются «незаконченным бизнесом». Однако бывший глава Минэкономразвития уверен, что «незаконченность реформ не является проблемой или бедой», главное – создан «ясный вектор» и «интеллектуальный задел». Завершая свою вступительную речь, Герман Греф поздравил присутствующих «с первой отчасти успешной стратегией реформ».

Однако далеко не все разделяли оптимизм экс-главы МЭРТ. В высказываниях многих его единомышленников и бывших коллег повторялась одна и та же мысль: за прошедшие 10 лет в России сложилась такая политико-правовая обстановка, что многие из реализованных в рамках «Стратегии–2010» мер – таких, как реформа РАО ЕЭС, снижение налогов, принятие налогового, бюджетного и таможенного кодексов – уже не имеют значение, или, по крайней мере, не могут дать ожидавшихся от них плодов.

Очень резко об этом сказал Андрей Шаронов – когда-то заместитель Германа Грефа в МЭРТе, а ныне управляющий директор компании «Тройка Диалог»: «Ценность созданных экономических институтов девальвировалась без институтов судебной системы, защиты личности, гражданского общества. Без них все остальные меры девальвируются до нуля». «Не реформировав правоохранительные органы, мы не изменили инвестиционного климата, а значит, и по другим разделам – меры вроде приняты, а результатов нет», – грустно вторил ему Олег Фомичев, директор департамента стратегического управления и бюджетирования Минэкономразвития.

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, сразу предупредивший, что собирается испортить собравшимся праздничное настроение, иронизировал: «Кроме работы по проведению реформ эти 10 лет шла и другая работа – прямо наоборот». И результаты у этой работы как раз есть: «Силовые структуры, видимо, получили возможность действовать бесконтрольно и безнаказанно». В итоге «мы имеем ситуацию, которую называют «ментовское государство». «Что, это было частью программы? А выполнено!» – прокомментировал профессор.

Одна из проблем реформаторов, по мнению выступавших, заключалась в том, что они слишком большое внимание уделяли написанию концепций и законов, но мало смотрели на их выполнение. Между тем, самые лучшие законы, по словам Андрея Шаронова, портит «грубое, архаичное, часто незаконное правоприменение». В этих условиях, трата сил на оттачивание текстов законопроектов напоминает, по его мнению, «попытку тщательно вымыть руки и надеть бахилы перед тем, как войти в сельскую скотобойню, где кишат крысы и микробы». С этим был согласен и Евгений Ясин, по мнению которого, «каждый раз, как только дело доходило до выполнения, деятельность правительства натыкалась на барьеры». «Законы приняты, а дальше не наше дело. А чье?» – иронизировал научный руководитель ВШЭ.

Многие из выступавших отмечали, что фактически реализация «Стратегии–2010» закончилась уже в 2003 году. Как сказал директор департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития Андрей Шаров, говоря о внедрении системы «управления по результату», «вы не поверите, но с 2003 года ничего не сделано в этом направлении». Наконец и сам Герман Греф упомянул про «важные проблемные точки». По словам главы Сбербанка, «ключевой неудачей» стратегии стало то, что вообще не дошли руки до реформы власти и реформы образования. Причем, образование министра-реформатора интересует именно потому, что оно формирует элиту, а то получается «как в прошлый раз»: «далеко не всегда первые лица министерств были согласны с тем, что им предстояло реализовывать». «Если вернуться в 2000 год, я бы во главу угла поставил реформу власти и реформу образования» – сказал Герман Греф. А поскольку он этого не сделал, то у политического руководства страны, по мере роста цен на нефть, было все больше соблазна отклоняться от программы реформ – в результате «накапливается критическая масса отклонений, которая определяет новую неконкурентоспособность». «Раз не созданы институты, проще принимать административные решения по целым отраслям», – признал присутствовавший на конференции министр финансов Алексей Кудрин.

Что же может вернуть руководство страны на реформаторский курс? Только какие-нибудь бедствия. «Ближайшие годы, я чувствую, не будут очень сытыми, так что шанс у реформ большой», – выказал одновременно и пессимизм, и оптимизм Герман Греф. Разумеется, под бедствиями все понимают прежде всего падение цен на нефть, но, как объяснил член Совета Федерации Александр Починок, демографический кризис может оказаться для России хуже всякого нефтяного. Экономический рост нулевых происходил в условиях исключительно благоприятной демографической ситуации, а теперь количество работников резко упадет, Россия не сможет содержать ни армию, ни правоохранительные органы, и не по финансовым причинам, а из-за «безлюдья». Соотношение работников пенсионеров достигнет уровня 1:1, а вузы тем временем продолжают готовить никому не нужных экономистов и юристов.

В общем, надежда на бедствия есть. И результатом их станет то, что придется опять выполнять «Стратегию–2010». «Эта программа очень хорошая и очень актуальная. Когда меня спрашивают, что делать дальше, я отвечаю, – возьмите программу Грефа» – сказал Евгений Ясин. «Программу–2010» рано или поздно будет реализована – это объективный процесс», – выразил уверенность ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау. Олег Фомичев напомнил, что главной целью Стратегии–2010 была модернизация. «Модернизацию мы опять недавно получили на повестку дня, тем самым замкнув десятилетний цикл», – весело заметил чиновник.

Общей идеей конференции могла бы стать шутка, произнесенная Алексеем Кудриным: «У России ужасное прошлое и великое будущее. И так будет всегда».

Источник – Финанс. 08.06.2010 
http://www.finansmag.ru/articles/74113

Источник:

Финанс. 08.06.2010  
http://www.finansmag.ru/articles/74113

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий