Без честных вопросов мы не переживем «демократуру»

Авторские проекты, Демократическое вопрошание

Во французском языке есть слово, которое на русский можно перевести как «демократура». Это означает некоторую карикатуру на демократию, которая сводится к каким-то ритуальным вещам, например, выборам, пусть и свободным, и даже справедливым. В связи с этим обратим внимание на достаточно распространенную точку зрения о том, что после выборов якобы все решения представителей власти будут легитимными по определению. Однако, французский академик и теоретик демократии Пьер Розанваллон ставит под сомнение этот тезис и настаивает на том, что власть должна постоянно подтверждать свою легитимность[1]. Одним из таких подтверждений, на мой взгляд, является возможность задавать политикам вопросы.

Сначала приведу свой пример, казалось бы, далекий от политики. Я учился в аспирантуре и решил увидеть своими глазами как проходит защита диссертаций. Ознакомившись с авторефертатом и подготовив свои вопросы, я пришел на защиту, и мне вдруг дают записочку с вопросом, который я должен задать диссертанту. Я решил, что такие тут правила игры, и задал этот вопрос, на который, конечно же, у  диссертанта уже был заготовлен умный ответ. К сожалению, задать собственный вопрос мне не дали и я ушел разочарованный. А как же чувствуют себя журналисты, которые по долгу профессии должны задавать острые вопросы, а им заранее их вручают?

Недавно издание «Проект» опубликовало расследование так называемого «кремлевского пула журналистов», которые ездят за Президентом России и освещают его деятельность и приглашаются на его пресс-конференции. Так вот, в расследовании говорится о том, что вопросы для журналистов готовят в Администрации Президента, а за несогласованные вопросы отказывают в аккредитации. В результате репортажи с этих событий превратились в то, что  не интересно ни журналистам, ни Президенту. А каково же тогда нам, зрителям и читателям?

Еще пример, показывающий отношение чиновников к вопросам. Как пишет в конце декабря «Новая газета»: «Глава Совета по правам человека при президенте Валерий Фадеев отчитал члена СПЧ журналистку RT Екатерину Винокурову из-за вопроса про Беслан, который она задала президенту Владимиру Путину».

Социолог Денис Волков из «Левада-центра» обратил мое внимание на то, что проблема с формулированием честных вопросов есть не только у журналистов, но даже у социологов в различных недемократических странах. Так, например, исследователи из  Pew Research выявили, что препятствием для социологов является не только неумение, но и избегание формулировать неудобные «политические» вопросы! «Возможность проведения опросов в разных странах зависит от наличия независимых профессиональных центров изучения общественного мнения, которые могут работать в стране и формулировать вопросы, а не особенности режимов и какой-то там неведомый страх респондентов. Первыми начинают бояться социологи, отказываясь задавать «неудобные», «политические» вопросы, а совсем не большинство населения. И вот когда таких социологов не осталось, когда уже никто не смеет формулировать вопросы без оглядки на государство, вот тогда социология и заканчивается» – пишет в своем посте Денис Волков.

Однако есть и хорошие примеры. На выборах Президента Украины в 2019 году получил широкое распространение флешмоб, когда граждане записывали и выкладывали видеоролики со своими вопросами к кандидатам, а не с пронафталининными наказами.

В России примером демократического вопрошания являются интервью Юрия Дудя. Несмотря на то, что пока у него нет доступа к политикам первого эшелона, он задает хороший стандарт постановки вопросов, которые, во-первых, не согласовываются заранее с интервьюером, во-вторых, самостоятельны, в-третьих, направлены на темные места, вызывающие публичный интерес.

Когда спикеры приходят на ток-шоу популярной американской телеведущей Уинфри Опра, то она им задает вопрос «Чем вы руководствуетесь в жизни?». А далее ее вопросы будут следовать из полученных ответов, что является живым разговором, а не заготовленной постановкой[2].

У немецкого мыслителя Юргена Хабермаса есть следующая идея: «Государство есть “общественная власть”. Своим признаком общественности оно обязано задаче заботиться об общественном, общем благе всех граждан (Rechtsgenossen)»[3].

Одна из форм реализации нашей общественной власти является право задавать политикам вопросы, которые, конечно же, должны быть по делу и к месту. Если мы научимся это делать, то так же, как мы пережили советский строй, мы переживем и «демократуру».

Хороших нам вопросов в Новом году!

[1] Розанваллон П. Демократическая легитимность. Беспристратность, рефлексивность, близость. М.: Моск. шк. гражд. просвещения, 2015. – 304 с.

[2] Грегерсен Х. Вопросы – это ответы. Как искать прорывные идеи и решать сложные проблемы на работе и в жизни. М.: Манн, Иванов, Фербер, 2019.

[3] Алхасов А.Я. От критической теории к теории коммуникативного действия. Эволюция взглядов Юргена Хабермаса. Ульяновск: Ульяновский гос. ун-тет, 2001. С.15.

Поделиться ссылкой:
0