Последствия демографических перемен в Азербайджане

Авторские проекты, Демографический взгляд

Шукюров Абы, стажер – исследователь научно – учебной лаборатории социально – демографической политики НИУ ВШЭ

В рамках рубрики «Демографический взгляд» мы планируем серию статей и интервью с экспертами-демографами о демографическом развитии стран постсоветского пространства. В данной серии мы постараемся выяснить особенности демографической модернизации постсоветских стран, её основные индикаторы и последствия демографических перемен. Фокус внимания может быть разный: общее демографическое развитие, рождаемость, смертность, миграция и брачность.

Первый наш материал посвящен последствиям демографических перемен в Азербайджане, тому, как в нём смешиваются модернизационные и традиционные практики.

Последствия демографических перемен в Азербайджане

Истории известна разная реакция власти на демографические перемены. В Китае, Иране и Индонезии, где государство было не в состоянии справиться с бурным ростом населения, инициировались широкомасштабные реформы в сфере планирования семьи и репродуктивного здоровья, призванные остановить этот рост. Сегодня похожей проблемой озабочено египетское руководство: «Мы хотим стимулировать семьи с 4 людьми (мама, папа и два ребенка)», «Государство не готово оказывать помощь, превышающую его возможности», – заявляют египетские чиновники на самом высоком уровне. Иной подход присутствует в странах, где население сталкивается с депопуляцией – например, в России, где государство стимулирует рождаемость первых и вторых детей материнским капиталом.

Демографическая ситуация в Азербайджане на сегодняшний день отличается от вышеперечисленных примеров. По данным ООН, население Азербайджана будет продолжать расти: к середине 2040-х годов население Азербайджана составит 11 миллионов человек, то есть увеличится на миллион по сравнению с 2020 годом. За 50 лет население Азербайджана увеличилось втрое (к середине 1950-х – 2,92 миллиона человека, к середине 2010-х – 9,03 миллиона). В Азербайджане наблюдается естественный прирост населения в отличие от его закавказских соседей: Армения и Грузия завершили демографический переход и вступили в фазу «депопуляции» во второй половине 1990-х годов, а Азербайджан до сих пор переживает последствия «демографического взрыва».

Азербайджанское руководство осознает рост численности населения, и этот рост населения воспринимается как благо для азербайджанского народа: так, президент Азербайджана Ильхам Алиев не раз отмечал, что создание рабочих мест всегда должно опережать демографическое развитие в стране. Заслуги в росте численности населения приписываются руководству Азербайджана, которое, по заверениям СМИ, улучшило социально-экономическую ситуацию в Республике, вследствие чего улучшилась и демографическая ситуация. Но подобная риторика может быть верной лишь отчасти. Азербайджан, как и все страны в мире, испытывает демографический переход: низкая смертность, благоприятная для роста населения возрастная структура и рождаемость на порядок выше многих постсоветских стран обеспечили естественный прирост населения в Азербайджане в период демографического взрыва.

В условиях снижения рождаемости в Азербайджане появляются предложения стимулировать рождаемость. Например, на заседании Милли Меджлиса Азербайджана некоторые депутаты предложили увеличить пособия на новорожденного: одни уже сейчас рекомендуют обратить внимание на практику выдачи материнского капитала в России, другие подходят к проблеме иначе и акцентируют внимание на снижении третьих и четвертых рождений, материальное стимулирование которых способно решить проблему снижающейся рождаемости. Но с этой позицией не согласны в министерстве труда, где отмечают стабильный рост численности населения, что автоматически делает ненужным широкие меры по стимулированию рождаемости. Государство не предпринимает никаких мер по стимулированию рождаемости, так как перед страной не стоит сегодня проблема «депопуляции».

Демографический переход в Азербайджане привнес небывалые изменения в жизнь людей и сделал процесс демографического воспроизводства более экономным и рациональным: отпала необходимость компенсировать высокую смертность высокой рождаемостью. Коэффициент суммарной рождаемости в Азербайджане сегодня на уровне 1,9 (что ниже уровня простого воспроизводства). Сегодня количество рожденных детей контролируется родителями, и в случае, если беременность нежелательна в силу тех или иных причин, она может быть прекращена посредством аборта. Такая ситуация считалась бы немыслимой в условиях всеобщего социального неодобрения абортов, имевшего место в конце 19-го и начале 20-го веков.

Но подобная форма демографической модернизации в Азербайджане входит в противоречие с традиционными практиками. Согласно концепции «второго демографического перехода» важным условием для модернизации западного общества во 2-ой половине 20 века была контрацептивная революция, открывшая альтернативы для контроля рождаемости и перестройки жизненного пути семьи. В Азербайджане эта альтернатива не получила распространения, при этом общая потребность женщин в ограничении рождаемости сделала популярной другую практику – искусственные аборты. Распространенность искусственных абортов, доступность анализов УЗИ по определению пола ребенка вкупе с передающимся из поколения в поколение традиционалистским отношением к наличию сына в семье («он продолжатель рода, кормилец семьи, который будет в старости обеспечивать родителей») сделало проблемным полем азербайджанской демографии селективные аборты. Азербайджан – один из мировых лидеров по уровню селективных абортов.

Азербайджанское общество обеспокоено сложившимся положением. Примечательно, что это беспокойство связано с возможной нехваткой невест в Азербайджане: население боится, что не каждый жених сможет найти себе невесту. В азербайджанских селах ведется пропаганда рождения девочек, а в январе 2019 года законопроект «О защите репродуктивного здоровья граждан» было предложено вынести на весеннюю сессию парламента Азербайджана. Правда, следует добавить, что он уже не раз разрабатывался и предлагался в парламенте (средства массовой информации писали о нем с 2007 года), однако закон всегда отклонялся, поскольку он вызывает негативное отношение со стороны многих депутатов и воспринимается как вклад в разрушение ценностей азербайджанской семьи.

Развернутая широкомасштабная просвещенческая программа с привлечением представителей профессионального сообщества, выезжающих в азербайджанские города и села и объясняющих местным жителям нежелательность селективных абортов, удивительным образом игнорирует недоступность для населения современных методов контрацепции. Вместо этого звучат предложения следующего характера: начиная с запрета анализов УЗИ по определению пола ребенка на сроках, когда аборт разрешен, и заканчивая материальным стимулированием рождения девочек. Первое предложение, как показывает практика, может привести к увеличению подпольных анализов УЗИ по определению пола ребенка, а второе предложение может попросту игнорироваться населением. В этих условиях наиболее эффективными методами, которые могут помочь с решением проблемы, являются – просвещение населения и распространение методов современной контрацепции, которое позволит более эффективно регулировать нежелательные рождения. Ведь в условиях, когда аборт широко используется как метод контроля рождаемости, решение о селективном аборте может быть более вероятным.

Другая проблема, с которой государство пытается бороться, – это проблема ранних браков. Ранние браки запрещены азербайджанским законодательством, и за них предусмотрена административная ответственность, но население продолжает вступать в них: как правило, речь идет о религиозных союзах, которые не фиксируются в ЗАГС. Государство предлагает привлекать к административной ответственности муллу, который заключил подобный союз между людьми младше 17 лет.

Демография служит одним из орудий Азербайджана в условиях армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха: неустанно звучат речи о том, что рост населения Азербайджана делает его сильнее, в то время как в соседней Армении население убывает, и люди бегут из страны. Такие пропагандистские ходы работают на публику, но у этой пропаганды есть и другая сторона – демографическая безграмотность. Устойчивые идеологические штампы не вносят ясности в ситуацию, в них не анализируется структура демографических процессов; соответственно, они значительно упрощают ситуацию. Если мы посмотрим на прогнозы ООН, станет ясно, что Азербайджану не избежать фазы депопуляции к середине 21-го века, о которой сегодня СМИ, как и государство, предпочитают не говорить. И за этой ситуацией будет стоять не плохая политика, не испорченность людей, а изменение демографической структуры Азербайджана.

Государство может влиять на демографические процессы, но вопрос лишь в том, на какие и в какой мере: безусловно, для решения проблем смертности стоит развивать здравоохранение, улучшать санитарно-гигиенические условия, строить безопасные дороги и удобные дома. Всё это не раз помогало людям достигать небывалых успехов в «борьбе со смертностью», о чем, например, писал демограф и эпидемиолог, автор концепции «эпидемиологического перехода» Абдель Омран. Азербайджанское руководство осознает несколько наиболее острых проблем азербайджанской демографии: высокую младенческую и детскую смертность, материнскую смертность и селективные аборты. Но сегодня азербайджанская демографическая политика ориентирована на поддержание текущего демографического роста, а основные демографические запросы населения, связанные с широкомасштабным внедрением практики планирования семьи, до сих пор не реализованы.

 

Список литературы:

  1. Андерсон, Б. (2014). Прогнозирование низкой рождаемости: размышления по поводу правдоподобия и применения гипотез. (перевод с английского) // Демографическое обозрение, 1(1), 57-105.

  2. Вишневский А Г. Демографическая революция. М.: Статистика, 1976. – 240 с.

  3. Вишневский А.Г. Демографическая революция меняет репродуктивную стратегию вида Homo sapiens // Демографическое обозрение. 2014, №1. С. 6-33.

  4. Демографическое развитие постсоветского пространства: сб. статей и аналитических материалов / под ред. М. Б. Денисенко, Р. В. Дмитриева, В. В. Елизарова. — М: Экономический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2018. — 368 с. («Демографические исследования», вып. 27).

  5. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. – 464 с.

  6. Карашарли А. Бытовые очерки азербайджанской деревни. I. Сел. Агджабеды — Хальфараддин, Агдамского уезда // ИООИА, N 6. Баку, 1928.

  7. Мамедов К. В. Население Азербайджанской ССР за 60 лет. Азербайджанское государственное издательство, 1982 г., с. 112

  8. Мамедова М.Г., Рагимова З.Р. Современные особенности брачно-семейного состояния населения Азербайджана. Политика народонаселения: настоящее и будущее. // Четвертые Валентеевские чтения. Сборник докладов. Книга 2 / Ред. В.В. Елизаров, В.Н. Архангельский. М., МАКС Пресс, 2005, с. 55-60

  9. Омран , А. Р. Теория эпидемиологического перехода: взгляд 30 лет спустя. (перевод с английского) // Демографическое обозрение, 6(1), 2019 г., с. 177-216.

  10. Эфендиев Р., Асадов Н. Важнейшие аспекты демографического развития в Азербайджане за 25 лет независимости республики // Економiка та держава, 2017, №6. С. 51-58.

  11. Avdeev A. Population Situation Analysis: Beyond the Demographic Transition in Azerbaijan // UNFPA/UNFD, 2015, 180 p.

  12. . David S. Reher. Economic and social implications of the demographic transition // Ronald D. Lee and David S. Reher, eds. Demographic Transition and Its Consequences. A supplement to Vol. 37 (2011) of Population and Development Review: p.16.

  13. Demographic Indicators of Azerbaijan. State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan / Statistical publication, 2018, 496 p.

  14. Ilknur Yüksel-Kaptanoğlu., Mehmet Ali Eryurt., Ismet Koç., Alanur Çavlin. Mechanisms behind the Skewed Sex Ratio at Birth in Azerbaijan: Qualitative and Quantitative Analyses / UNFPA, 2014. P – 78

  15. Lesthaeghe R. The second demographic transition: A concise overview of its development // Proceedings of the National Academy of Sciences. 111 (51), 2014, pp. 18112-18115

  16. Richard H. Rowland (2004) National and Regional Population Trends in Azerbaijan, Eurasian Geography and Economics, 45:4, 285-315

  17. Yagut Nadir Aliyeva., Sevinj Nadir Aliyeva., Mykola Zhurba. Dichotomy of Family Relations of Azerbaijani Society in the Process of Globalization / SocioEconomic Challenges, Volume 1, Issue 4, 2017, pp. 104 – 116

Поделиться ссылкой:
0