Алексей Макаркин. Назначения: Нетехнический премьер

Листая прессу

На первый взгляд, Владимир Путин совершил кадровый маневр, аналогичный тому, который был предпринят им же в 2004 г. Неожиданно увольняется в отставку правительство, а новым премьером становится человек, мало известный в широких кругах. На самом деле, если Михаил Фрадков действительно до конца своего руководства правительством оставался техническим премьером, то Виктор Зубков является политической фигурой, пусть до вчерашнего дня и недостаточно публичной.
Приход Фрадкова на пост премьера был связан с нелояльностью его предшественника Михаила Касьянова. Самого же Фрадкова никак нельзя обвинить в каких-либо оппозиционных настроениях, это подчеркивают и обстоятельства его ухода — с высшим орденом и президентской благодарностью. И если о Фрадкове президент до начала 2004 г. имел весьма общее представление, то Зубков — это его человек, работавший с нынешним президентом не просто в питерской мэрии, а в «путинском» комитете по внешним связям. Случайному человеку не доверяют пост начальника финансовой разведки, когда все прекрасно понимают, что информация — это один из наиболее значимых властных ресурсов. Да и аппаратные возможности Зубкова еще до его прихода на пост премьера были весьма велики. В этом контексте важно не только то, что его протеже Анатолий Сердюков в нынешнем году был назначен министром обороны, но и менее известное обстоятельство — главным налоговиком вместо Сердюкова стал Михаил Мокрецов, работавший с Зубковым еще в Питере. Таким образом, Зубков сохранил влияние и на ФНС.
Почему же президент назначил Зубкова, причем именно сейчас? Представляется, что конкуренция во властных структурах вокруг решения вопроса о преемнике обострилась настолько, что потребовала принятия скорейших принципиальных решений уже на старте парламентской избирательной кампании. Усиление конкуренции внутри власти ставило под вопрос ее стабильность, что было особенно неприятно в ситуации, когда эта власть должна пройти испытание «выборами без Путина». Некоторые признаки такой нестабильности вырывались в публичное пространство — речь идет не только об утечках по поводу фамилии следующего президента, но и о других фактах. Например, о борьбе за пост главы финансовой разведки, когда Зубкова дважды за нынешний год почти отправили в почетную отставку в Совет Федерации. Еще один признак — странная история с объявлением о раскрытии убийства Анны Политковской, когда одним из фигурантов дела был назван офицер ФСБ, которого то арестовывают, то отменяют этот вердикт. Словом, напрашивалось сильное кадровое решение (или серия действий).
Появление Виктора Зубкова на посту премьера и стало таким решением. Президент переформатировал политическую ситуацию, сняв вопрос о преемнике с сегодняшней повестки дня, перенеся его на несколько более поздний срок. Тема возможной новой смены правительства снята с повестки дня — если Фрадкова можно было заменить в любой момент, то Зубкова — нельзя (хотя бы потому, что премьеров не меняют каждый месяц). Вместо вопроса о преемнике основные околопрезидентские фигуры будут обсуждать другие — о своих собственных перспективах в правительстве, о структуре нового кабинета, о прочих кадровых проблемах (например, о том, кто станет секретарем Совета безопасности — напомним, что после ухода Игоря Иванова его постоянный глава так и не был назначен). А также и о том, кто аппаратно выиграл, а кто проиграл от такого неожиданного президентского решения. Меняется ситуация и в вопросе о преемнике — появляется новая интрига, связанная с тем, «кто есть г-н Зубков»: еще один возможный преемник, премьер при будущем преемнике (остающийся, таким образом, на своем посту и после 2008 г.) или переходная фигура, которая во главе правительства будет обеспечивать экономическую стабильность на период выборов.
Отставка правительства в очередной раз показала, что демиургом всей российской политической конструкции продолжает оставаться действующий президент. В условиях обострения аппаратной борьбы вокруг кандидатуры преемника у Путина было два реальных варианта действий — либо все-таки назвать ожидаемую фамилию (и тогда сразу же столкнуться с известным эффектом «хромой утки», которого он всячески намерен избежать), либо переформатировать ситуацию. Как это всегда бывает, российский президент выбрал вариант, который сохраняет за ним максимальную свободу маневра.

Источник: Ведомости

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий