Запрет на криминальную нацию

С либеральной точки зрения

Ряд правозащитников увидели в предлагаемом проекте очередной шаг к ограничению свободы слова, что по определению не может привести ни к чему хорошему. Кроме того, раздаются голоса, что поправка направлена на борьбу с симптомами болезни, а не с ее причинами. От общества при подобной искусственной маскировке будет скрыт масштаб националистической угрозы. «Те, кто придумывает такие инициативы, исходят из господствующего во властных структурах представления о том, что если убрать некое явление из общественной дискуссии, убрать его из средств массовой информации, то это явление как бы перестает существовать. Но это же глупость!» – считает, например, представитель «Мемориала» Олег Орлов.

Я в данном случае оказываюсь в полном разрыве с либерально-правозащитным дискурсом, поскольку полностью поддерживаю законодательный запрет сообщать в многочисленных криминальных хрониках национальность и вероисповедание правонарушителей и их жертв. Не потому, что это остановит латентную ксенофобскую пропаганду, поскольку ничто не помешает криминальным репортерам смаковать фразы про преступления «гостей с Кавказа», или «посланцев солнечного юга». Формально к подобным характеристикам нельзя будет придраться, даже если поправка будет принята. Кроме того, указания на гражданство правонарушителя и потерпевшего — таджик, молдаванин, украинец, грузин и так далее — юридически можно трактовать вовсе не как указание на этническую нацпринадлежность, но только как сведения о подданстве. А для зарета на такие упоминания очень сложно найти основания.

Дело в другом. Данные об этническом происхождении «фигурантов» сообщаются только следователю — при заполнении протокола. То есть журналист может узнать эти сведения исключительно от самих правохранительных органов. Надо учесть и то, что религиозная конфессия выводится у нас «на глазок» – из той же этнической принадлежности. Ведь ни в анкетах, ни в протоколах такого пункта нет.

Таким образом, указывая этнос и религиозную «подведомственность» в криминальных репортажах, средства массовой информации дважды нарушают нормы действующей российской Конституции: Напомню их. «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени…» (ст. 23, ч.1). И второе положение: «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности…» (ст. 26, ч. 1). Правоохранители тоже нарушают Конституцию, сообщая репортерам частные сведения, но меньше — только часть 1 статьи 23.

А теперь – задание на смекалку. В милицейской сводке фигурирует художник Марк Шагал (тот самый). Надо указать его национальность. Итак, Шагал а) француз (по гражданству и постоянной парижской регистрации); б) еврей (по Галахе — рожден от еврейской матери, обрезан); в) белорус — известный витебский художник; г) русский — по цивилизационной идентичности. Как вы думаете, что будет сказано в репортаже о криминальном происшествии?

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий