Андрей Колесников: Игра в «холодно-горячо»

Листая прессу

Еще перед прошлогодним, «судьбоносным» для России форумом «большой восьмерки» среди особо продвинутых представителей российского инсайдерского сообщества ходили слухи, что российское руководство будет вести себя вызывающе, сорвет саммит, а на этой почве еще и отменит выборы. Риторика ровно об этом и свидетельствовала — чего нельзя было сказать о реальных действиях. Саммит прошел, все остались довольны, самолюбие российской власти было удовлетворено в высочайшей степени, выборов никто не отменил.

А риторика осталась. И даже ужесточилась. И даже дополнилась за год конкретными мерами против иностранцев из ближнего зарубежья. Дело Литвиненко, закон о недопуске иностранных инвесторов в стратегические отрасли (каковых насчитывается 40 штук!), громкие истории с беззастенчивым вытеснением иностранных компаний, антигрузинская, антиэстонская, антипольская истерия, антиамериканские и, шире, антизападные настроения — все это часть общей картинки, очень напоминающей эпоху борьбы с безродными космополитами.
Казалось, холодная война из вербальной стадии вот-вот перерастет в стадию конкретных шагов. Встреча Путина с иностранными журналистами перед саммитом свидетельствовала о последовательном продолжении агрессивной «мюнхенской» линии. Западные газеты пестрели алармистскими заголовками, а лондонская Times напечатала передовицу, в которой пугливо призывала не дразнить зверя, а попытаться его переубедить. На фронт эмоционального усмирения явно был брошен новичок — Николя Саркози, который в ходе саммита на отставал от Путина ни на шаг, словно был приставлен к нему.

И ведь ничего — обошлось. Буш и Путин перед камерами. Азербайджанский вариант на замену польскому и чешскому (что еще раз подтверждает абсурдность предположений по поводу того, что система ПРО направлена против России). Примирительное толкование споуксменом Кремля Песковым понятия «перенацеливание ракет на Европу» — он назвал это «гипотетическим предположением», доведя ситуацию до степеней абсурда, решительно не доступных Эжену Ионеско и Сэмюэлу Беккету. Пошла респектабельная игра дипломатических полутонов, хотя еще несколько часов назад казалось, что начинается кровавая, злобная, отчаянная рукопашная схватка без правил: Путин перенацеливает ракеты, Эстония и Литва требуют исключения России из «восьмерки», Блэр обращает внимание британского бизнеса на политические риски инвестирования в Россию…

Выяснилось, что холодная война — бумажная. Что президенту России, несмотря на его, судя по всему, искреннее неприятие западных ценностей, невыгодно в предвыборный год иметь радикальные проблемы на том самом «западном фронте». За счет прямолинейной риторики он добился решения электоральных мобилизационных задач — никогда еще за последние 20 лет россияне не относились с таким подозрением и с такой недоброжелательностью к западным соседям, к иностранцам в целом. Никогда еще не было такой вспышки ксенофобии и национализма, граничащего с фашизмом. Почва для голосования за кандидата-ястреба создана. Но ведь внешне хочется выглядеть полноценным членом мирового сообщества. У нас вот и преемник — филолог в штатском, всю жизнь за границей прожил, любит в машине включать Pink Floyd и Beatles, а вы говорите — враги Запада…

Война с мигрантами, объявленная сначала околофашистскими движениями, затем федеральной властью, теперь вот с новой силой — московской властью, — это тоже часть всеобщей истерии, основанной на недоверии и ненависти к чужакам. И что плохо, бациллой ксенофобии заражены именно молодые люди. Словесные упражнения наших начальников привели к тому что, согласно исследованию молодежной среды, проведенному «Левада-Центром» в конце прошлого года, 61 процент молодых граждан считают, что у России есть враги, 22 процента полагают, что мигрантов надо ликвидировать, 21 процент — изолировать. Как говорится, коммунизм — это молодость мира, и его возводить молодым. С таким кадровым составом Россия вступила в XXI век, в третье, не побоюсь этого слова, тысячелетие, эру толерантности, свободной экономики и постиндустриального развития.

Правда, и здесь наблюдаются элементы «бумажности». Но они достигаются лишь благодаря тотальной коррупции: российское гражданство можно купить, поэтому торговлей как занимались мигранты, так и занимаются. Улицы надо мести, дома строить. Поэтому как ни отрабатывает свой 1001-й срок на посту московского мэра Лужков, с метлами и кирками на московских улицах будут появляться по-прежнему почти исключительно мигранты.

Проблема в том, что очень трудно уловить момент, когда тигр перестает быть бумажным и охотно коррумпирующимся и внезапно обретает плоть и кровь. Когда биоматериалы уже нельзя будет вывезти даже на себе самом. Когда страну не то чтобы закроют совсем, но обеспечат ей безупречное следование латиноамериканскому пути, бессмысленному и беспощадному. А главное — растянутому на десятилетия.

Источник: Грани.Ру

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий