Август заканчивается, сезон начинается…

Листая прессу

НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ

– 12.07, вот он вам Евгений Ясин. Здравствуйте, Евгений Григорьевич.

ЕВГЕНИЙ ЯСИН

— Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Сейчас начнется. У нас заканчивается август. На носу не только день знаний, но и начало нового сезона, начиная с отопительного и кончая, я не знаю, каким. Скажем так, ожидания от того, что будет со страной в ближайшее время. Мы с вами уже устали, по-моему, обсуждать грядущий дефолт, хотя у меня такое ощущение, что с каждым нашим обсуждением на следующий день появляются новые крики: а нет, он все равно будет! Какие ожидания от осени 2007?

Е. ЯСИН

— Я бы разделил эти ожидания на две части: на ожидания экономические, и ожидания политические. Что касается ожиданий экономических, то они, по-моему, вполне пристойные. То есть дефолта не будет. Каких-то крупных подвижек, которые были бы неожиданными, да и просто даже крупных подвижек, которые мы ожидаем, мы предсказываем и так далее – ничего этого не будет. Единственный фактор, который сегодня беспокоит экономистов, он лежит за пределами России, он находится, я прошу прощения, я сразу оговорюсь, я говорю о факторах конъюнктурных, поскольку речь идет об осени или даже о годе, неважно, но в данном случае те проблемы, которые мы сегодня создаем в России, они носят долгосрочный характер. Поэтому не примите мой тон во время выступления на экономические темы как чересчур такой оптимистический, по очень простой причине – потому что мы создали для конъюнктуры довольно сильную подушку безопасности, но долгосрочные проблемы не решаются или закладываются новые. Поэтому об этом я сейчас говорить не буду, но что касается экономики, по-моему, все более-менее пристойно. Какие слабые места? Слабые места во-первых это угроза того, что мы не снизим инфляцию до тех цифр, которые планировались или как теперь можно говорить: таргетированная инфляция. То есть целевая инфляция. Она равна 8%, то есть на один процент ниже, чем в прошлом году. Подозреваю, что те подвижки, которые имели место в середине года, летом, они уже сделали достижение этого показателя мало вероятным. Но разница будет небольшая. Я ожидаю где-то 8.2-8.5 инфляцию годовую. Вызывает некоторые опасения одно обстоятельство, о котором говорил Кудрин на последнем заседании правительства, что от годовых цифр бюджетополучатели потратили всего 39% ассигнований. Мы об этом говорили. Подтвердилось мое предположение, что просто-напросто бюджетополучатели не осваивают те деньги, которые им ассигнованы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я хотела задать еще политический вопрос…

Е. ЯСИН

— А политический я хочу чуть-чуть позже. Еще назову парочку моментов, которые у меня вызывают настороженность. И что касается волатильности или колеблемости финансовых рынков. Все-таки в России увеличивается число людей, которые свои сбережения вкладывают даже не в банки, а в финансовые институты, приобретая пакеты акций, облигаций и пытаясь получать чистый инвестиционный доход. Сейчас довольно сложная ситуация на мировых рынках. Прежде всего, это связано с состоянием ипотечного рынка в США, многие люди, которые купили дома в кредит, они вовремя не возвращают кредиты, деньги, и роль экономики США так велика, что это влияет на всю мировую экономику. И в частности, длинная цепочка связи привела к тому, что народное IPO, которое проводил ВТБ – Внешторгбанк по-старому, пришло к тому, что сегодня акции проданы во время размещения гражданам, они ценятся ниже, чем были приобретены, чем та цена, за которую они были приобретены. Ну вот, это такие опасности есть. Но я полагаю, что они к концу года выправятся. И в конце года будет действительно большой бум, я имею в виду покупок. Те деньги, которые сегодня откладываются и не будут потрачены осенью, они будут выплескиваться в течение декабря. И это будет означать, что если так все произойдет, и не будут найдены средства для того, чтобы сделать равномерным поток платежей и покупок, то тогда мы в первые месяцы будущего года будем иметь повышенную инфляцию. Уйти от повышенной инфляции нам никак не удастся. Во-первых, потому что большой поток нефтяных и газовых доходов, во-вторых, все-таки сравнительно низкая деловая активность, которая все время подогревается действиями властей, направленных против бизнеса. Я не говорю сейчас хорошо или плохо, потому что там многие факты говорят о том, что есть и правомерные действия властей против отдельных бизнесменов. Но в целом это несколько снижает деловую активность и создает атмосферу, благоприятную для инфляции. А так что касается экономики, я повторяю еще раз, нет основания для особых беспокойств. Все-таки у нас резервы уже приближаются к 400 млрд. долларов, да Стабилизационный фонд где-то 120 – это мы сможем, по крайней мере, на год, полтора резервировать всякого рода неприятности.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, экономика и политика, как известно…

Е. ЯСИН

— Взаимосвязаны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– И вот хотела вам задать какой вопрос. Было тут опубликовано некое послание господина Березовского, я имею в виду не открытое письмо Путину, я имею в виду его призывы к Западу экономически наставить Россию на путь истинный. То есть все деньги, которые хранит Россия за пределами оной, они являются рычагом воздействия на степень демократии. Вот как вы относитесь к этой идее?

Е. ЯСИН

— Я отношусь сугубо отрицательно. Дело в том, что позиция России сегодня коренным образом отличается от того, в каком она была положении в те времена, когда еще Борис Абрамович здесь как бы вел дела, и сегодня всякая акция со стороны Запада против России имеется в виду экономическая, она будет вызывать ответные реакции примерно равноценного действия. Это только саморазрушение двух сторон. Причем двух сторон, которые очень заинтересованы в сотрудничестве. Я придерживаюсь другой точки зрения. Я считаю, что политические вопросы не должны решаться экономическими методами. Экономика – отдельно, политика – отдельно. Есть у нас мухи, есть котлеты, давайте не будем это смешивать. Потому что всякий раз, когда мы это делаем, например, просто хочу привести иллюстрацию к методу мышления господина Березовского. Это наши вопли по отношении к Эстонии. Скажем, предложение прекратить экспорт покупки эстонских товаров. Которые у нас в обороте составляют мизерные доли процента, да и в балансе эстонском составляют несколько процентов, потому что Эстония давно ориентирована на Запад. Но представьте себе, что вы подняли эту истерику, шум, и что? После этого выглядите, извините меня, нехорошо, как сказал один мой знакомый, это было напечатано в журнале «Итоги», он сказал так: нет такой ситуации, из которой нельзя было бы выйти с позором.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Очень хорошо.

Е. ЯСИН

— Поэтому лучше не стараться в этом плане, а предложение господина Березовского примерно такого свойства.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Если смотреть на последние события в мире, очередной виток в российско-грузинских и без того непростых отношениях. Ваши впечатления?

Е. ЯСИН

— Вы знаете, я конкретно последние события комментировать не могу. Если мы будем брать более общую картину, историю этого вопроса, то, к сожалению, здесь есть моменты постоянного конфликта, который был создан много лет назад. Исключительно некорректной, неумной я бы сказал политикой господина Гамсахурдия, тогда президента Грузии, когда он сказал, что все эти области в Грузии, которые пользовались автономией, ее будут лишены. И мы будем единым унитарным государством. И бряцание оружием и так далее. Это собственно было главным источником для разжигания конфликтов, которые в общем, там всегда тлели. И сейчас я бы сказал, проблема заключается в том, что действительно не хотят эти самые абхазы, осетины жить с грузинами. И там 300 тысяч беженцев это ужасно конечно. Но вы знаете, у меня есть один абхаз, которого я очень люблю. И я решил спросить у него: извини, Фазиль, я имею в виду Искандера…

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я поняла о ком речь. И что?

Е. ЯСИН

— Я его спросил: что ты думаешь по этому поводу. Ты великий гуманист, он говорит: пускай они к нам не лезут. Это Искандер, у меня больше нет слов. Поэтому надо искать какие-то решения, и я лично стою на той позиции, что мы должны уважать территориальную целостность государств, независимо от того, как бы ни сложились… И нашей стране я бы единственное, что советовал – не стараться воспользоваться этой ситуацией в каких-то своих мелочных интересах. Вот они подзуживают Грузию, в смысле не наносить какого-то ущерба, а стараться все-таки выдерживать какую-то уравновешенную позицию. В общем, я даже не могу сказать, что власти российские как-то иначе действуют в последнее время, но, тем не менее, каждый раз какие-то самолеты, про которые непонятно, откуда они берутся, могут они взяться вообще-то только чаще всего с севера. Я не берусь комментировать, потому что факты мне не известны. Но мне бы очень хотелось, чтобы всякие преграды, которые существуют между Россией и Грузией, были бы убраны. Я бы делал для этого все, что возможно. Все равно родство российской и грузинской культуры, родство народов, их взаимная приязнь, они все равно победят. Не надо разжигать специально какие-то конфликты, высылать людей, мешать потокам обмена и так далее. Мне кажется это ужасно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, если посмотреть на новостную карту, на события, которые мне кажется, достойны вашего комментария, одно из них это акция протеста автомобилистов и милиция, которая повела так, как она себя повела, что, в общем, не удивляет. Если вспомнить последние акции протеста, связанные именно с автомобилями, то они были, считай успешны. Праворукие машины — помните историю. Дело Щербинского – помните историю. И вот троица не состоялась.

Е. ЯСИН

— Во-первых, я так думаю, что это впервые акция была направлена прямо против милиции. А это значит, честь мундира и так далее, здесь, безусловно, сыграли свои факторы. С другой стороны наша милиция наблюдает за события, приходят к выводу, что если она действует жестко, то никаких наказаний, никакого ущерба не несет, даже если нарушаются права человека, и так далее. И в данном случае идет речь не о правах человека, а просто-напросто нарушена Конституция. Нарушена теми, кто должен ее охранять. У меня один вопрос, нет, два вопроса. Первый вопрос: до каких пор будет продолжаться так, что Конституция нарушается и никого это не волнует. То есть когда мы подойдем к ситуации, когда будут наказывать за это. И второе: а мы сами будем защищать свои права?

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– А как мы их можем защищать, Евгений Григорьевич? Тут тебе закон об экстремизме, там тебе грозная милиция. Еще есть ребята с бейсбольными битами, которые охраняют точечные застройки. Да, еще есть Басманный суд.

Е. ЯСИН

— Басманный суд из всего этого может быть самое легкое. Я бы, во-первых, немедленно подавал бы в суд. Причем с самыми решительными формулировками. Нарушение Конституции. И так, чтобы добиваться сначала в суде в России, потом в Страсбурге, я не знаю, какие меры еще принимать, но принимать. Все сначала в рамках закона. То есть не сначала, а вообще в рамках закона. Но также я хочу сказать, что если власти сами нарушают закон и не находится никого во власти, кто бы среагировал на это дело, то тогда у народа не остается другого способа, понимаете. И я боюсь, что этот закон, где говорится о предупреждении экстремизма с самыми широкими толкованиями и так далее, он будет вести к тому, это провокация со стороны властей, который ведет к тому, что будут ужесточаться столкновения. Вот я боюсь этого, очень бы не хотелось. Но реально получается так, что жители Южного Бутово, что автомобилисты, где просто погиб человек, мы не видим возможности реагировать иным способом, как выходить…

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– А нет, Евгений Григорьевич. Потому что когда сын министра обороны сбил человека на переходе, пешеходы не пошли единым фронтом.

Е. ЯСИН

— Это как раз повторяет это вопрос, который я уже задал. Просто люди все должны отдать себе отчет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Должны – это не реально, правда?

Е. ЯСИН

— Не реально. С другой стороны знаете, как происходит в жизни. В жизни сначала тихо, тихо, тихо, а потом что-то такое происходит, какой-то взрыв, потом вся ситуация выходит из-под контроля. Что, это лучше разве? Я считаю, что каждый раз, когда власть делает очередной шаг против демократии, с самыми лучшими намерениями сохранить порядок, она каждый раз повышает жесткость и хрупкость той конструкции порядка, который у нас существует в России. Вот в этом и беда. А свойство важное демократии как раз в том и заключается и законности, я имею в виду демократии без законности не бывает, что она, оставляя определенные отверстия для того, чтобы выходил пар, для того чтобы был какой-то беспорядок, который иногда у нас называют хаосом, но одновременно и свобода, мы оставляем возможности для урегулирования подобных ситуаций нормальными гражданскими методами. Если мы от этого отказываемся, мы создаем все более и более опасную ситуацию. Кстати я думаю, что нам надо будет с тобой все-таки специально поговорить про демократию, потому что мне кажется, что слово «демократия» становится все менее и менее…

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Почтенным. Приличным.

Е. ЯСИН

— … приличным, да. Каждый раз всех ругают, только и слышишь: либералы, демократы и так далее. Я бы хотел все-таки объяснить нашим слушателям, может быть это даже не в одной передаче, но объяснить, что такое демократия, и зачем она нам нужна. Чем она лучше, чем даже просвещенная монархия.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Евгений Григорьевич, еще одно событие, которое обсуждают сегодня. И не только сегодня. Это очередной сотрудник спецслужб, который вроде бы стал жертвой режима. С диагнозом оскорбил Путина. Речь идет о человеке по имени Павел Басанец. Как вы полагаете, что это такое?

Е. ЯСИН

— Вы знаете, я должен был бы прямо сказать, что вот, несмотря на различия во взглядах, мы должны констатировать, что и по отношению к коммунистам, так же как к либералам, власти, в особенности ФСБ ведут себя так, и так далее. Но я на самом деле не могу так сказать. Потому что у меня в руках нет соответствующих фактов. Основываться только на выступлении Басанца, и на этом делая какие-то далеко идущие выводы, я не могу. Я общую картину политическую вижу иначе. Я вижу в ней постоянную борьбу разных начал. К сожалению, до сих пор побеждало одно начало — это власть. Она каждый раз отхватывала у общества еще какой-то кусок территории. Но я потому и говорю, что нужно сопротивляться. Но если вы сопротивляетесь, как бы опираясь не на факты, а на эмоции, то это мало приносит пользы. Мы должны все-таки соединять, я не против эмоций, я думаю, что люди не могут без эмоций даже когда они просто приводят разумные аргументы. Я даже знаю, у меня есть такие знакомые, которые тем громче орут и более эмоционально выступают, чем больше они убеждены в рациональности своих предложений. Но в то же время все-таки хотелось бы, чтобы были какие-то основания. В данном случае я не могу утверждать, что вот эта история действительно означает, что власть в очередной раз отравила человека. Вот скажем, когда посадили в психушку Ларису Арап, это было просто безобразие. И опять-таки это, не знаю, может быть, там нет оснований для судебного процесса. Но я бы серьезно подумал, потому что у нас есть очень «хороший» опыт применения психиатрии в политических целях. И это очень угрожающее событие, особенно вместе с судом над книгами и авторами их под предлогом экстремизма. Я «Рейдера» уже купил. В жизни не думал, что я куплю книжку адвоката Астахова. Купил. Буду читать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ

– Я напомню, что у нас в гостях по понедельникам после полудня Евгений Ясин, научный руководитель Государственного Университета Высшая школа экономики, Спасибо, Евгений Григорьевич.

Источник: «Эхо Москвы»

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий