День и срок политических репрессий. Предусмотрено ли в рабочем графике президента России посещение мемориального центра «Пермь-36»?

Листая прессу

Леонид
Никитинский

30 октября —
День памяти жертв политических репрессий. В этот день 41 год назад биолог Сергей
Ковалев собрал пресс-конференцию в Москве и рассказал журналистам (разумеется,
тогда иностранным) о мордовских и пермских лагерях для политзаключенных. За
это, в частности, Ковалев и сам поехал туда же и отбыл 6 лет в колонии
«Пермь-36».

1 октября на
встрече В.В. Путина с Советом по правам человека его председатель Михаил
Федотов попросил президента «предусмотреть в своем рабочем графике посещение
мемориального центра «Пермь-36», чтобы своими глазами посмотреть, как там
реализуются его поручения.

А пока
создатели музея, пенсионеры Виктор Шмыров и его жена Татьяна Курсина, попросили
«Новую» объявить сбор денег на уплату штрафов за несвоевременную регистрацию в
качестве иностранного агента: 400 тысяч должен музей (НКО) и еще 100 тысяч —
его последний директор Курсина. Если штрафы не будут уплачены до середины
ноября, их размер удвоится.

Мемориальное
восстановление лагеря «Пермь-36», брошенного за 8 лет до этого и
разграбленного, началось в 1995 году с частного пожертвования. Тогда же доктор
наук Шмыров ради работы в будущем музее ушел с должности декана Истфака
Пермского педуниверситета.

Губернатор
Пермского края Игумнов добавил бюджетных денег к иностранным грантам, но до
2010 года АНО «Пермь-36» привлекало больше средств, чем давал край. Соотношение
изменилось после того, как в восстановленном лагере начали проводить фестиваль
«Пилорама». Губернатор Чиркунов видел в нем визитную карточку края — в
последний раз в 2012 году «Пилорама» собрала 10 тысяч человек.

Из них,
приехавших, чтобы послушать концерты и поговорить о том, как жить в России,
десятка полтора были специально обученные молодые люди из организации «Суть
времени» Сергея Кургиняна. Им не удалось сорвать дискуссии, но их наветы, в том
числе на НТВ (якобы музей «Пермь-36» прославлял «бандеровцев»), напугали
очередного губернатора края Виктора Басаргина: в 2013 году фестиваль «Пилорама»
был сорван, а финансирование проектов прекратилось.

«Пермь-36»
пытались спасти: бывший уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин,
нынешний уполномоченный Элла Памфилова, Михаил Федотов, Московская Хельсинкская
группа, «Мемориал», «Новая газета» (опубликовала о музее несколько материалов),
сотни известных и порядочных людей в Москве и в Перми. Президент Путин неоднократно
давал поручение сохранить музей, а на Старой площади состоялось несколько
специально посвященных этому встреч. Но пермская администрация всякий раз
предлагала неприемлемое — вплоть до создания в «Перми-36» государственного
музея охраны заключенных.

Историческая
память важна, «чтобы отречься от преступлений тоталитарного прошлого, как в
обряде крещения нужно трижды отречься от сатаны», — пояснил Федотов, приглашая
президента в музей «Пермь-36» на встрече 1 октября. И тем поставил его в
довольно сложное положение.

Потому что
отстранение Виктора Шмырова от руководства музеем — это и есть политическая
репрессия. И губернатор Басаргин тоже саботирует поручения о сохранении музея
из-за боязни потерять должность, то есть из страха политических репрессий.
Наконец, закон «об иностранных агентах», апеллирующий к памяти о сталинских
чистках и «безродных космополитах», не говоря уже о практике его
применения, — это квазиправовая база для политических репрессий.

 

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий