Конец сильной руки.
По данным социологов, россияне теперь ценят экономическое благополучие больше, чем сакральную власть

Листая прессу

В декабре
2015 года Левада-центр провел очередной социологический опрос, чтобы выявить
доминирующие общественные запросы россиян. Его результаты были сопоставлены с
данными аналогичного опроса, проведенного 16 лет назад — за месяц до назначения
Владимира Путина исполняющим обязанности президента России. Разница в ответах
респондентов отражает важнейшие сдвиги в общественном сознании россиян,
произошедшие за 2000-е годы.

Респондентам
предлагалось выбрать наиболее значимые факторы жизни страны. Неизменно высокую
роль — что в 1999 году, что сегодня — в глазах россиян играет стабилизация
политической и экономической жизни в России, а также своевременная выплата
зарплат и пенсий: их посчитали важными около 50% опрошенных. Далее с небольшим
отрывом по популярности следуют варианты «обеспеченность работой» и «личная
безопасность».

Радикальные
изменения произошли в пунктах «укрепление порядка в стране» и «борьба с
преступностью»: в 2015 году порядок беспокоил 34% опрошенных против 52% в 1999
году, а уровень преступности — 26% против 56%. Приоритет от «сильной руки»
власти перешел к личному благосостоянию. При этом существенно возросла
материальная зависимость населения от государства: выплату социальных гарантий
в 2015 году сочли важными более половины опрошенных, тогда как в 1999 году —
только 34%.

Отношение
россиян к основным демократическим правам и свободам за 16 лет практически не
изменилось: эти ценности по-прежнему интересуют лишь незначительную долю
населения. Гарантии защиты частной собственности отметили в своих анкетах 15%
респондентов в 2015 году и 14% в 1999 году, а свободу предпринимательства — по
7% в оба периода. С 19% до 16% сократилось число россиян, отметивших
возможность получения образования.

«Новая»
попросила российских политологов проинтерпретировать результаты соцопроса и
оценить, смогут ли власти страны в условиях затяжного экономического кризиса
адекватно отвечать на изменившиеся общественные запросы населения.

 

Дмитрий Орешкин:

В 1990-е
годы был очень силен шок от распада страны. Порядок — это устойчивая
мифологема, которая шла еще из Советского Союза, и в то время он воспринимался
как сильное государство. Тоска по ясной, стабильной политической ситуации
выражалась в поддержке Путина. Сейчас порядок вроде как есть, есть уважаемый и
сильный лидер, по телевизору мы всех победили, а денег все равно не хватает.
Более того, ты рискуешь завтра потерять работу — и здесь всплывает на
поверхность ощущение социальной незащищенности.

Демократия и
либерализм в России полностью дискредитированы: они ассоциируются с воровством,
слабым государством, коррупцией, олигархами. Произошел разрыв между
повседневной человеческой жизнью, когда ты получаешь зарплату или идешь в
магазин, и духовными ценностями. Появляется предвкушение того, что называется
когнитивным диссонансом: Крым присоединили, от зависимости от американского
капитала освободились, а жизнь лучше не стала.

Реализовать
пропагандистские победы в практическом плане не выйдет, поэтому в людях будет
нарастать разочарование и непонимание. Они будут искать этому объяснение:
наверное, это враги и предатели разбалансировали нашу экономику. Думаю,
общественная мысль пойдет в этом направлении, тем более что этому будет
способствовать вертикаль. Сначала будут искать врагов, кого-то посадят, но
лучше, естественно, не станет. Поиски более рационального объяснения начнутся
только потом, но до этого еще надо дожить.

 

Владимир Гельман:

Запрос на
порядок, который был в 1990-е, было бы неверно интерпретировать как тягу к
«сильной руке». 1990-е отчасти справедливо воспринимались как ситуация хаоса:
долгое время не платились зарплаты и пенсии, было засилье уличной преступности.
Стремление к наведению порядка было связано с работой над ошибками 1990-х
годов. Естественно, что через 16 лет приоритеты в России совершенно другие.
Люди вкусили некоторых материальных благ, привыкли к тому, что государство их
снабжает. Сейчас все это находится под вопросом в связи с ухудшением
экономической ситуации.

Демократические
права и свободы люди рассматривают как что-то абстрактное, а не как то, что
непосредственно связанно с их жизнью. Многие свободы, которые являются важными
с нормативной точки зрения, никак не связаны с повседневной жизнью людей. По
крайней мере, они не видят связи между наличием или отсутствием свободы слова и
своим материальным благосостоянием. Поэтому неудивительно, что отношение к этим
свободам не претерпевает никаких изменений.

Проблемы
1990-х годов остались позади благодаря быстрому экономическому росту. Я не
исключаю, что в этот раз ситуация может оказаться зеркальной: если экономика
будет и дальше падать, то мы можем снова столкнуться и с задержкой выплат
зарплат, и со снижением зарплат и пенсий в абсолютном выражении. Ситуация в
этом смысле может развиваться в крайне неблагоприятном направлении.

Автор: Арнольд Хачатуров

 

Постоянный
адрес страницы:
http://www.novayagazeta.ru/politics/71500.html

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий