Честная игра

Листая прессу

Черновик программы протестного движении 

События последних месяцев — не только столичные митинги, но и противостояние в Черноголовке, Астрахани, Тольятти, Ярославле — демонстрируют, что в обществе формируется мощное и вполне ясное требование. Честные выборы являются знаменем и брендом этого движения, но дело не только в выборах. Интересно, что люди требуют честных выборов, даже когда не имеют на них «своего» кандидата. Водораздел проходит не по линии «наш — не наш» кандидат, а по линии «честное — нечестное». «Честное» — это и есть программа. Речь, в сущности, идет об изменении социального устройства — о переходе от общества, в основе которого лежат нечестные правила, к обществу, жизнь которого определяется относительно честными правилами игры.

 Не есть ли «честная игра» просто красивый и нереализуемый лозунг? Нет, напротив, это вполне операционная и в высокой степени консенсусная программа. Она уже продумана обществом и во многом написана экспертами. Нужна только воля к ее осуществлению. У этой программы четыре составляющих — четыре основных цели. 

Первое — это, безусловно, честные выборы. Без честных выборов не будет честной игры. Честность выборов определяет степень угрозы потери власти для предержащих эту власть. Чем ниже угроза, тем больше власть будет использоваться в личных интересах, а не общественных. И наоборот. Это так же точно, как то, что чашка, упавшая на каменный пол, разобьется. Если можно проводить нечестные выборы, это значит, что власть не ограничена законом. И этот принцип будет работать уже во всех сферах общественной жизни.

Для того чтобы утвердить институт честных выборов, необходима комбинация системных решений и механизмов персональной ответственности. Что касается первых, то их описание в основном готово. Свод норм и правил, которые могли бы обеспечить честную процедуру выборов, содержится в детальном проекте избирательного кодекса, подготовленного группой экспертов «ГОЛОСа». Можно обсуждать отдельные элементы, дополнять кодекс некими нормами и блоками, но основные механизмы, обеспечивающие более или менее честную процедуру, там прописаны.

Однако системного решения — мало. Нужно запустить также механизм личной ответственности, механизм принуждения к исполнению норм. Для этого оппозиции необходимо добиваться уголовного преследования г-на Чурова и тех, кто фальсифицировал итоги голосования 4 декабря и 4 марта. Прежде всего — руководителей ТИКов, где вводились ложные данные в систему «ГАС-Выборы». Если этого не сделать, то ротация председателей и членов избиркомов, равно как и введение нового избирательного кодекса, дадут незначительный эффект. Зачем нужны честные правила доступа к выборам и распределению голосов, если протокол можно просто переписать по своему усмотрению?

 Но одни только честные выборы не способны утвердить правила честной игры. Из печального опыта латино-американских стран известно, что даже конкурентные выборы не приносят обществу значительных выгод, если в межвыборные периоды не действуют механизмы, обеспечивающие власть закона. Нельзя играть по правилам раз в четыре года и без правил все остальное время. 

Второе условие перехода к честной игре, вторая цель оппозиции — это справедливый суд. В этом вопросе нас долго и умело обманывали. Десятилетиями нам рассказывали, что у нас идет судебная реформа, но ничего не менялось. Таким образом нас убеждали в том, что добиться честного суда невозможно, что это нам, россиянам, недоступно так же, как обезьянкам Пушкин и Пикассо.

Как и в предыдущем случае, для реальной реформы необходима комбинация системных мер и механизмов личной ответственности. Что касается системных мер, то на этот счет также имеются достаточно проработанные предложения экспертов, которые пересказывать здесь места не хватит. Отметим лишь самое важное. Сегодня суд в России — это обслуга прокуратуры, которая вертит судом, контролирует его и использует в своих интересах. Это не должно быть так. Второе: суд не должен быть иерархической бюрократической структурой, в которой судьи материально и служебно зависят от председателей судов. Полномочия председателей должны быть сведены к минимуму.

 Что касается механизмов персональной ответственности, то в данном случае они непосредственно связаны с принципами функционирования судебной системы. Реальная судебная реформа в России обязательно будет включать в себя смену состава Верховного суда. Именно Верховный суд осуществляет судебный надзор, и нынешний состав Верховного суда несет прямую ответственность за то вопиющее безобразие, которое творится в судебной системе. Механизм апелляции вполне надежно блокирует коррупцию и неправосудие, если апелляционная инстанция выполняет свои функции. Зачем коррумпировать районного судью, если апелляционная инстанция наверняка отменит неправосудный приговор? У нас же в суде функционирует бюрократическая вертикаль и не функционирует вертикаль судебного надзора. Это и есть двуединый механизм его вырождения. 

Третья задача — кардинальное изменение ситуации в правоохранительной сфере. Активист Михаил Шульман выиграл суд у компании, завладевшей чердаком в его доме, но, выйдя из подъезда на другой день, получил черепно-мозговую травму. То есть суд дисфункционален, пока действует такой институт, как обрезок железной трубы. Как показывает опыт многих стран, у демократии нет шансов сохраниться, если не обеспечен достаточный уровень правопорядка.

Между тем реформа полиции не бином Ньютона. Почему полиция эффективна в одних странах и чудовищна в других, хорошо известно. И как исправлять это — тоже известно. Необходимы правильная система стимулов, жесткая система контроля и уголовного преследования злоупотреблений, ограждение полиции от обслуживания интересов власти, подотчетность местной полиции населению. Вместо этого российские власти уже который год пытаются решить задачу: заставить полицию, когда это нужно власти, действовать по беспределу, а в остальных случаях — по закону. Это превращает любые реформы в фикцию.

 Похожая ситуация с прокуратурой. Прокуратура должна охранять закон, а не власть и даже не государственные интересы. Ее функции и полномочия должны существенно измениться, но главное — она должна быть ограничена полноценным и независимым судопроизводством, в противном случае она становится органом террора. 

Итак, честные выборы, справедливый суд и нормальный правопорядок — вот программа протестного движения, она же — программа перехода к новой жизни. К этому, впрочем, необходимо добавить четвертый элемент — независимость СМИ. Без него перечисленные цели не будут достигнуты, а общество в очередной раз будет обмануто.

Разумеется, у нас есть множество других острых проблем — ЖКХ, здравоохранение, плохой деловой климат. Но приниматься за них практически не имеет смысла, пока не будут обеспечены базовые условия честной игры. Без них распределение издержек и выгод от любой реформы все равно окажется не в пользу граждан. Для того и существует, собственно, нечестная игра. И наоборот, многие проблемы, которые выглядят запутанными и нерешаемыми, предстанут гораздо более простыми и понятными, если удастся добиться честных правил.

Все это более или менее общеизвестно, но хочется обратить внимание на три важных принципа такой программы. Первое: необходимо двигаться по всем четырем направлениям. Провал на одном из них способен торпедировать реформы на других. Второе: на каждом направлении необходимо комбинировать системные меры с введением механизмов персональной ответственности. Институты — это прежде всего механизмы принуждения. И незачем писать новые правила, если их можно потом не соблюдать. И третье — не нужно разворачивать широкий фронт институциональных реформ во всех проблемных сферах. Сил потребуется много, а эффект все равно будет минимальным, если не удастся добиться результата на перечисленных главных направлениях.

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий