Мода на модернизацию

Листая прессу

Аналитический материал «Нравственная основа модернизации»,
произведший немалый фурор в последние дни, отличается не только потрясающим
правовым нигилизмом, но и крайне странной формой. Кажется, что этот документ
написан на коленке, а модернизация в него включена только как дань моде.

Российские власти в последнее время немало говорят о
правовом нигилизме как большой проблеме, стоящей перед обществом. Но при этом
близкое к «Единой России» интеллектуальное учреждение под названием
«Национальный институт развития современной идеологии» утверждает буквально
следующее: «Для модернизации и развития России нужна идеология. В Конституции
РФ записано, что никакая идеология не может быть признана государственной
идеологией. Объективная необходимость государственной идеологии обусловлена
тем, что…». Дальше можно не продолжать. Фактически речь идет о том, что
институт предлагает нарушить Основной закон страны (предложений о внесении в
него поправок в тексте нет). При этом, кажется, никто не обращает на это
серьезного внимания. Дело в том, что Конституция 1993 года воспринимается в
российских элитах как либеральная декларация, утратившая свою актуальность в
«путинской России».

На этом фоне апелляция к православным ценностям, также
взбудоражившая либеральную общественность, представляется совсем невинной
(государственную церковь авторы материала восстанавливать не намерены). Тем
более что при ближайшем рассмотрении выясняется, что перечень этих ценностей, с
точки зрения авторов материала, весьма узок. Никакого намека на Декалог или
Нагорную проповедь нет и в помине. Место десяти заповедей занимает некая «этика
православия» с тремя принципами: патриотизм, соборность, служение общему благу.
Что касается первого и третьего принципов, то они восходят к античным временам
— с ними бы скорее согласился Понтий Пилат, чем Иисус Христос. Соборности
древние римляне действительно не знали, но, что это такое, до сих пор является
предметом спора философов. В современной же России это понятие стало
«заместителем» хорошо известного, но изрядно дискредитированного в советские
времена коллективизма. Только с последним обычно ассоциируются принудительные
походы на овощебазу и занудные политинформации, тогда как первое напоминает об
утраченной России, в которой были «конфетки-бараночки» и непременный звон
колоколов.

Дальше в документе говорится о моральном кризисе общества,
поспешном копировании западных форм жизни и «агрессивном вторжении ценностей
рыночной экономики» и, как о насущной альтернативе, о необходимости мобилизации
патриотического потенциала граждан. Кажется, что подобный текст готовился для
другой цели — например, для обоснования необходимости изоляции России от
тлетворного чужеземного влияния. Однако пока велась работа, стало
неполиткорректно не упоминать в подобных текстах о модернизации — раз Медведев
настаивает на ее необходимости. В этом смысле не повезло «Единой России»,
которая успела провозгласить своей идеологией консерватизм. В результате
пришлось включать в принятый в прошлом году программный документ партии тезис о
сочетании консерватизма и модернизации, причем в изложении «единороссов» этот
гибрид куда больше напоминает результат скрещивания ужа с ежом, чем
политический курс Рейгана и Тэтчер. Однако по сравнению с материалом
околоединороссовского института официальный партийный документ выглядит куда
более респектабельно.

С «Нравственной основой модернизации» трудно спорить. Можно
обсуждать серьезные аналитические тексты — такие, как доклады ИНСОРа или статьи
Владислава Иноземцева. С ними можно соглашаться или нет, но нельзя отрицать,
что в каждом случае речь идет о профессиональном аналитическом продукте. Можно
спорить о том, какой должна быть модернизация — авторитарной или
демократической — и насколько тот или иной сценарий соответствует современным
российским условиям. Дискутировать о том, кто нам нужен — «российский Эрхард»,
«российский Дэн Сяопин», «российский Ли Куан Ю», — разумеется, с поправкой на
реальную отечественную ситуацию. Обращать внимание на системную коррупцию
(почти нигерийского типа) как один из главных рисков модернизации. Настаивать
на необходимости «новой индустриализации» и т.д. Но спорить о допустимости
нарушения Конституции и о соборности для модернизации — это за пределами
разумного.

Но в самом обнародовании «Нравственных основ…» есть один
большой плюс. Этот материал демонстрирует неисчерпаемость возможностей
адаптации российских «пишущих людей» к последним указаниям начальства. Когда-то
мне пришлось общаться с человеком, в течение нескольких лет последовательно
бывшим либералом, социал-демократом и консерватором — в зависимости от
идеологической моды. Похоже, модернизация превращается в клише, которому
угрожает печальная перспектива стать затертым не со временем, а практически
сразу же.

 

Автор  первый вице-президент
Центра политических технологий

Источник: Ежедневный журнал

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий