Олимпиада как война

Листая прессу

В статье
в «Ведомостях»
 о возмущении разных политиков малым числом медалей
на Олимпиаде, есть такие слова «В Олимпийском комитете неверием депутатов
в сборную возмущены. Если бы в 1941-1942 гг., решив, что мы проигрываем,
начали немедленно всех увольнять и расстреливать, то вряд ли бы мы победили в
1945 г., говорит пресс-секретарь Тягачева Георгий Швец.» 

Неудачная метафора, но такая неудачная, что в итоге оказывается немного даже
правильной. Одной из причиной катастрофических поражений 1941-42 года было
совершенно истерическое состояние политического рукодства страны (прежде
всего Сталина и его ближайшего окружения). Да, летом 1941 года судили и
расстреливали генералов (все они в последствии реабилитированы). Из
соединений, принявших на себя основной удар гитлеровской армии в первые дни
войны, командование
Западного фронта
было расстреляно, а командование частей Юго-Западного
фронта, попавшее в плен(Понеделин и другие) было приговорено к смертной казни
заочно. (Часть из них была потом расстреляна в 1950 году за компанию
с военноначальниками-героями войны, не бывшими в плену.) Оставшаяся часть
командования Юго-Западного
фронта
 была уничтожена немцами — отчасти потому, что повинуясь
некомпетентным и жестоким приказам из Москвы, не решалась покинуть обречённый
Киев (сотни тысяч солдате оказались в плену в результате промедления).

Но это полбеды. Весь 1941 и 42-ой годы на фронтах творилась совершенно
невозможная чехарда в командовании войсками. Маршалы, генералы, политработники
назначались, снимались, сменялись чуть ли не каждый месяц. Высказанное мнение
по стратегическому вопросу приводило к немедленно отстранению, одно отступление
или потеря войск приводила к военно-полевому суду и понижению в чине. Надо ли
говорить, что в остальных армиях антигитлеровской коалиции ничего подобного —
террора политического руководства против собственных войск — не было. Ни в
бездарно провалившей свою войну французской армии, ни в героически выстоявшей
все шесть лет войны английской, ни в американской. Только в гитлеровской армии
так обращались с военными — в самом конце войны. Никаких свидетельств о
том, что от бесконечных перемещений генералов и держании их в состоянии
постоянного страха за свою жизнь есть какая-то военная польза — нет.

Так что пресс-секретарь Олимпийского комитета России привёл неудачную метафору,
но мысль у него верная.

Источник: Ведомости

Поделиться ссылкой:
0