Ожидание стагнации

Листая прессу

Обвал
финансовых рынков на прошлой неделе показал нестабильность мировой и российской
экономики. Академик РАН Абел Аганбегян поделился с «Огоньком»
размышлениями о том, что нас ждет

В минувший
понедельник мировые фондовые рынки — сначала в Китае, а затем в США —
пережили серьезную встряску, они снизились в рекордных за последнее время
размерах. А еще нефть упала до 43 долларов за баррель, хотя два месяца назад
торговалась по 60 долларов и более. А вслед за этим упал и курс
рубля, достигнув отметок 71 за доллар и 81 — за евро. Такие всплески не
просто неприятны. Они — свидетельство волатильности, а лучше сказать,
турбулентности и неопределенности современных экономических процессов.

Чиновники
финансового ведомства, правда, уверяют, что все это никак не скажется на
простых людях, которые живут «в рубле», они, мол, не пострадают. Они
уже пострадали: конечное потребление домашних хозяйств в России в
1-м квартале сократилось на 9 процентов — намного больше, чем
даже в кризис 2009 года. А во 2-м квартале это снижение, видимо,
достигнет 15 процентов. Ведь основной экономический показатель, ВВП, в 1-м квартале
снизился на 2,2 процента, а во 2-м квартале — на целых
4,6 процента. Почти на 10 процентов снизился розничный товарооборот и
на 9 процентов — уровень реальной заработной платы в народном
хозяйстве страны.

В июле,
после повышения жилищно-коммунальных тарифов и введения обязательной оплаты за
капремонт, произошел новый всплеск инфляции, и в последнем месяце в годовом
выражении она достигла 15,6 процента, что ведет к дальнейшему сокращению
реальных доходов населения. Даже реальный размер пенсии после, казалось бы, ее
индексации снизился более чем на 4 процента.

Если взять
потребности страны и ее населения, то не все «живет в рубле». По
импорту завозится более 40 процентов продовольствия, оплачиваемого в
валюте, половина машин и оборудования тоже завозится по импорту, а импорт из-за
сильной девальвации рубля сокращается на 150 млрд долларов в год. На 200 млрд долларов в
годовом выражении сокращается экспорт, а значит, и валютная выручка.

При
сохранении высокой инфляции все это приводит к снижению реальных объемов
государственного бюджета, который всегда был локомотивом нашего развития, а
сейчас превратился в его тормоз. А ведь это 35 процентов всего объема
ВВП. Что касается внебюджетных доходов и расходов предприятий и организаций, то
их трудности нарастают — у них не хватает средств для развития и они
залезают во все большие долги. На сегодня они должны нашим банкам около
30 трлн рублей, что в 6 раз выше годового финансового результата их
деятельности. «В долгах, как в шелках» и наше население: люди
должны банкам 11 трлн рублей (около 30 процентов их годового дохода).
Причем и предприятия, и население должно по этим долгам платить небывало
высокие проценты из-за рекордной величины ключевой ставки Центрального банка.

Что ждет
экономику России? Если ответить честно — неопределенность. Дна рецессии,
то есть падения экономики, еще пока не видно. Весьма вероятно, что и следующий,
2016 год будет годом продолжающейся рецессии. Правительство не принимает
энергичных мер по выводу страны из кризисного состояния. Вслед за рецессией,
по-видимому, наступят годы стагнации с экономическим ростом, близким к нулю.
Если нынешняя экономическая политика продолжится (сокращение инвестиций,
отсутствие экономических стимулов для роста экономики, бездеятельность в части
назревших институциональных преобразований — структурных реформах,
неспособность справиться с инфляцией, овладеть финансами и снизить процент за кредит), то хорошего ждать не приходится.

Одним
словом, есть единственный выход из нынешнего кризисного положения —
переход к новой экономической политике — политике форсированных
инвестиций, например по 10 процентов прироста в год, нацеленных на технологическое
обновление. Нужно ввести серьезные стимулы для возобновления экономического
роста, в том числе по импортозамещению, расширению экспорта неэнергетических
товаров, развитию высокотехнологических производств, переходу к проектному
финансированию. Нужны институциональные реформы, чтобы снять существующие
барьеры на пути социально-экономического развития.

Необходимо
снизить инфляцию и ключевую ставку ЦБ до 3-4 процентов в год в ближайшие
2-3 года, для чего надо разработать и осуществить серьезную программу
действий со стороны правительства и Центрального банка.

Наша
страна — страна огромных возможностей, у нас есть ресурсы, чтобы перейти к
форсированным инвестициям — главному источнику экономического роста.
Наибольший «денежный мешок» страны — активы российских банков,
объем которых недавно превысил валовый внутренний продукт страны и составляет
72 трлн рублей. Из этих гигантских финансовых ресурсов на инвестиционные кредиты банки направляют только 1,1 трлн
рублей, менее 1,5 процента. Удельный вес инвестиционных кредитов в общих
инвестициях страны в России самый низкий среди всех стран — около
9 процентов, в развитых странах — это 30-50 процентов, а в Китае
и развивающихся странах — более 20 процентов, к тому же там доля
инвестиций в ВВП составляет 30-35 процентов, а у нас почти что вдвое
меньше — 18 процентов в 2015 году при снижении объема инвестиций
в основной капитал более 10 процентов. Поэтому развивающиеся страны
обеспечивают экономический рост в среднем в размере 5 процентов в год, а
мы при снижающихся инвестициях, естественно, «пятимся назад».
И это при наших потенциальных возможностях, по крайней мере, в
3-5 раз нарастить объемы инвестиционного кредитования.

Потенциал
нашей страны огромен, и при всех трудностях переживаемого периода я остаюсь
оптимистом.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2797261

Источник: Огонек

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий