В.Е. Чуров как ударник аристократического труда

Листая прессу

Что вы пристали к В.Е. Чурову, мощному старику, одному из столбов суверенной демократии? Присмотритесь в профиль—разве он не похож на питерских атлантов, что держат крышу на каменных руках? Нет, господа, найдите силы честно признать: орден Александра Невского он заслужил. Одно то, что награду вручали секретно, вместе с сотней других тайных героев (уж не члены ли списка Магнитского?!), означает особый характер заслуг. А среднее по Центризбиркому жалование в 92 тыс. рублей?! Значит, Родина ценит! И нечего завидовать.

С 1991 года В.Е. Чуров зампред Комиссии по внешним связям администрации Санкт-Петербурга. По номенклатурным понятиям, должность для майора или подполковника КГБ. Ну, подполковник вряд ли. Подполковником был его начальник Путин В.В. Вот и Марина Салье про звание не пишет, а сообщает лишь, что депутатами Ленсовета Чуров был уличен как агент этой достойной службы.

Ишь ты: «уличен»! Вот они, двойные стандарты либералов. Стыдно подозревать, когда вполне уверен. Сами подумайте — город пограничный, работа ответственная. Рядом бряцает оружием натовская Норвегия. Иностранцы. Владимир Евгеньевич держит оборону на самой передовой: отвечает за прием делегаций. Чтобы водочка, значит, запотевшая, скатерки крахмальные, рыбка свежая, а девушки чисто мытые, веселые и голосистые. Все проверь, ничего не упусти. На войне как на войне.

В минуты душевной откровенности он рассказывал, каким чутким руководителем был Путин В.В. Отругал его, Чурова В.Е., за все время службы лишь трижды. При этом самым резким выражением было «поросенок». Чудо, а не начальник. Впрочем, будем справедливы: Путину тоже повезло с подчиненным. Не каждый способен так верно хранить лучшие воспоминания и щедро ими делиться. Убежден: если б руководитель велел выпороть его на конюшне, он вынес бы испытание с достоинством и смирением истинно православного христианина, не проронив с благонравных уст ни слова хулы и гордыни. И, поднявшись с колен, твердо повторил бы в лицо америкам и европам: «А все-таки Путин всегда прав»! Как Джордано, знаете ли, Бруно.

Вера вообще сыграла особую роль в становлении личности Чурова В.Е. Он искренне сожалеет, что до 40 лет (т.е. примерно до 1993 г.) оставался вне Церкви. Печально, конечно. Но доброжелательный наблюдатель легко отыщет оправдание: рекомендация сменить коммунистическую легенду на православную была спущена сотрудникам органов лишь в начале 90-х. Острую тягу к Богу тогда ощутили все лучшие люди страны — Н. Нарочницкая, В. Путин, Б. Якеменко, В. Якунин, многие другие братья и сестры.

А до той поры, как и положено патриоту, В.Е.Чуров был образцовым коммунистом, ибо Родина остро нуждалась в его созидательном труде. Покинул партию он в 1991-м — когда стало ясно, что галера окончательно сгнила и грести уже нечего. Зато появилась возможность не таясь ходить в храм. Но, видимо, галера как место трудоприложения все-таки важнее. Иначе почему все эти вновь обретшие духовную опору граждане так не любят лихие 90-е?

«Чертовски хочется поработать!» — признался член Политбюро ЦК КПСС Е.К. Лигачев, когда пришла пора собираться на выход. И был, конечно, неправ. Надо было иначе: «Священный долг перед Богом, Россией, ее великим народом и славной историей обязывает меня… (нужное вписать), не щадя сил и самой жизни, без устали грести как… (нужное вписать)». А этот: «чертовски»! Фу, какая эстетическая слепота. За версту разит комсомольским задором, Байкало-Амурской магистралью и брюками клеш. А жизнь, она же не стоит на месте. Она же предъявляет новые требования! Так давно уже не носят.

Вот В.Е.Чуров — молодец, чуткий. Все строго instyle: сначала гребем к интернациональным идеалам Марксизма-Ленинизма и диктатуры пролетариата, а потом, не теряя времени, — к Божией Церкви и русскому патриотизму с легкой монархической отдушкой. Мудро, немного печально и даже горько-иронично — как учит Н.С. Михалков. Все правильно: так гребется не в пример глубже и продуктивнее.

Подвиг В.Е.Чурова высоко ценят те, кто знает толк в истинных ценностях. Умученный от Никиты Джигурды православный эксперт Кирилл Фролов объяснил, почему его никак невозможно подозревать в электоральных фальсификациях: «Чуров — православный христианин, мы вместе причащались, один из самых уважаемых священников в Москве благословляет Чурова облачаться в стихарь. Это серьезный священник, лицемера и фальсификатора он бы к Причастию не допустил».

Причащаться вместе с Кириллом Фроловым — даже более верная гарантия нравственности, чем работать под началом Путина В.В. или стучать в КГБ. Что может быть выше, трудно даже вообразить. Обратите внимание, как легко Фролов, один из глубочайших православных мыслителей современности, нашел выход из логического тупика, именуемогоidemperidem(доказательство того же через то же). В течение столетий это было не под силу лучшим софистам из латинян, не говоря про эллинов и иудеев. А наш Кирилл взял и решил!

Благонравие В.Е.Чурова православный эксперт обосновывает духовным авторитетом Церкви, которая восприняла в свое лоно лучших сынов Госбезопасности, заслуженно предала анафеме еретика Льва Толстого и воспитала самого эффективного в России менеджера по квартирному вопросу. Прославленного к тому же продвижением табачно-водочной торговли в недра России для спасения погрязших в грехе и неверии аборигенов. Престиж Церкви же, в свою очередь, сильно укрепился, когда прихожане узнали, что такой светлый человек, как В.Е. Чуров, в часы досуга облачается в богослужебный стихарь, дабы помочь им отыскать путь к Господу.

Кроме нравственной стойкости житие В.Е.Чурова дарит юношеству выдающийся пример гражданского мужества. Лишь генералы ФСБ Патрушев и Черкасов молвили слово про «чекистское неодворянство», как он истово озаботился нуждами аристократии. Взволнованно интересуется деятельностью Дворянского собрания, внес немалую лепту в восстановление Российского императорского военно-исторического общества; комментируя свою высокую награду, особо подчеркнул ее важность «в плане исторической преемственности поколений, сохранения лучших отечественных традиций».

Не каждый бы решился! Русские дворяне, что греха таить, бывали строптивы и заносчивы. Шулеров, например, в рамках лучших отечественных традиций привечали канделябром прямиком промеж очков. А после, хорошенько отхлестав лайковой перчаткой по бородатой лакейской роже, — пинком под зад вон из приличного дома. Тружеников охранки, страшно сказать, презирали. Амбивалентная, короче, была публика. С дефицитом толерантности. Где-то даже сомнительная с точки зрения патриотизма: то им на площадь, то им конституцию…

Но В.Е.Чуров не боится. Потому что за ним сила. То есть правда. Да и времена, слава Богу, изменились. За что пушкинские офицеры хлестали по щекам и стрелялись, путинские получают ордена. Потому что Великая Октябрьская социалистическая революция, общественно-исторический прогресс и Лубянка! Теперь у нас каждая кухарка может управлять государством, представляться столбовою дворянкой и владычицей морскою. Ну, как минимум, губернаторшей крупного портового города…

Однако у любой медали есть обратная сторона. Взять хотя бы вопрос фамильных традиций. У иных аристократов-самоучек сыновья, благодаря нарочитому усердию и талантам, трудятся топ-менеджерами в крупнейших корпорациях и рассекают на самобеглых колясках, сбивая некстати подвернувшихся детей и старух из низших сословий. Что правильно и справедливо — народ следует учить смирению, уважению к начальству и технике. Иначе какая модернизация? Но представьте себя на месте наследника В.Е. Чурова, который, допустим, вступает в возраст матримониальных забот. А папа даже не генерал… Тяжело.

Приходите вы, скажем, к родителям любимой девушки. С самыми благородными намерениями, в лучших отечественных традициях. «Так, мол, и так, уважаемые Михайло Иванович и Настасья Петровна, пришел просить руки дочери вашей, милой Машеньки. Ну, и сердца, само собой…»

—Эвона как! И сердца тоже… Нуте-с, проходите, не стесняйтесь, молодой человек. Фамилие-то ваше как будет?

—Моя фамилия Чуров.

—И-и-и-ыхсть… Епстить-тсы-цы!! Уж лучше б Данилкин… Э-э-э… Простите, тот самый?

—Да. Тот.

—Ну, ничего, ничего. Ох, дай дух переведу! Настасьюшка, душа, где у нас валидол? Прихватило что-то… Ладно, ладно, ей-богу. Сын, как говорил товарищ Сталин, за отца не отвечает… А Машенька-то как, согласна?

—Мы с Машенькой любим друг друга и твердо решились.

—Решились, значит. Дело молодое… Тогда, совет, конечно, вам да любовь… Только знаете ли… мы, как бы это… вот что хотим вам пожелать. Нельзя ли Машеньке… ну, и чтоб детишкам вашим будущим тоже… оставить девичью фамилию? Мария Топтыгина — ярко звучит, правда ведь, Настасьюшка? И нам, старикам, отрада… Вы ведь не будете в обиде? Так теперь буквально всюду принято, и в высших сферах тоже: вон известная певица Пугачева не стала же Галкиной… А хотите — можете сами взять нашу фамилию. Мы только рады!

…Да, с фамильным дворянством проблема. Наследника по-человечески жаль. Но даже через это мужественный родитель готов перешагнуть ради беззаветного служения! Сами рассудите: можно ли столь верному человеку не дать орденок, не потрепать втихую по плечу в знак верховного одобрения?

—Заслужил, истинно заслужил, братец. Ну, ступай к себе на Б. Черкасский.

И ничего завидовать, господа. Никогда, никогда вы не испытаете столь глубокого чувства удовлетворения! Вам остается только клеветать и брызгать ядовитой слюной на неколебимые устои Исторического материализма и Православной веры.

 

Источник: Ежедневный журнал

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий