ВОЙНА: СОВЕРШЕННО НЕ СЕКРЕТНО

С либеральной точки зрения

— Как вы расцениваете факт открытия архивов Министерства обороны Российской Федерации периода Великой Отечественной войны? Значительное ли это событие? Ведь война до сих пор окружена многими тайнами и мифами. Так, 15 апреля 2007 года в телевизионной программе «Времена» обсуждались переговоры, которые якобы по поручению Сталина вел в Мценске с генералом Вольфом заместитель наркома НКВД Меркулов с целью заключения сепаратного мира. Различным «злостными фальсификациям», связанным с Великой Отечественной, регулярно посвящает свои публикации «Военно-исторический журнал». Есть ли надежда, что теперь правда о войне и ее деталях будет наконец восстановлена?

— Появившийся доступ к документам архива Министерства обороны эпохи Второй мировой войны значительное событие для историков и широкой общественности, хотя, безусловно, и не все документы окажутся в распоряжении исследователей. Охране подлежат сведения, касающиеся жизни частных лиц, и такие материалы будут по закону доступны всем желающим лишь после истечения 75-летнего срока. Я думаю, что благодаря открытию архивов появится реальная возможность проверить некоторые версии, до сих пор не подкрепленные убедительными доказательствами, в том числе и предположение относительно немецко-российских переговоров 1942 года на предмет заключения сепаратного мира и «раздела мира». Именно засекреченность архивных документов способствовала различным домыслам, например, о встрече Риббентропа и Молотова во время войны на Украине, о планах СССР по нападению на Германию в 1941 году (что положено в основу книги Суворова) и многим другим.

Теперь хочется надеяться, что любой резонный запрос ученого или просто гражданского лица будет удовлетворен. Так ли это действительно, покажет практика. И при декларации открытости всегда существует возможность не дать доступа к надлежащим документам, что-то утаить, не сразу выдать. Мы, историки, стали скромными и радуемся почти любому документу, который нам предоставляется. Длительные поиски тайных дополнительных протоколов к пакту Молотова — Риббентропа (известному в Германии как «пакт Гитлера — Сталина») показали, что из истории, в конце концов, действительно ничего нельзя стереть. Даже если очень стараться. Рано или поздно правда восторжествует.

Само собой разумеется, что доступным должно стать со временем содержание всех хранилищ: относящиеся к периоду войны документы ФСБ/КГБ, а также контрразведки «Смерш», внешней разведки, Министерства иностранных дел, Президентского архива и т.д. Но и тогда мы еще долго не будем знать абсолютно все, потому что существуют вещи, не предназначенные для записи, и в первую очередь это касается тайных контактов между Германией и Советским Союзом. Даже если таковые во время войны и поддерживались, обе стороны были крайне заинтересованы не оставить никакого следа. Это в принципе свойственно подобным переговорам.

— В программе исследований вашего института большое место уделяется международным аспектам германо-российской истории. А какие эпизоды Второй мировой войны представляют особый интерес для вас лично?

— Я надеюсь на получение достоверной информации по некоторым конкретным событиям и вопросам. В частности, хотелось бы понять, было ли принято во внимание руководством СССР предложение Жукова, сделанное им в докладе 15 мая 1941 года, о нанесении превентивного удара по Германии. Далее меня интересует ситуация, сложившаяся в 1942 году. Тогда советскому командованию стали известны стратегические планы немцев. Однако Красная Армия по-прежнему ожидала, что главный удар Вермахт нанесет по Москве. Чем это объясняется? Не личным ли вмешательством Сталина?

Еще одна загадка войны — Варшавское восстание 1942 года и армия Рокоссовского, замершая восточнее Вислы. Или другой эпизод: длительное – с февраля по апрель 1945 года – «стояние» Красной Армии на Одере перед броском на Берлин. Наконец, новые источники, возможно, прояснят, действительно ли советское руководство в 1942 — 1943 годах рассчитывало на открытие Второго фронта.

— В совокупности достоянием общественности становятся около 5 миллионов прежде засекреченных документов. Это огромный массив данных, разных по значению. Ждут ли нас сенсации?

— Ответить на этот вопрос положительно, я бы не решился. Так или иначе, общий ход войны известен. Но, конечно, хочется представить максимально точную и достоверную картину событий. Естественно, лучше обрести все и сразу, но историки знают, что так не бывает, и настроены на долгий и кропотливый поиск.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий