Харассмент в фейсбуке и вдали от него

Кейсы, Повестка

Сексуальные домогательства, харассмент, абьюз, «новая этика» – этими словами переполнены российские сегменты фейсбука, твиттера, а также страницы различных СМИ, преимущественно либерального направления. Тема «новой этики» уже обсуждалась на сайте «Либеральной миссии» в диалоге Т. Щербиной и И.Данишевского в начале июня, но новые споры и скандалы сделали проблему еще актуальнее. Однако оба собеседника в своем разговоре касаются проблем и мнений только достаточно узкого круга московской интеллигенции, а ситуация в остальной России остается вне их внимания. Возможность более широко посмотреть на проблему нам предоставляет официозный ВЦИОМ, который на фоне волны российского «MeToo» провел опрос, призванный установить, насколько распространен сексуальный харассмент в российском обществе и как россияне к нему относятся.

Первый вопрос к респондентам звучал так: «Приходилось ли Вам лично когда-либо сталкиваться со следующими формами домогательств НА РАБОТЕ, и если приходилось, то это происходило часто или редко?» В список домогательств входили как «неприличные ремарки в Ваш адрес и комментарии по поводу внешности, грубые шутки» или «нескрываемое разглядывание Вашей фигуры» так и «обещания или угрозы, касающиеся условий работы (приема на работу, продвижения по карьерной лестнице и тому подобного) в обмен на сексуальные услуги». Согласно полученным ответам, лишь 8-13% россиян сталкивалось с различными формами харассмента, включая «предложения сексуальных отношений, требования сексуального характера», причем из «невезучих» россиян явное большинство лишь 1-2 раза в жизни слышали на работе грубые шутки или чувствовали «нежелательные прикосновения, объятия, похлопывания». Подавляющее большинство россиян на работе никогда не сталкивалось с подобными ситуациями, некоторое исключение составляет молодежь в возрасте от 18 до 24 лет, среди которых (к сожалению, без указания гендерной принадлежности) 20-30% испытало на работе те или иные формы домогательств, хотя тоже в основном 1-2 раза в жизни. А «обещания или угрозы, касающиеся условий работы, в обмен на сексуальные услуги» затронули 2-3% ответивших на этот вопрос. Весьма неожиданно, что ответы мужчин и женщин практически не расходились между собой, а предложения сексуальных отношений мужчины получают даже немного чаще женщин.

У нас нет оснований обвинять ВЦИОМ в каких-то манипуляциях с данными. Левада-центр, проводивший 3 года назад опрос, касающийся трудностей, которые испытывают женщины на работе, получил похожие результаты. Лишь 8% женщин и 7% процентов мужчин считали, что сексуальные приставания относятся к трудностям, с которыми чаще всего сталкиваются женщины, и лишь 7% женщин и 5% мужчин считали, что сексуальные домогательства часто случаются в том месте, где они работают.

Однако длительное знакомство автора с самыми разными трудовыми коллективами никак не сочетается со столь радужной картиной. По моим наблюдениям, во множестве пролетарских коллективов грубоватая шутливая перебранка на сексуальные темы между женщинами и мужчинами с прихватываниями и похлопываниями является частым способом времяпрепровождения перерывов в работе. В более интеллигентных коллективах такое случается существенно реже и, как правило, не носит столь грубых форм, хотя празднования с употреблением спиртного легко избавляют людей от внешнего лоска. Впрочем, многим и спиртного не нужно. Как-то давно, еще в 90-ые годы, автору довелось присутствовать на совещании деканов одного уважаемого университета, не будучи ни деканом, ни даже постоянным сотрудником. Почтенные профессора столь же откровенно, как и простые рабочие, шутили с единственной женщиной-деканом, иронически обсуждая ее позу и размер груди.

Из этого можно было бы легко сделать вывод, что люди лукавят и предпочитают социально одобряемые ответы (лишь молодежь немного смелее старших поколений), женщины стесняются или боятся признаться в том, что происходит у них на работе и с чем сталкивались они сами. Мужчины немного откровенней, и поэтому получается, что мужчины и женщины в равной степени сталкиваются с домогательствами, что явно противоречит жизненному опыту людей самых разных поколений.

Однако такое простое объяснение сразу же опровергается ответами на второй вопрос «Лично Вас оскорбили бы или не оскорбили бы следующие обращенные к Вам действия со стороны сослуживцев или руководства организации, в которой Вы работаете?». Во втором вопросе перечисляются те же действия, что и в первом, и в той же самой форме, подразумевающей необходимость оскорбиться – «неприличные шутки», «нескрываемое разглядывание», «вопросы и комментарии, касающиеся Вашей интимной жизни», «нежелательные прикосновения, объятия, похлопывания» и т.д. Но несмотря на явные подсказки ожидаемого ответа примерно треть стеснительных россиянок отказалась оскорбляться, причем такой же процент женщин отказался оскорбиться в ответ не только на неуместные шутки и прикосновения, но даже на «обещания или угрозы, касающиеся условий работы, в обмен на сексуальные услуги». Если исключить несколько более обидчивую молодежь, то процент отказывающихся оскорбиться при столкновениях с домогательствами дойдет до 35-40% и более. Возможно, если бы вопросы задавались без столь откровенного подведения к нужному ответу, то оскорбившиеся превратились бы в явное меньшинство, впрочем даже в этом опросе «нескрываемое разглядывание фигуры» не оскорбляет большинство женщин. Согласно апрельскому опросу Левада-центра классические ситуации харассмента в западном понимании «мужчина-начальник постоянно назначает свидания своей подчиненной, даже если она в прошлом уже отказывала ему» и «начальник-мужчина делает все возможное, чтобы находиться с подчиненной в тесном контакте и уединении, даже если в этом нет деловой необходимости» с уверенностью называют сексуальными приставаниями/домогательствами лишь 32% и 22% женщин, и еще примерно треть женщин оценивает их как «скорее, сексуальные приставания», причем неизвестно, какую часть из них оскорбят подобные приставания.

Среди мужчин более половины явно приветствуют заигрывания со стороны женщин, а 51% отвечавших мужчин не почувствует себя оскорбленными, если их прием на работу или продвижение по карьерной лестнице произойдут в обмен на сексуальные услуги.

Таким образом, мы приходим к странному результату — треть и более женщин вполне готовы встретиться на работе с сексуальными домогательствами самых разных видов, но лишь 8-13% удается с ними столкнуться, причем большей части этих женщин — всего лишь 1-2 раза в жизни. Понятное дело, что в реальности такого быть не может. На мой взгляд, дело заключается в совершенно разном пороге чувствительности к сексуальному харассменту. Пользовательницы твиттера и фейсбука живут в мире победившего феминизма и торжества «новой этики», в мире, где какая-нибудь реплика вроде «Я был бы очень рад встретиться с Вами в менее формальной обстановке» может вызвать тяжелую и длительную психологическую травму. В отличие от них большинство женщин России так же, как в советские времена, существует в странном квазипатриархальном мире, где вопреки нормам классического патриархального мира, женщины ходят на работу наравне с мужчинами, привыкли к грубым шуткам и домогательствам и готовы воспринимать их как знаки внимания. Границы допустимого у большинства мужчин и доброй трети женщин находятся так далеко, что формулировки общероссийского опроса не могут вместить их описания.

Поделиться ссылкой:
0