А вот что я думаю! История развития сотовой связи в России

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Дмитрий Борисович
Зимин

Почетный
Президент ОАО «Вымпелком»

Основатель благотворительного
Фонда «Династия»

Дмитрий Зимин:

У меня свободная
тема, поэтому я начну со следующего. Сейчас начинаются празднества в компании
«Вымпелком», она же «Билайн», по случаю ее двадцатилетия. Поскольку это все
было одновременно, это еще и двадцатилетие сотовой связи в России. Давайте я
скажу несколько слов по этому поводу, но особо углубляться не буду.

Мне кажется, что
проект под названием «Российская сотовая связь» уникален тем, что это один из
очень немногих, а, может, и единственный проект такого масштаба, который был
реализован практически без использования бюджетных средств. Это в полной мере
касается «Вымпелкома». Этот проект еще уникален тем, что он впервые привел к
созданию в России совершенно уникальных типов бизнес-компаний, открытых
акционерных обществ. Первая компания, которая впервые стала открытым
акционерным обществом, которая, в том числе, была построена по западному
образцу; она же, первая в истории России, вышла на Нью-Йоркскую фондовую биржу –
компания «ВымпелКом». Сотовые компании начинали совершенно с нуля. Они были
первыми, кто внедрил в России абсолютно новый тип хозяйствования, который ранее
был у нас неизвестен. Мне кажется, что эти компании показали невиданную для
России производительность труда, когда в течение очень короткого времени вся
страна, от западных границ до Камчатки, оказалась покрыта вышками, была
проведена полная телефонизация. Я смею утверждать, что, если бы
производительность труда осталась на том же уровне, какой был в лучших
предприятиях военно-промышленного комплекса, у нас бы не было заметно сотовой
связи до сих пор. Я имею право это утверждать, потому что я до «Вымпелкома» 30
лет проработал в одном из элитных предприятий военно-промышленного комплекса,
сейчас он называется Радиотехнический институт имени Минца. Но после «Вымпелкома»
с некоторым сожалением вспоминаю стиль работы, который был в наших компаниях с
его преданностью режиму секретности и с явным приоритетом секретности над
здравым смыслом.

Та высокая
производительность труда, которую продемонстрировали компании сотовой связи, в
основном, обязана тому, что где-то случайно, потом закономерно, удалось создать
более-менее конкурентную среду, конкурентный рынок. Чиновникам каким-то чудом
удалось пресечь попытки монополизации этого рынка, хотя они были очень сильные.
Хотелось бы также заметить, что сотовая связь, даже как идея, не могла
возникнуть в СССР. Я десятки лет работал в фирме, которая считалась лидером в
своей области, где по субботам и по праздникам опечатывались пишущие машинки,
где обычный междугородний разговор требовал согласования с отделом режима согласования
телефона, и т.д. и т.п. Какая тут сотовая связь?!

Я вспоминаю
эпизод из прошлой жизни, который хорошо характеризует обстановку. Это была,
наверное, вторая половина 1980 годов, в Сокольниках проходила австралийская
выставка, и там был представлен один из австралийских персональных компьютеров.
Кстати, в Советском Союзе слово «персональный компьютер» было каким-то
неприличным, как вообще слово «персональный» считалось буржуазным словом. Там
такие вещи назывались мини-ЭВМ, а слово «персональный» вызывало подозрения.
Короче говоря, неким чудом мне удалось с выставки закупить персональный
компьютер, мини-ЭВМ для своего отдела. Это была неожиданность. Это было связано
с тем, что у меня в отделе работал один парень, у которого отец был начальником
в иностранном отделе Академии наук, который выставку устраивал. В общем, это
было некое чудо. А вообще, в таких предприятиях было запрещено использование
зарубежной техники. И когда пришли эти ящики, на которые было разрешение
министерства, то тоже была создана комиссия по поводу того, что при вскрытии
там могут быть подозрительные вложения.

Мы заседали в
течение нескольких дней: открыли ящики, включили компьютер, наставили на него
приемники излучений. Сидим – ну, нет ничего. Давайте запишем, что нет
паразитных излучений, а кто знает, может, если неделю сидеть будем, он что-нибудь
покажет. После трех дней заседаний был составлен протокол, может, он где-нибудь
до сих пор хранится в РТИ. Под ним и моя подпись стоит. В нем было написано: «Разрешить
использование компьютера для несекретных расчетов». Знаменитая фраза, которую я
запомнил на всю жизнь: «В присутствии компьютера запретить разговоры на
служебные темы». В такой обстановке в России стала стремительно развиваться
сотовая связь. Может быть, кто-то из вас помнит, а, может, не помнит, прошло,
наверное, лет 10, что до недавнего времени на каждый телефон надо было иметь
разрешение. Любимым делом милиции было ловить людей и проверять есть ли
разрешение. А получение разрешений было отдельной историей.

Этот проект стал
возможным благодаря гайдаровским реформам, энтузиазму основателей «Вымпелкома».
Вера появляющихся в стороне представителей западного бизнеса позволила сделать
некое чудо. В частности «Вымпелком» состоялся потому, что нам удалось получить
практически ничем не обеспеченный кредит, даже трижды удалось получить на аппаратуру,
а мы ничего не могли им предложить, кроме нашего энтузиазма, горящих глаз и еще
лицензии. Больше ничего не было. На этом фактически вырос «Вымпелком». Я думаю,
что сейчас такие кредиты просто невозможны, а тогда тот энтузиазм, который
царил в стране, позволил это сделать. У меня вызывает раздражение фразы насчет
«лихих девяностых». Для меня это «вдохновенные девяностые».

В такой
обстановке создавался «Вымпелком». Естественно, его последующее развитие и
создание было сопряжено с ежедневными кризисами, всякими кризисами: кризисами,
вызванными внутренними причинами, конфликтами внутри компании, конфликтами с
нашими зарубежными партнерами, конфликтами с государством. Вообще некое чудо,
что «Вымпелком» состоялся. Я собирался рассказать вам об одном из них, чтобы
показать, что в бизнесе, как и в жизни, есть довольно много случайностей. Я
думаю, что и «Вымпелком» состоялся не без некоего чуда. На эту тему можно
довольно много рассказывать. Давайте я попробую только один случай рассказать,
чтобы показать через какие чудеса мы прошли.

Драма
заключалась в том, что сразу после выхода на Нью-Йоркскую биржу под давлением
московских властей, мой друг Владимир Петрович Евтушенков тоже определенную роль
сыграл, была создана резко неравновесная ситуация: наш конкурент – МТС – получил
полную лицензию на GSM,
а нам ничего не дали. Это было не справедливо. Если бы так все продолжалось,
«Вымпелкому» грозила гибель, и мы начали борьбу с неравноправными условиями на
рынке. Что мы только не делали, куда письма не писали, нам все время говорили:
«Иди, договаривайся с Москвой!», то есть нужно было договариваться с
конкурентом. А тут триумф – выход на биржу, счастье! И, буквально, через неделю
эта несправедливость с лицензиями, что, по сути, было для «Вымпелкома»
выписывание бумажки на кладбище. И началась длительная борьба. два года она
шла. Мы что-то пытались доказывать, но бесполезно.

И, наконец, к
власти приходит правительство молодых информаторов. Если кто помнит, там был Сергей
Владиленович Кириенко, первым заместителем Председателя Правительства РФ был
Борис Немцов. Буквально через несколько дней как он появился, я у него в
кабинете рассказываю об этой несправедливости. И тут родилось это решение, где
за подписью Бориса Немцова выделено: «Выдать «Вымпелкому» лицензию на 900 МГц
на GSM!». Правда
«Вымпелком» при этом должен внести 30 миллионов долларов в пользу космоса.
Теперь все – «Вымпелком» спасен! Появился невероятный энтузиазм, радость
неимоверная в компании. Два года мы были под угрозой закрытия. Но проходит
всего несколько дней и мы получаем звонок от Бориса Немцова: «Спрячь это
разрешение в сейф, его не реализуй! Верни все документы! Не смей заниматься GSM!». А что случилось? А пришло постановление
Правительства РФ о запрете на любую деятельность. Это было смертным приговором.
Все, конец, можно лавочку закрывать. А с чем это было связано? Был ряд людей,
которые «пробили» решение Правительства РФ о продаже второй доли акций
«Связьинвета», одна часть до этого была продана Джорджу Соросу. Чтобы поднять
капитализацию, они «пробили» решение Правительства РФ о том, чтобы дать ей
лицензию на GSM на всю Россию, то
есть создать монополиста. «Вымпелкому» конец.

Но проходит
несколько дней, и происходит дефолт августа 1998 года. Мы теряем колоссальные
деньги, но о приватизации «Связьинвеста» можно было забыть. Никто формально
решения не отменял, поэтому мы продолжаем строить сеть. Так год примерно
тянулось – несмотря на запрет, мы строили сеть. А в это время после дефолта
правительство реформаторов уходит в отставку. К власти приходит Евгений
Максимович Примаков со своим первым заместителем Юрием Дмитриевичем Маслюковым.
Юрий Дмитриевич Маслюков – коммунист. Я вообще коммунистов недолюбливаю,
поэтому я подумал, что как только Москва узнает, что у нас есть лицензия, нас
сразу «съедят». Надо было как-то устанавливать связь с новыми властями, и я
буквально на третий день пробиваюсь в кабинет к Юрию Дмитриевичу Маслюкову и
предлагаю ему прийти в нашу компанию. Говорю: «Ваше появление в компании
повысит капитализацию!». Он соглашается и посещает компанию. Это было чудо
какое-то! Мы ему делали доклад. Человек, который делал доклад, был доктором
физико-математических наук, он работал в «Вымпеле» и занимался стратегией
ответного удара. Дело заключается в том, что если обнаружено, что вас атакуют,
то ваши ракеты должны уйти из шахт секунд за семь-восемь до удара. Бред
заключается в том, что в помещении РТИ, которое занималось противоракетной
обороной, один из идеологов ответного удара докладывает председателю ВПК, а Юрий
Дмитриевич Маслюков был одно время третьим лицом в Советском Союзе,
председателем ВПК.

Самое главное:
нам удалось у Юрия Дмитриевича Маслюкова подписать бумагу следующего
содержания: хотя мы задерживаем выплату 30 миллионов, но прочие пункты решения
остаются без изменений, и новое правительство одобряет наши лицензии. Еще через
некоторое время мы заканчиваем строить сеть, залезли в долги, вышли в эфир… И
что тут началось: на нас стали писать оскорбительные письма, в газетах писали
про сотовые войны и т.п. Это была борьба, чтобы осталась монополия, но мы с
этим справились. И с тех пор компания стала стремительно развиваться.

Вот таким
образом, во-первых, выжил «Вымпелком», а, во-вторых, в стране удалось создать
обстановку конкуренции, что привело к следующему. По данным, которые приводит в
прошлом году «Коминфо Консалтинг» за последние 15 лет цена на хлеб выросла в восемь
раз, на молоко в шесть раз, на бензин Аи-92 в девять раз, на проезд в метро в
11 раз, при этом цены на мобильную связь снизились в 17 раз; уровень заработной
платы в период с 2002 по 2010 гг. увеличился почти в пять раз, доля затрат
домохозяйств на услуги ЖКХ снизилась всего лишь с 9,5% до 6,5%, а доля затрат
на услуги мобильной связи снизилась с 14% до 1,5%; вклад в ВВП вырос в три раза.
На этом с сотовой связью, пожалуй, закончим.

А сейчас я вам
хотел рассказать следующее. Много лет назад я ушел в отставку, в два этапа
продал свои акции, и сейчас там другие акционеры, которые мне благодарны за то,
что я сам добровольно ушел. Они присвоили мне звание почетного президента,
наделили различными благами. Я основал Фонд «Династия». Этот Фонд занимается
поддержкой науки. У нас есть книжная программа, есть премия «Просветитель»,
которая дается за лучшие книги в номинации «Естественные науки» и «Гуманитарные
науки». Все это есть в Интернете, поэтому я не буду про это рассказывать. Я вам
лучше расскажу о том, что из последних достижений науки меня самого удивило.
Еще, кроме всяких конкурсов, у нас есть такая редкая вещь, когда мы выдаем
грант великому человеку, хотя он ничего не просит. Это просто для того, чтобы
он был, существовал бы и не нищенствовал. Кстати, такой грант мы в свое время
выдали Александру Яковлеву, хотя он им недолго пользовался. Еще был у нас такой
великий человек, знаете вы или нет, математик Владимир Арнольд. Он не только
великий математик – написал теорию катастроф и многое другое – он еще был
великий педагог. В частности, у него есть книжки, например «Задачник для детей от
5 до 15 лет», у него есть лекции, которые он читал не самым образованным людям
– Аппарату Президента РФ. Мы способствовали тому, чтобы они были изданы и
переизданы, и мне очень жаль, если вы об этом ничего не знаете.

Слушайте, можно
проверить ваш интеллект на задачках для пятилетних, вы не обидитесь? Старая
добрая задача: «Кирпич весит 5 кг и еще полкирпича. Сколько весит кирпич?

Ответ из зала:

7,5 килограмм.

Дмитрий Зимин:

Двойка. Арнольд
отмечает, что дети решают эту задачу быстрее, чем взрослые. Представьте себе
картину: весы; на одну сторону положили кирпич, а на другую положили гирю в 5
кг. Этого мало. Тогда положили еще полкирпича, и они уравновесились.

Ответ из зала:

10 килограмм.

Дмитрий Зимин:

Да, 10 килограмм.
5 плюс полкирпича равняются целому. Так дети соображают. А вы все еще думаете. 

Ответ из зала:

Уравнение можно
составить.

Дмитрий Зимин:

А дети не знают
уравнений. Арнольд всегда при этом отмечает, что взрослые эти задачки решают
хуже, чем дети.

Реплика из зала:

А если положить
2 кирпича?

Дмитрий Зимин:

Можете положить
2 кирпича на одну сторону, а на другую кирпич и гирю в 10 кг, чтобы они
уравновесили друг друга. Будет то же самое. Можно, конечно, составлять
уравнения, как более взрослые люди. Но дети еще не умеют уравнения решать.
Попробуйте задать своим младшим родственникам. Я вам очень рекомендую эти
задачи, они сейчас есть, потому что мы их издаем. Хотите еще одну задачку?

Реплика из зала:

Они в магазинах
продаются? Эти книги можно купить?

Дмитрий Зимин:

Да, их можно
купить. Кстати говоря, они есть в Интернете. Зайдите на сайт Фонда «Династия»,
они там есть в электронной версии. Но нет решений, а только задачи.

Реплика из зала:

А как мы узнаем,
правильно отгадали или нет?

Дмитрий Зимин:

Знаете, это
забавно. Несколько лет тому назад, еще Владимир Арнольд был жив, мы
организовали и финансировали Всероссийскую олимпиаду по решению задач. Она
проходила в два этапа: сначала было решение в Интернете, а потом лучших, мы
пригласили в Москву. Там были дети с мамами и бабушками, и мы все это оплатили,
чтобы они приехали в Москву. Здесь уже был письменный экзамен, но не на эти
задачи, а на другие. Это было так трогательно: столько детишек приехало. Все
фотографии есть на сайте Фонда «Династия». После этого, был сделан решебник по
результатам этой олимпиады, но он не распространяется. Арнольд был
категорически против.

Давайте еще одну
задачу. На полке стоит полное собрание сочинений кого-то в правильном порядке: первый
том, второй том, третий том и т д. Каждый том имеет толщину 30 мм и еще у
каждого есть картонная обложка по 2 мм. Червь завелся, который прогрыз от
первой страницы первого тома до последней страницы второго тома. Какой путь
прогрыз червяк?

Реплики из зала:

68, 64, 62, 66,
68, 62 и т.д.

Дмитрий Зимин:

Дайте мне
книжки, я вам постараюсь на них показать. Перед вами первый том, первая
страница и второй том, последняя страница. Они стоят таким образом, что
соприкасаются начало первой книги и конец второй. Следовательно, ответ – 4 мм.
Все поняли? Занимайтесь образованием. 

Одна из причин,
почему наш Фонд поддерживает науку, связана не только с основополагающим
влиянием науки на современную культуру, на настроение людей, но еще связана с
тем, что, на мой взгляд, настоящие ученые дали потрясающие примеры
нравственного поведения в современном мире. По крайней мере, я мало от кого,
даже от больших писателей, читал столь глубоких нравственных заявлений. Давайте
я вам прочту кое-что, что я выписал. А выписал я из книжки Евгения Львовича
Фейнберга, который был начальником теоретического отдела в ФИАНе, в том отделе,
где работал Андрей Дмитриевич Сахаров. У него на квартире была вошедшая в
историю встреча Андрея Дмитриевича Сахарова и Александра Исаевича Солженицына
на Зоологической улице. У него есть совершенно потрясающая книга «Эпоха и
личность». У него побывало много всяких ученых. Слова немца Вернера
Гейзенберга: «Мы должны постоянно сознавать, что вести себя по-человечески по
отношению к другим важнее, чем выполнять какие-либо профессиональные,
национальные или политические обязательства».

Есть еще один
пример, по которому мне бы хотелось, чтобы вы выработали свое отношение. Он
тоже принадлежит немецкому физику Фридриху Георгу Хоутермансу. Он коммунист, и
в 1934 году бежал из Германии, работал в Харьковском физико-техническом
институте, в том же самом институте, где работал и Ландау. В годы террора, в
1939 году, он был арестован, и в 1940 году Сталин его отдал Гитлеру. Однако
талантливый физик уже в 1940 году был освобожден без права работать в
госучреждениях. Два других великих физика, Фон Лауэ и Фон Вайцзеккер, помогли
устроиться в частные институты Арденне. Дело в том, что в 1945 году весь
институт Арденне был вывезен в Советский Союз и в Сухуми был организован
закрытый институт, который работал над атомными проблемами. На Валдае был
организован такой же заповедник, где ракетчики немецкие сидели. Об этом много
литературы есть. Кстати, двое из этих немцев после взрыва атомной бомбы получили
потом сталинские премии. Хоутерманс в августе выпустил отчет с демонстрацией
полного понимания ядерного взрыва. Там немцам здорово не повезло: была ошибка
экспериментов Вальтера Боте. Это очень загадочная ошибка. Боте был опытный
экспериментатор, но он ошибся и они сделали ставку на тяжелой воде, а не на
уране.

Где-то в 1944
году немецкий коммунист Хоутерманс умудрился из Швейцарии дать телеграмму в
Нью-Йорк своим коллегам подобного содержания: «Ребят, торопитесь! Мы тут тоже
что-то делаем!». И уже в 1945 году все они были интернированы, и ему
принадлежит такая фраза: «Каждый порядочный человек, столкнувшись с режимом
диктатуры, должен иметь мужество совершить государственную измену». И как вам?
Не надо сейчас давать ответы, но согласитесь, что есть, о чем подумать.

В этой книге
есть еще много подобных мыслей. Например, Макс фон Лауэ, Нобелевский лауреат,
объяснял свою причину Альберту Эйнштейну, почему он остался в гитлеровской
Германии и не подал в отставку: «Я их так ненавижу, что должен был быть поближе
к ним». Я вам цитаты даю, потому что хочу пояснить свои внутренние причины,
почему из всего многообразия высокоинтеллектуальных людей мы, кроме всего
прочего, поддерживаем ученых. Мы, конечно, поощряем собственно интеллектуальные
достижения, но, мне кажется, что настоящие ученые еще и несут очень большой
нравственный заряд.

Следующее
немного из другой оперы, это вокруг создания университета Шанявского: «Темнота
и невежество отличаются двумя свойствами: отсутствием способности сомневаться и
вследствие этого самонадеянностью». А вот что говорил наш знаменитый Аркадий
Мигдал: «Заниматься фундаментальной наукой так же выгодно, как делать добро.
Человек не знающий и не желающий знать основных законов науки, потенциально
опасен в наше время». Задачка из того же самого Арнольда для школьников,
направленная на понимание, как устроен мир: «В неком прекрасном городе на
берегу моря сегодня прилив был ровно в 12 часов дня. Когда он будет завтра?».
Вы ее не решите, и не вы одни. Но я хочу сказать, что задачка элементарная.
Во-первых, надо знать в какую сторону вращается Луна, за сколько Луна делает
полный оборот. Луна вращается в ту же самую сторону, что и Земля, что полезно
знать. Полный оборот она делает за лунный месяц, это 28 дней. Следовательно, бриз
идет за Луной, На следующий день луна переместиться и прилив тоже на
1/28 часть суток, то прилив будет примерно на 50 минут позже. Не в этом дело. Я
просто хочу сказать, что нужно интересоваться окружающим миром, читать книги.

Из новых книг
необычайно интересна книга «Почему небо темное». Она будет подаваться на премию
«Просветитель». Книга сейчас очень популярная. Она говорит о том, что умный
человек, поднимая голову ночью, смотрит не на звезды, а в темноту. Почему
темнота? Вселенная ведь бесконечна, поэтому должно быть полное сияние. Умный
человек, глядя в темноту, может сказать, что все-таки Вселенная ограничена и во
времени и в пространстве. Так может Вселенных очень много, в которых действуют
разные законы природы и физики. И только одна из них окружает нас.
Поразительная книга, хотя рассчитана на школьников.

Теперь же
возьмем биологию или генетику. На это я смотрю, вытаращив глаза. Вам, наверное,
это все известно, а я вот поражаюсь некоторым вещам. Вот один вопрос, который
должен интересовать вас больше меня. Есть ли у человечества будущее?
Рассматривается социальный вариант гибели цивилизации. Говориться, что
гуманное, избегающее всякого насилия общество может стать технически
высокоразвитой, но нестабильной цивилизацией. Каннибализм у нас преодолен на физиологическом
уровне, что произошло в доисторическое время. При этом утверждают, что пещерный
человек грешил каннибализмом, но от него избавился. Однако отсутствует запрет
на другое проявление дикости – убийства. При этом рост технических
возможностей, рост культуры, цивилизации, рост всей той искусственной среды,
которой человек окружил себя, и в которую входят все наши бытовые удобства,
опережающий гуманизацию общества почти неизбежно ведет к гибели цивилизации.
Вот чего боятся некоторые ученые.

Homo sapiens появился примерно 150 тысяч лет тому назад.
Цивилизация от момента появления письменности – 5-6 тысяч лет тому назад.
Научно-техническая революция и переход к индустриальной цивилизации произошли
100-200 лет назад. 50 лет назад было создано ядерное и термоядерное оружие. А вот
какова динамика военных потерь. В XVIII веке во всем мире не более 1 млн.
человек было убито, в XIX веке – не менее 10 млн., в XX веке во всех войнах –
свыше 100 млн. человек. Стоит заметить, что в процентном соотношении к
численности самого населения нет сильного роста, но сами по себе цифры
ошеломляют.

Социальный
вариант предрекает самоликвидацию цивилизации вскоре после ее вступления в
технологическую эру. Обоснование: сохранение психологической установки на
решение конфликтов силовым путем, что фатально ведет к самоубийству. Я пока еще
не знаю, чем можно опровергнуть такие размышления.

Ирина Ясина:

Недавно у нас
выступал Вячеслав Иванов, и он сам ставил и отвечал на данный вопрос, что
человечество не погибнет, потому что человечество существует во Вселенной в
качестве оценщика тому, что происходит.

Дмитрий Зимин:

Я не могу
сказать, что этот довод убедительный.

Надо иметь в
виду, что поведение каждого человека, человечества в целом, определяется двумя
факторами – инстинктами и культурой. Инстинкты у нас остались на уровне
пещерного человека, один из самых опасных – злоба. Необходимо иметь в виду, что
даже такое человеческое качество, которое нам кажется вполне благородным, как
альтруизм все равно является инстинктом. Так мать может пожертвовать собой ради
детеныша. Только вот самоубийство шахидов – это тоже своеобразное проявление
альтруизма. Говоря об агрессивности, стоит сказать, что практически все войны
далеко не всегда имеют материальную подоплеку. Значительно чаще причиной войн
является эта животная агрессивность. Классический пример нематериальной войны,
который уже много лет обсуждается, — это геноцид в Руанде. Меня поразило
заявление, что ксенофобия уже наблюдается у микроорганизмов. Не забывайте, что
Лев Толстой считал патриотизм, а ксенофобия по своей сущности близка к животному
патриотизму, чувством грубым, вредным, стыдным и дурным, а главное
безнравственным. Он полагал, что патриотизм порождает войны и служит основой
национального угнетения. Но это происходит, когда любовь к своей стране,
близким и родным одновременно сопровождается ненавистью к другим, то есть
ксенофобией.

Одной из
основных угроз, которая стоит перед человечеством, является конфликт между его
инстинктами, которые остались на уровне пещерного человека, и культурой,
которая позволила овладеть силой природы и нарушить ее равновесие, создав, к
примеру, ядерное оружие. Всё это несет смертельную угрозу человечеству, что
обусловлено могуществом первобытных инстинктов.

Теперь мне
интересно узнать Ваше мнение по поводу моей лекции. Что понравилось, что не
понравилось, что было банальным?

Реплика из зала:

Было интересно,
когда вы рассказывали про формирование «Вымпелкома». И я сразу бы хотел задать
вопрос. Как Вы относитесь к ВТО? Считаете ли Вы правильным то, что Россия
вступила в ВТО, и будет ли это сказываться позитивно на экономику?

Дмитрий Зимин:

Я считаю вступление
в ВТО абсолютно правильным, потому что любое сближение России с мировым
сообществом приносит ей пользу. Можно, конечно, найти и отрицательные моменты,
но в сумме это позитивное явление. Лично я его приветствую.

Антон Барбашин, г. Новосибирск:

Дмитрий
Борисович, у Вас был уникальнейший опыт работы в 1990 годах в России, создавая
что-то новое в стране, где до этого такой практики практически не было. Если
посмотреть в ближайшее будущее, примерно на 10 лет вперед, какие секторы
экономики или технологии могут быть потенциальным зерном, с которого российская
экономика сможет начать свое бурное развитие? Видите ли Вы какие-нибудь пласты
экономики, в которых мы можем сделать прорыв или стоит вкладываться только в
трубы?

Дмитрий Зимин:

То, что на
трубах не стоит делать упор, — это совершенно очевидно. Но ответить на Ваш
вопрос не могу. Я сам не знаю.

Елена Короткова, г. Москва:

У меня два
вопроса. Во-первых, когда вы начали говорить про «Вымпелком», то сказали, что
это был большой рывок в производительности труда в нашей стране. Хотелось бы
услышать ваше мнение о текущем уровне производительности в нашей стране. Насколько
он вырос за последние 20 лет по вашей оценке? Есть ли какие-нибудь у нас
перспективы в данной области?

Второй вопрос по
поводу истории со «Связьинвестом». Есть ли области экономики в нашей стране,
где наличие государства, монополистов является единственно правильным решением?

Дмитрий Зимин:

Это был огромный
рывок в производительности труда, который был сделан именно новыми компаниями,
которые не имели советской предыстории, которые не имели советского устройства
с его отделами, кадрами и режимом. Мы просто мученически создавали эти
компании, которые выходили на биржи по американскому образцу или внедряли
западную бухгалтерскую отчетность. Мы столкнулись с этой революцией в мозгах,
которая шла буквально непрерывно. Интересно, вот сейчас вы уже понимаете, что
оператор и разработчик не могут быть в одном месте? Что железная дорога не
должна для себя делать паровоз? Что оператор не должен для себя делать базовые
станции и телефоны? Тогда этого не понимали.

Производить
оборудование – это весьма дорогостоящий процесс. Производитель должен
захватывать рынок, продавать оборудование любому оператору. Если же у него есть
собственный оператор, то ему не нужно ничего этого делать, он оператору впихнет
все, что угодно. Оператор не имеет возможности выбрать лучшее на рынке. Эта
завязка ни к чему хорошему не приведет. «Вымпелком» чуть было не погиб, когда
мы в азарте, что все можем, стали сами себе делать биллинг. Компания была на
грани провала. Биллинг – очень специализированная вещь. Его должна делать
компания, которая его внедрила в десятки других. Это целая культура. Это
безумие его делать самим.

В советское
время существовали штатные расписания и прочее. А тогда, когда создавался
«Вымпелком» рынок менялся на глазах. Структура компании должна успевать за
рынком.

Также была
сложная проблема конфликта интересов и профессионализма. Приведу пример на
правительстве страны. Если во главе Минсоцразвития становится профессиональный
врач, влюбленный в свое дело гомеопат, имеющий свою собственную клинику, то это
как? Профессионалу быть во главе министерства – это смертельный номер. Так и во
главе больших инженерных компаний должен быть менеджер, который будет проводить
конкурсы и все организовывать, а не главный профессиональный инженер.

Двигателем всего
прогресса и развития является конкуренция. Монополия абсолютно гибельная вещь. Примерно
в течение года «Вымпелком» был монополистом на рынке, из-за чего начались
абсолютно разрушительные процессы внутри компании. Монополия вредна
экономически, нравственно. Монополия – это бедствие.

Возвращаясь к
другому вопросу, несколько недель назад кто-то у нас в Государственной Думе
провозгласил лозунг, что необходимо запретить Министерству обороны РФ закупать
комплектующие за рубежом, что они должны быть только отечественного
производства. Это бред. Необходимо закупать наилучшее, потому что это жизнь
людей. Ведь монополист, понимая, что у него все равно купят, может постоянно
брак поставлять.

Дмитрий Руденкин, г. Екатеринбург:

Дмитрий
Борисович, у меня вопрос по поводу современного состояния рынка сотовой связи в
России. Я честно скажу, что не специалист в этой области, а сужу только со
стороны наблюдателя. Я вижу, что есть только три крупные компании, оказывающие
услуги сотовой связи. Есть несколько компаний масштабом поменьше. Как вы
считаете, сейчас рынок закрыт или есть возможность появления новых игроков на
нем?

Дмитрий Зимин:

Давайте сделаем
скидку, что мне уже много лет и я пенсионер. Мой опыт о рынке был получен уже
очень давно. Относитесь к моему мнению как к несильно компетентному на
сегодняшний день.

Мне весьма
повезло захватить еще тот романтический период становления бизнеса, когда нужно
было не только делать компанию, но и создавать рынок, потому что его еще вообще
не было. Сегодня рынок развитой, войти на него новому игроку крайне тяжело и
почти невозможно. Также как очень трудно войти на автомобильный рынок на фоне
всех существующих гигантов: японских, немецких, американских компаний, так как
рынок поделен между ними. Рынок надо захватывать в период становления новинок.

Что же касается
конкурентной среды, то она должна быть разумная. Дело в том, что один игрок на
рынке – это плохо, но когда же игроков много, то начинается самоудушение рынка.
Если его оценивать в масштабах капитализации, бизнеса, то у нее в зависимости
от рынка есть определенный экстремум. Когда компаний очень много, то они много
сил тратят на удушение друг друга, не вкладываются в развитие, бедствуют.
Поэтому существуют определенные оптимумы. С этой точки зрения, задача
регулятора рынка, в том числе лицензиата, достаточно серьезная. В связи с этим
отвечаю на вопрос: возможность появления сейчас сильных игроков на рынке крайне
маловероятна. На рынке сотовой связи в наших реальных условиях накладывается
много неформальных факторов: связь с регулятором и другое. Сотовая связь
опирается на такой ресурс как частотный диапазон, который имеет ограниченный
характер.

Дмитрий Руденкин, г. Екатеринбург:

Хочется немного
уточнить. Вы сказали, что когда на рынке игроков много, это также плохо, когда
и один игрок. Тогда где проходит баланс? Какое число игроков оптимально для
того, что бы рынок развивался нормально и приносил хорошие результаты?

Дмитрий Зимин:

Я думаю, что
сегодняшняя ситуация с тремя-четырьмя игроками в существующем частотном ресурсе
и рынке очень близка к оптимальной. По моему мнению, больше не надо, потому что
это будет вредно для всех и рынка в том числе. 

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий

А вот что я думаю! История развития сотовой связи в России

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Дмитрий Борисович Зимин

Почетный Президент ОАО «Вымпелком»,

основатель благотворительного фонда «Династия»


Дмитрий Зимин:

Давайте попробуем, хотя не без некого трепета души. Когда компания Ясина, фонд Либеральная миссия, тебя приглашает, отказаться совершено неприлично, надо только благодарить, кланяться, к тому же, есть желание людей посмотреть, себя показать. А когда день наступает, и я сюда пришел, уже хочется извиняться за то, что я это приглашение принял. Но, раз принял, делать нечего, я постараюсь быть не совсем скучным. Мне больше хочется вас расспросить, чем вам что-либо рассказывать, но попробуем.

Что я хочу и могу вам сказать? Я хотел бы обратить внимание на несколько факторов, явлений, которые мы сейчас переживаем, и к которым я имею какое-то отношение. Во-первых, с большим треском проходит по всей стране цикл мероприятий, который называется «20 лет сотовой связи в России», наверное, что-нибудь слышали. Для начала хочу что-то сказать по этому поводу. Этот проект, «Сотовая связь России», явление действительно уникальное, так как это один из очень немногих проектов, может быть, единственный проект такого масштаба, который был реализован практически без использования бюджетных средств, частниками, на частные деньги. Я другого такого проекта не знаю. Этот проект уникален тем, что он был паровозиком, он привел в страну первые предприятия нового типа, ОАО, в которых впервые в истории России была внедрена американская система бухгалтерии. Первой компанией в России, включенной в список Нью-Йоркской фондовой биржи, был как раз Вымпелком. Это была большая революция в мозгах. Эти компании, не только Вымпелком, но и другие компании сотовой связи, были пионерами внедрения в стране ранее невиданной, неслыханной культуры производственных отношений. Независимый совет директоров, защита прав акционеров, в те времена было очень непонятно, что это такое. Эти предприятия продемонстрировали невиданную в истории России производительность труда. За 15 лет в стране, в которой обычный телефон был дефицитом, за ним стояли в очереди, мы пришли к тому, что мы имеем сейчас, телефон практически у каждого в кармане.

Если бы сотовая связь в стане создавалась наилучшими предприятиями военно-промышленного комплекса в рамках госзаказа на бюджетные деньги, думаю, что у нас никакой массовой сотовой связи не было бы до сих пор. Мне кажется, я имею право об этом говорить, поскольку 30 лет до Вымпелкома проработал в одном из ведущих предприятий военно-промышленного комплекса, Российском институте имени Минца. Между прочим, я там был начальником отдела, доктором наук, зам. главного конструктора, поэтому более или менее знаю, о чем идет речь. Надеюсь, что ситуация изменилась, но не уверен, что намного.

Такая невиданная производительность труда была связана с тем, что, толи по милости божьей, толи по неосмотрительности чиновников, то ли ввиду новизны всего этого явления, так как не было никаких предшественников, была создана конкуренция, и удалось обеспечить сравнительно малое вмешательство чиновников, государства в этот процесс. Позволю себе заметить, что сотовая связь, даже как идея, не могла возникнуть в Советском Союзе, так как этот проект – пример глобального международного проекта, потребовавшего международного согласования, национальных технических спецификаций, денежных вопросов, расчетов таможенных правил. Этот проект стимулирован потребностями свободных людей в глобальном мире. В рамках Советского Союза за железным занавесом он был в принципе немыслим. Кстати говоря, вы, конечно, не помните, но те, кто чуть-чуть постарше, помнят, что у нас долгое время на каждый телефон человек должен был носить с собой разрешение. О, кто-то помнит. И любимым занятием милиции было проверять со всеми последствиями, есть ли у тебя это разрешение. Кстати говоря, в этих бумагах телефонный номер назывался «позывной». Считалось, что враг не дремлет.

Этот проект стал в значительной мере возможен благодаря гайдаровским реформам. Возникает вопрос, откуда деньги-то взялись? С чего началось все это дело? Немного все интегрируя и пропуская детали, должен сказать, что он получился потому, что нам удалось получить у поставщиков оборудование, ничем не обеспеченный товарный кредит. Сначала была крошечная фирма, потом Эриксон, потом Алкатель. У нас же не было денег, получили ничем не обеспеченный товарный кредит с индексом в Москве. Получили мы его, как говорили сами поставщики оборудования, благодаря нашему энтузиазму. И действительно, жрать было нечего, глаза горели, энтузиазм был невероятный и ощущение того, что происходит что-то невиданное: страна открылась, что-то происходит, надо захватывать эти рынки. Черта лысого сейчас кто-то дал бы ничем не обеспеченный товарный кредит на миллионы долларов. Вот на этом, собственно говоря, возник Вымпелком.

Ну, и последнее. Уже давно возникло утверждение о том, что страна погрязла в коррупции. Это действительно так, и началось все в лихие 90-е годы. У меня немножко другое ощущение, мне кажется, что всплеск коррупции как раз начался не в 90-е годы, а скорее в 2000-е, с приходом силовиков, новых властей и т.д. Массовый всплеск я пережил на собственной шкуре. Эта коррупция, разъедающая страну, была связна с тем, что был нарушен один из основополагающих принципов взаимоотношений бизнеса и власти, а именно, грамотный учет конфликта интересов. Во главе министерства, во главе органа, который регулирует рынок, вдруг оказывается человек, аффилированный с рынком, у которого какая-то своя компания, или он еще чем-то заинтересован. Это тотально началось с 2000-х годов, последствия достаточно тяжелые. Это все равно, что поставить… не хочу называть фамилии, вы сами догадаетесь. Это все равно, что поставить козла сторожить огород. Последствия очевидны, но за это не надо ругать козла, надо думать о системе, которая позволяет ставить в качестве чиновника-регулятора подобного заинтересованного козла.

Прежде чем переходить к личному опыту, расскажу. Мне недавно попались данные исследования «Комильфо консалтинг», тут интересные цифры. Влияние мобильной связи на экономику России. Вот такие цифры: за последние 15 лет цена на хлеб выросла в 8 раз, на молоко в 6 раз, на бензин в 9 раз, на проезд метро в 11 раз, а цена на мобильную связь снизилась в 17 раз за это же время. Налоги на мобильную связь в 10-м году составили больше 12-ти млрд. долларов, то есть более 4/5 от общей суммы налогов, мобильной связью создано 450000 рабочих мест. Кто мог подумать, когда все это дело начиналось?

А сейчас чтоб не заниматься общей философией, я вам попробую рассказать один, может быть, два эпизодика из реальной жизни, как это было. Битва за стандарт GSM. Итак, произошло чудо. 1996-й год, первая в истории России компания выходит на Нью-Йоркскую фондовую биржу, флаги России, флаги Билайн, слезы в глазах, это было что-то неслыханное. Выход на эту биржу на знаменитом балу перед началом означает событие для биржи тоже. Пресса вся была, толпы народу, а на полу были организованы по этому поводу пляски российского ансамбля, при ближайшем рассмотрении оказавшегося евреем с Брайтон бич, но, все равно, русские танцы. Прекрасно прошли торги, там и меня даже видно. А перед этим было роу-шоу, мы объехали полмира, демонстрируя, завлекая инвесторов. Вот здесь уникальные условия, смотрите, что творится! Вымпелком только Москва была, а смотрите, 480 минут говорят наши абоненты, в то же время в какой-то Америке 115 минут, видите, насколько это выгодно? Правда, там были простые нравы, простая аппаратура, мы вынуждены были вести какой-то контроль над этими разговорами, из них процентов 25 была ненормативная лексика, между прочим. Ну, правда, тогда был очень специфичный контингент, потому что телефон стоил 5000 долларов. Был контроль над этим делом, но через некоторые время это стало совершенно невозможно, сама аппаратура, а еще и закон. Самим было интересно. Простота нравов необыкновенная. Маркетологов тогда не было, но говорили, что первые наши клиенты «три б»: банкиры, бандиты и кто-то еще на «б», уже забыл. Да, проникновение было в 1994-м году, 2% – это от Москвы, была надежда, что к 2000-му году будет 4%. Сейчас, вы знаете, какой процент проникновения? Более 100%. Вот, сколько заплатил каждый абонент. А? Хорошие цифры, да? Понятно, с каким свистом мы вышли на биржу? Так, значит, вот мы, лидер. Было тогда три оператора – Вымпелком, МСС (Московская сотовая связь), ее уже забыли. Приезд в Москву, празднование, это министр связи тогдашний стоит, я вручаю ему символ, это бык. А это приезд, праздник был большой, Познер пришел, Игорь Кваша, мы с ним в одном классе учились в незапамятные времена. Вымпелком с Нью-Йоркской биржей, что творится! Такая вот наша реклама была, между прочим. Что-то я пропустил, ну ладно. Сейчас я перейду к самому главному.

Вышли мы на биржу, оперируя американским стандартом. Это был американский стандарт, совершенно правильно сделан, других вариантов не было. Ну, и тогда же появились первые спецификации, потом он стал называться GSM 1900, на него получили лицензию. Вот, примерно в этом виде мы собирались завоевывать мир. Основным конкурентом, естественно, был МТС, у которого был GSM 900, но было совершенно ясно, что за нами основное будущее. Мы что потом стали называться GSM 1800 и AMS, и были лидерами на рынке. Мы базировались на том, что было твердое обещание, у меня документы тут есть, не буду на этом останавливаться – письмо из Минсвязи для инвесторов, что будет железно соблюдена госполитика в области лицензирования. Каждой оператор привязан к своим стандартам, никаких дополнительных лицензий не будет, это важно инвесторам. Если вы строите гостиницу, вы должны быть уверены, что на соседнем углу государство не построит еще одну и не разрушит ваш бизнес. Были получены соответствующие гарантии, и после месяцев этого триумфа нам как молотком по голове. МТС тогда перешел в руки Евтушенкову, он приватизировал сотовую связь, заодно и МТС, оказалось, он пробивает на свою компанию лицензию на GSM 1800. Это казалось смертью для компании Вымпелком, с двумя сетями конкурировать невозможно. Мы были возмущены, но единственным выбором было: «Если так, то давайте нам тоже лицензию на 900. Либо дадите Вымпелкому, либо это будет смерть». И вот началась битва за GSM. Надо понимать, какие были силы. Мы выходцы из военно-промышленного комплекса, без особых связей. В Минобороны, правда, были связи. А тут нам противостоит, по сути дела, московская власть. Будет Вымпелком, или не будет Вымпелком. Началась двухлетняя битва. Был тогдашний министр связи, я его привожу к нам в офис и говорю: «Ты видишь, сколько мы денег вложили в GSM 1800, создай равноправные условия на рынке!» Лужков. Да, значит, все это было два года. Мы получали неплохие деньги, все вкладывали в создание сетей GSM, и вместе с этим шли к вполне определенной гибели, никаких вариантов не было. И вот, в один прекрасный момент в правительстве оказалась новая власть реформаторов, 1998-й год, Кириенко. В кабинете первого вице сидит Борис Немцов. Я прорываюсь к нему, объясняю ситуацию, у него еще тогда загорелись глаза: как, опять Лужков поперек бизнеса стоит! Я этому мало поверил, но, тем не менее, через некоторое время появляется вот это решение, которое я до сих пор не очень показываю, боюсь. У меня даже книжка есть. Если бы этого решения не было, современного Билайна не было бы. Оно говорит о том, чтобы выдать Вымпелкому дополнение к лицензиям, разрешить работать в диапазоне 900 МГц, здесь имеются подписи. Вы, взрослые люди, понимаете, что такое собрать подписи начальника Госсвязьнадзора, начальника связи вооруженных сил, это у них были частоты, Главштаба ВВС, 900 МГц. И «Утверждаю», Немцов. Выдать лицензии! Вымпелком просто спасен. В общем, где-то тут была картинка – это праздник в Вымпелкоме, мы спасены. Этот праздник у нас продлился несколько дней.

Вопрос:

Просто так, дали, и всё?

Дмитрий Зимин:

Тут я скажу два слова. Это благодеяние было сделано при условии, что мы заплатим 25 млн. долларов. Это было раньше неслыханно. Заплатим в Главкосмос, Коптеву, Российское космическое агентство. Заплатим, потому что у него не было денег вообще, падал спутник, в общем, заплатим 25 млн. долларов, безумные деньги. Там много еще чего было. Заплатим, куда тут денешься! Хотя до нас деньги за дело не платили. Но пока не будем на этом останавливаться.

Наше счастье невероятно, готовы заплатить деньги, начинаем строить сеть, Алкатель поставляет нам оборудование на самых выгодных условиях, бешеными темпами работаем. Но проходит всего лишь неделя, звонят из аппарата Немцова, из министерства, говорят: «Слушай, ну-ка, верни решение». – «Вы что, ребята?» – «Верни, верни. Или никому не показывай».

Через несколько дней приходит бумага, постановление правительства о продаже акций Связьинвест: «Запрещаю любую деятельность, связанную с реализацией решения». Это смертный приговор Вымпелкому. Все, его нет. Конец. А с чем было дело связано? Вы, конечно, всю эту историю не помните. Был приватизирован один пакет Связьинвеста, тогда в этом участвовал Потанин, участвовал Сорос, который считал это самой невыгодной сделкой в своей истории. А тут они подсуетились приватизировать второй пакет, и, чтобы поднять его капитализацию, Володя Потанин и еще один лихой мальчик пробили постановление правительства, что для повышения капитализации надо выдать на Связьинвест глобальную лицензию на всю страну. Никому другому места не оставалось. Я стал бегать по всем: «Что вы, ребята, делаете?! Это же дохлая советская организация, даже убыточная! Вам надо поднять капитализацию, ну, вы к нему заводик присоедините. Как дохлой компании можно давать бизнес, в котором она ни уха, ни рыла?» Потанин говорил: «Конечно, мы им не дадим. Мы создадим отдельную компанию. Можешь, кстати, сам там быть инвестором. Иностранцев пригласим. Ты не беспокойся, мы все сделаем, как надо». Ну, все, смерть Вымпелкому. Это был вопрос времени: биржевая структура, и так далее.

Однако проходит несколько дней. Кто помнит, что было в августе 1998-го года? Дефолт! Какая приватизация Связьинвеста? Дефолт! Почистили это правительство, уже Немцова нет, Кириенко уходит в отставку, приходит другое правительство. Примаков пришел к власти. А в кабинете Немцова сидит коммунист Маслюков. Дальше происходит чудо. Я, буквально на третий день после назначения Маслюкова (вот что значит простота нравов), у него в кабинете. Я понимал, как только тут станет известно Лужкову это наше дополнение, все это будет ликвидировано. Как установить связь с властью? Я приглашаю его в компанию, объясняю, что один визит в компанию благоприятно скажется на инвесторах, на капитализации компании. И Маслюков говорит: «Да, я это понимаю, мы должны бороться за капитализацию компании», и совершает визит в компанию. Это было очередное чудо. Хороший человек, он уже умер. Вот в кабинете сидит Маслюков, и делает доклад о развитии бизнеса Вымпелкома Витюскин, доктор технических наук, который до этого работал в Вымпеле и занимался концепцией ответного удара. Он хороший математик, там, грубо говоря, его задача заключалась в том, чтобы, если обнаружено, что на тебя точно летят атакующие цели, надо за определенное количество времени, 5-6 минут, рассчитать всю траекторию ответного удара. Он этим делом занимался. После того, как это дело рассыпалось, он буквально голодал, мяса не мог себе купить около года, потом перешел в Вымпелком и стал финансовым аналитиком. В помещении РТИ бывший идеолог Вымпела докладывает, а Маслюков, председатель ВПК, это была третья фигура в советской империи, доказывает мероприятия, которые способствуют повышению капитализации первого акционерного общества. Российская картина, я наслаждаюсь ею. Но самое главное не это. Самое главное, что я у Маслюкова подписал вот такую бумагу, я этим горжусь. Кризис, мы 25 миллионов выплатить не можем, договорились с Коптевым, все понимают, график выплат изменить. То подписано Немцовым. Маслюков, не глядя, подписал. Но тут главное не это. Прочие пункты решения остаются без изменений. Это послужило такой броней, которая нас буквально спасла в свое время. И вот, через некоторое время, а запреты продолжали действовать, в Минсвязи все понимают, что Связьинсвет утонул, а решения о похоронах нет, и он не отзывает свое решение. Только через год он мне пишет: «Согласен, принимайте у Вымпелкома систему». Она подписана 28-го числа, на самом деле, я с ним встретился 29-го в метро, когда он был уже в отставке. Пришел другой министр, Иванов, подписал задним числом. Хороший человек, мы и сейчас на дне рождения целуемся. И Вымпелком выходит в эфир на 900 МГц. Что тут началось! А, компания Вымпелком! Какое они имели право нарушить монополию МТС? Пишут открытое письмо, статьи в газетах «Фальшивые частоты телефонного олигарха». Телефонный олигарх – это я, между прочим. Требуют сохранения монополии. Но, тем не менее, благодаря всем этим вещам, выстояли. Запросы из прокуратуры были. «Сотовые войны», «с МТС столкнулись в эфире», «будут судить», и так далее. Что было! Ни в сказе сказать, ни пером описать.

Вот таким образом в России появились конкурирующие компании, что в конечном итоге привело к резкому падению цен. Вот один из эпизодов, как мы добивались равноправных условий на рынке связи. Это два министра, один Рейман, другой Иванов, в соответствующей министрам обстановке. Вот один из эпизодов становления бизнеса в России, у меня таких эпизодов несколько, не знаю, показывать их, или нет. Лучше что-нибудь другое расскажу. Значит, пропускаю массу всяких событий. После всех кризисов, когда у Вымпелкома появились и другие акционеры, часть акций сперва была продана Теленору, а потом, в 2001-м году, после годичных приговоров, на то были причины, была продана Альфе, а я ушел в отставку. Вместо президента стал почетным президентом Вымпелкома.

У меня были довольно приличные деньги. В конечном итоге мы с семьей решили создать фонд «Династия», который занят, в основном, поддержкой ученых, науки, в первую очередь, фундаментальной. Сейчас наш бюджет порядка 10 млн. долларов в год. И, кроме всего прочего,  ведем довольно большую кампанию по возрождению любви к просветительской, в первую очередь, научно-популярной литературе. Для этого, кроме всего прочего, проводим конкурсы под названием «Просветитель». Они проходят уже несколько лет. Там объявляются победители конкурса на лучшую научно-популярную книгу. О таких книгах я вам хотел бы сказать. Вообще, я не знаю, в какой мере книга пользуется в ваших кругах уважением, почетом, читаете ли вы что-нибудь. Если угодно, я скажу о тех книгах, которые на меня провели наибольшее впечатление. Не знаю, знаете ли вы о них. Одним из победителей, в шорт-листе была книга В. Р. Дольник. «Непослушное дитя биосферы». Ничего не слышали о ней? Не слышали. Я сейчас скажу, что меня удивило, но, может быть, вам это давно известно. Это книга о поведении живых существ, человека в том числе, и о многих вещах, о которых я там прочел, я не знал. Было известно, что такие вещи как агрессия генетически заложены во многих существах, у животных, у человека в том числе. Они были вызваны необходимостью защищать свой статус, свою самку, свое логово от посторонних, рычать, когда они приближаются. И эта агрессия осталась у человека, она свойственна мальчикам, мужчинам. Кстати, обратите внимание, что есть Союз солдатских матерей, но мы никогда не слышали, чтобы был Союз солдатских отцов, им это менее свойственно. Но вот интересно, как она трансформируется уже в развитых человеческих обществах, как она приводит к образованию слова «подонок». Оказывается, это научный термин. Оказывается, в стадах собак, волков, мальчишеских компаниях всегда имеется вожак и слой достаточно слабых особей, которым не на кого проявить агрессивность. Они начинаются крутиться вокруг вожака, чтобы показать свою близость к нему, они могут лаять на куда более сильных особей. Неизбежно вокруг вожака образуется слой подонков. Это хорошо проявляется в обезьяньих, собачьих, мальчишеских стадах. Это проявляется и в человеческом обществе, когда появляется вождь. Когда вождь достаточно долго бывает вождем, вокруг него начинает образовываться круг подонков. Вы об этом знали? Это научно обосновано в книге Дольник. Почитайте, там есть масса и других интересных вещей. Одна из лучших книг в области техники – книжка «Под знаком кванта», крайне рекомендую ее посмотреть. Она победитель конкурса Династии в области естественных наук, переведена на 16 языков, редкий случай для литературы такого рода. Вполне доступна студентам, старшим школьникам, является интереснейшим вдохновляющим чтением для образованного человека. Специально для гуманитариев привожу из этой книги цитату Эйнштейна: «В научном мышлении всегда присутствует элемент поэзии. Настоящая наука и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса». Поставлю эту книгу на полку с такой классикой как «Солнечное вещество» Бронштейна, если вы читали. Совершенно изумительная вещь. Это брошюрки нашего гения математика Владимира Арнольда, он умер в прошлом году, может быть, слышали о нем. У него есть теория катастроф. Но, в том числе, он много занимался детишками и не только детишками. Они и сейчас продаются, брошюрки. Например, «Задачник для детей от 5 до 15 лет». Вы видели эту книжку? Если кто видел, не разоблачайте меня, просто ради любопытства. Попробую привести по памяти задачку для пятилетних. Не удивляйтесь, он сам говорит, что мозги детей удивительно восприимчивы, и подчас дети такие задачи решают быстрее, чем кандидаты наук. Быстренько соображают. Я не собираюсь проводить вам экзамен, просто для любопытства. Например, кирпич весит 5 кг, плюс еще полкирпича, сколько весит кирпич? Подумайте сами, как рассуждает дошкольник? Он же уравнения не составляет! Стоят весы. На одну сторону положили кирпич, на другую сторону положили гирю, пять килограмм. Положили еще полкирпича, и они уравновесили друг друга. Понятно. Кирпич весит 10 кг. Первоклассники значительно быстрее нас с вами это решают. Вот такие задачки. Я вам самим их очень рекомендую, во-вторых, если есть младшие, не говорю уже о детях. Я задаю задачи для дошкольников, для школьников не рискую. Купите. Вторая задача. На полке в полном порядке стоят расставленные книжки, Пушкина, например. Каждая книжка имеет толщину 30 мм, и картонная обложка по 2 мм. Представили, да? Завелся червь, который прогрыз от первой страницы 1-го тома до последней страницы 2-го тома. Какой путь прогрыз червь? Давайте, я вам покажу. Дайте две книжки. Кстати, смотрите, насколько заторможено уже ваше соображение по сравнению с детьми. Представьте, стоит книжка на полке, вот у нее первая страница, все видят? Я рядом поставил вторую книжку, где у нее последняя страница? Какой путь прогрыз червяк? Две обложки, 4 мм. Задачки для дошкольников, для школьников и не рискую. Бесполезно. У него есть потрясающие книжки, вы увидите, они продаются, в Школе непрерывного математического образования, недалеко от метро Смоленская, они есть в Интернете, библиотека фонда Династия. Почитывайте, ребята, очень рекомендую.

Что еще? Одна из причин, почему мы стали поддерживать, в первую очередь, науку, связана еще и с тем, что, может быть, наиболее глубокие нравственные высказывания мне приходилось читать у по-настоящему больших ученых. Они приведены еще в одной книжке, Е.Г. Фэйнберга. Он несколько лет тому назад выпустил книжку «Наука и нравственность». Давайте я вам оттуда зачитаю несколько высказываний ученой публики, если найду. Вот несколько высказываний немецких ученых. Почему немецких? Потому что после войны началась охота на немецких ученых, участников проекта. Они были интернированы в Англии, полностью прослушивались, опубликовано очень многих интересных высказываний. Эйнштейн спрашивал у Фонлауна, он потом стал лауреатом нобелевской премии, один из крупнейших ученых, почему он остался в Германии и не уехал. Ответ его был: «Я их так ненавижу, что должен быть поближе к ним». Был такой весьма известный физик, он был коммунистом, после прихода Гитлера к власти сбежал Советский Союз, работал в харьковском физтехе, ну, и где-то в 38-м или 39-м году, когда Сталин задружился с Гитлером, он его отдал Гитлеру. Этот Хауртерманс сидел в лагере, потом усилиями нескольких физиков его вытащили, и он работал в частном институте Ордена, а это тот самый институт, который после войны был полностью советскими войсками выведен в Сухуми. Может быть, кто-нибудь знает, что над нашей ядерной программой довольно много работали немцы. Сейчас он в Сухуми, об этом много литературы есть. Так вот этот самый Хауртерманс на него работал. Кстати говоря, где-то в 43-м, что ли, году не было проблемы понимания ядерного взрыва, и в те же годы, вроде бы, он из Швейцарии послал телеграмму своим коллегам в США примерно такого содержания: «Ребята, торопитесь, мы идем тем же самым путем». Ему принадлежит вот такая фраза, сказанная после войны, я не знаю, как к ней относиться: «Каждый порядочный человек, столкнувшись с режимом диктатуры, должен найти в себе мужество совершить государственную измену». Как прикажете относиться к этой фразе? Осуждать, согласиться, задуматься? И так далее, много-много. Читайте, есть много книг. Все они есть в библиотеке фонда Династия. Я вам что-то интересное говорю, или не очень? Вы меня прервите, я могу стать занудным. Значит, вот такие откровения, не знал о них. Правда, это из другой книжки, «Педагогическая генетика». Я-то больше занимался всегда естественными науками, но сейчас смотрю, что происходит в мире генетики. Не знал. Например, оказалось, что старшеклассники с IQ… Что такое IQ, надо объяснять? Десятки лет идут такие тесты, исследования интеллекта. На самом деле, это весьма серьезная вещь. Это не столько интеллект, сколько проверка способности человека к обучению. Тоже очень важная вещь. Там масса интересных вещей. Например, оказалось, что старшеклассники с IQ менее 100 почти всегда стремились к наиболее престижным должностям, независимо от того, имелись ли у них способности и интерес к делу. Но уже через 4 года все они оказывались на неквалифицированном или полуквалифицированном уровне деятельности. Особое стремление малоодаренных с IQ в пределах 80–100 занять наиболее престижное положение обнаруживается почти во всех аналогичных исследованиях. Можно полагать, что интеллектуальная ограниченность повсюду порождает стремление к престижному положению, и очень существенно, насколько этому способствует государственная система выдвижения. Кстати, для одаренной молодежи престижность имеет второстепенное значение. Как? Знали? Новое? Не читали? Развивайте свой IQ, ребята. Примерно половина нашего интеллекта наследуется. По мере того как мы растем и набираемся опыта, влияние генов на наш интеллект тоже растет. Развитие ребенка на 50-55% определяется наследственностью, а интеллектуальный уровень взрослого на 75% зависит от врожденных способностей. В детстве мы испытываем давление двора, родителей, школы, и т.д., и т.д. Тогда человек, вроде меня, наследует не ум, а способность к развитию. Причем, внешние факторы подталкивают его к поиску места, где он находился бы в гармонии со своим внутренним миром. В обществе равных возможностей гены играют большую роль. Интересно? О сердечнососудистых заболеваниях. Я читаю книжки, которые фонд Династия издает для вас. Социальный статус чиновника в гораздо большей степени влияет на вероятность развития проблем с сердцем и сосудами. Больше, чем вес и курение. Жирная пища и курение – все это, конечно, важно, но основная причина – психологическая и материальная неудовлетворенность своим местом в обществе. Невероятно, но болезни сердца зависят от зарплаты. Куда катится мир?

Вопрос:

С какого возраста начинается старость?

Дмитрий Зимин:

С какого возраста начинается старость? На самом деле, вопрос спекулятивный. Хорошо, мне Игорь напомнил. Я забыл. Это зависит от определения. От одного определения, оно начинается в очень раннем возрасте. Определение вот какое. В каждом возрасте есть вероятность смерти. Скажем, с момента рождения из каждой 1000 умирают столько-то. Там высока вероятность смерти. Потом в год, два, три вероятность смерти падает, а потом где-то начинает расти. Понятно, что в возрасте 40, 50, 60 лет эта вероятность достаточно невелика. Где минимум? В 11 лет. Начало полового созревания. Это, кстати, для всех стран и всех народов. То есть, в какой-то мере можно сказать, что старость начинается с 11-ти лет. В 11 лет вероятность смерти минимальна. А дальше, интересно? Вы уж старики все.

А в другой книжке пишут, что невнимание к фундаментальным наукам всегда приводит к катастрофическим последствиям. Одним из таких последствий является падение культурного или образовательного уровня людей, низводящее населения целых стран до уровня легко управляемых бюрократией безмозглых стад. Это дело мы наблюдаем. Есть еще книжка великолепного ученого, затравленного в свое время, Владимира Павловича Эфроимсона, кстати, участника войны. Педагогическая генетика, генетика гениальности. Так вот, по его подсчетам, за всю историю цивилизации в мире состоялось около 500 гениев. Рождалось значительно больше, но не попали в условия, когда их талант мог бы развернуться. Это еще в значительной мере зависит от внешней среды. У Марка Твена есть рассказик, где человек на том свете спрашивает всевышнего: «Кто за всю историю был самым гениальным полководцем всех времен и народов?» Он показывает на какого-то невзрачного человека. «Как же так! Я его знаю. Это сапожник с соседней улицы. Он сапожник» – «Если бы попались соответствующие условия, это был бы самый гениальный полководец всех времен и народов». Поразительные вещи, но такие условия иногда создаются. Например, был очень короткий период, когда у Перикла за столом собрались гении мирового ранга. Неслыханный случай. Сократ, Платон, Фидий и т.д. Такой же был всплеск во времена Ренессанса. Такой же был всплеск гениальности в русской литературе в Серебряный век. Что-то невероятное творилось в мировой физике в начале ХХ века. Это Эйнштейн, Бор и т.д. Вот такими периодами идет. Состоявшийся гений – это величайшее из счастий человечества. Фонд Династия считает, что нам повезет, если мы поможем состояться по-настоящему талантливому человеку. Если у нас появится хотя бы один лауреат Нобелевской премии. Еще Пастернак говорил: «Во всем хочется дойти до самой сути: в работе, поиске пути, в сердечной смуте, до сущности прошедших дней, до их причины, до основания, до корней…» Потрясающие стихи, да? – «Все время схватывая нить судеб, событий, жить, думать, чувствовать, любить, свершать открытия…» Да, потрясающе. Я могу говорить до бесконечности. Может, перейдем к вопросам?

Вопрос:

К вопросу о гениальности. Ваш бизнес, ваше дело напрямую связано с техническим прогрессом, с изобретениями. Может, Вы слышали о таком советском изобретателе, Генрихе Альтшуллере, и теории решения изобретательских задач? Есть мнение, что это лженаука. И я бы хотел задать Вам вопрос, как Вы относитесь к подобным теориям и сталкивались ли Вы с ТРИЗом когда-нибудь в своей деятельности? И необходимо ли это развивать, потому что сейчас это достаточно тускло?

Дмитрий Зимин:

Я, наверное, не смогу Вам ответить на этот вопрос. Я слышал эту фамилию. У меня необъятная библиотека, которая заполонила уже три дома, две квартиры и один особняк. Может, эта книга там даже есть. Объем этой библиотеки уже настолько превысил мой собственный интеллект, что страшно глядеть. Не знаю, что на сей счет сказать. У меня у самого авторские свидетельства, не помню, сколько. Несколько десятков. Половина из них секретные, то есть, пустые. Очень увлекательное занятие.

Вопрос:

Он как раз занимался анализом авторских свидетельств и пытался найти закономерности. Отсюда появилась теория изобретения. Потом алгоритм решения изобретательских задач, то есть, он автор. Сейчас технология применяется в бизнесе, но я не знаю, как сейчас в науке. Хотел задать этот вопрос. Спасибо.

Дмитрий Зимин:

Боюсь, что эти веяния до меня не дошли. Где-то около рассуждения. Величайшая ценность человечества – это талантливые люди. Вместе с тем, талантливый человек должен быть в определенных условиях. Даже могу сказать, что наличие определенных талантов в компании может оказаться бедствием и для него, и для компании. Сталкивались с таким случаем, или нет? Вот пример. Это из области конфликта интересов. Вымпелком – гигантская инженерная компания, где 1000 километров оптоволокна, сервера и черта лысого, значит, техническая дирекция – это невероятная служба. Так вот, вопрос, кто должен возглавлять техническую дирекцию? Казалось бы, инженер хороший, с мыслями. Это может стать бедой, потому что хороший инженер с идеями – значит, отойди в сторонку, делай собственную компанию и там занимайся своим изобретательством. А во главе такой компании должен стоять менеджер, который способен привлечь. Не быть самым умным, а привлечь кого угодно. Самый умный подавит всех остальных. Привлечь умных людей, проводить тендеры, проводить все, что угодно. Но сильный человек – все равно, что министерство. Рисуешь слова о профессиональном министерстве, мне становится тошно. Вы себе представляете, тысячный раз привожу этот пример. Минздрав возглавляет опытный хирург или гомеопат, влюбленный в собственное дело и имеющий собственную клинику. Министр никогда не должен быть профессионалом в отраслевых министерствах, должен быть политик. Поскольку у нас нет политиков, я столкнулся с тем, что, представьте себе, я бы, когда я был владельцем Вымпелкома, стал бы возглавлять Минсвязи. Такие слухи проходили. Я бы какой-нибудь гигафон там сделал. Когда одним росчерком пера я увеличиваю капитализацию на сотни миллионов долларов. Может, мне бы хватило ума отказаться. В общем, я немного в сторону. Ладно.

Юлия Шиванова:

20 лет назад сотовая связь – это прорыв. Это бомба, которая разорвалась, и сейчас нам уже трудно представить, как можно без нее. Застревая в лифте, первым делом хватаешься за телефон – проверить, здесь, или нет. Вопрос: сейчас, на Ваш взгляд, есть какая-то сфера-бомба, за которую Вы бы схватились сейчас? Не важно, в какой науке, просто некий прорыв, что Вы считаете?

Дмитрий Зимин:

Если бы я знал, я бы туда и влез. Может, поздновато немножечко. Этого никто, на самом деле, не знает. Судя по литературе, за которой я послеживаю, очень бурные процессы в телекоммуникациях. Вопроса нет, тут очень интересные вещи, но они будут не такой бомбой, когда все операторы, по-видимому, будут сведены до уровня поставщиков трубы. Ну, да, Билайн, МТС. Как водопровод есть в доме, так и должна быть связь. А все будет определяться контентом. Мне кажется, что из научных отраслей наибольшего прорыва сейчас надо ожидать в генетике, в биологии. Это тайна старения и т.д. Здесь в ближайшее время может быть что-то грандиозное. Но вместе мы затронули такую тему. Буквально сегодня, вчера, позавчера, завтра происходит одно фантастически важное событие в нашей истории, в истории планеты Земля. Вы о нем знаете, конечно. Уже родился семимиллиардный житель Земли. Знает, да? Сейчас происходит. Причем, из семи миллиардов примерно миллиард живет в человеческих условиях. Шесть миллиардов в нечеловеческих. Значительная часть шести миллиардов близка к нашим южным границам. На этом фоне мы занимаемся ПРО, воюем с Америкой, покупаем Китаю авианосцы. Такое впечатление, что власть рехнулась. Ну, тут на вас надежда. Еще любопытная вещь. Что прерывает этот поток необузданной рождаемости? Наверное, знаете. Образованность женщины. В странах, где женщина получила доступ к хорошему образованию, рождаемость резко падает. Беда заключается в том, что в странах Африки, где рост рождаемости будет наиболее высок, это сопровождается увеличением количества безграмотных людей. Меньший процент людей ходит в школу. Становится больше безграмотных людей, и женщин, в том числе. Вам предстоит веселая жизнь, ребята, в обозримое время. Старшее поколение готово на вас молиться. Я лично молиться готов, но не более. Да, пардон.

Владимир Короленок:

У меня такой вопрос. Вы стояли у истоков развития информационных технологий, и сейчас, в связи с этим развитием, особенно с Интернетом, возникла такая проблема как права на интеллектуальную собственность, которые Россией на постсоветском пространстве практически не соблюдаются. Выгодно ли России оставаться такой пиратской гаванью для отмены и кражи интеллектуальной собственности, или, наоборот, нужно идти за мировыми тенденциями?

Дмитрий Зимин:

Я готов ответить на этот вопрос. Не только в части пиратской, а в целом из всех возможных путей развития России, мне представляется, единственный путь – это путь развития европейской державы, исповедующей либеральные ценности и т.д. А то, что вы спрашиваете – это частность. А самое главное – когда-нибудь повернуться на путь развития современных успешных цивилизаций. Хотя, и там тоже кризисов хватает, но, тем не менее, другого пути у России нет, на мой взгляд. Кто-то сказал: «Вы знаете, что особый путь — так немцы говорили: это зондер-век неизбежно приводит к формированию зондер-команд». Мы опять в сторону ушли.

Владимир Короленок:

Еще один вопрос. Вы как многолетний глава Вымпелкома, наверное, имели взаимоотношения с Чичваркиным. Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к этой личности и что вы думаете о взаимодействии государства и бизнеса в конкретных условиях России.

Дмитрий Зимин:

Чичваркин заблистал, когда я уже был в отставке. Для меня было большим удивлением, когда вдруг мне пришло поздравление на день рождения. Я с ним особо связан не был. Могу сказать, что непосредственно я с ним не связан. Его азарт и харизма мне очень симпатичны. Его стиль работы, его знаменитая реклама: «Евросеть – цены просто…» – они не для Вымпелкома. Вымпелком  интеллигентная компания. Но я к нему отношусь с симпатией. Это не мой стиль, но в целом он мне нравится. Но я близко не буду. Симпатяга. Очень противоречивый ответ, да? Что есть, то есть.

Владимир Короленок:

Вот вторая часть вопроса: взаимоотношение бизнеса и государства. У Вас были такие проблемы, как у Евгения, или Вас это обошло?

Дмитрий Зимин:

Ну, во-первых, я тут часто рассказывал о взаимоотношениях бизнеса и государства. Я был членом бюро РСПП, на встречи с Путиным похаживал. Было всякое. Боюсь, что тут я буду говорить банальности. Бедой России является несменяемость власти. Это катастрофично и для представителей власти, и для объекта власти. Как следствие – неотделенность бизнеса от власти. Я говорю банальные вещи. Когда судья на поле начинает играть в футбол – это уже не футбол. У нас власть этим занимается, и это драматично. Несмотря на потрясающий рост цен на энергоносители, рост нашей экономики в процентах меньше, чем даже у 2/3 стран СНГ. Меня это печалит. А я никуда не уеду. Я действительно патриот. Временами мне бывает так мучительно стыдно за страну, ни за какую другую страну в мире мне так стыдно не бывает. Пытаюсь сделать, чтобы умных людей здесь было побольше. Дай Бог, может, у вас получиться.

Вопрос:

Я знаю, что у Вас есть проект «Премия Политпросвет», которая вручается журналистам, пишущим на политические темы. Планируете ли Вы сделать эту премию не только для именитых матерых мэтров, но и развернуть ее в молодежную сторону, то есть, поощрять стремление к политической журналистике у молодежи?

Дмитрий Зимин:

Спасибо Вам за этот вопрос. Хороший вопрос. Во-первых, я прошу правильно оценивать мою роль во всех этих ситуациях. То же самое, что с Вымпелком: когда дошел до определенных уровней – ушел в отставку. У меня есть вершина моей жизни: выход на биржу и уход в отставку. Когда я стал заниматься благотворительностью, был создан фонд Династия, для которого сделано несколько вещей, чтобы он был вечным. У него есть деньги, управление – им управляет независимый совет. В состав совета входит Ясин, во главе стоит Гуреев. Очень достойные люди, которые мне оказали честь. Они реально управляют фондом. Они назначают менеджмент. Я член совета, но рядовой член совета. Они утверждают бюджет. Премия «Политпросвет» уже выдана в этом году, а, начиная со следующего года, там был элемент нечеткости, им командует фонд Либеральная миссия. Я тут играю лишь роль спонсора. Более того, я еще вхожу в состав жюри. Жюри сейчас: Венедиктов, Дима Муратов, а председатель жюри «Политпросвета» Сергей Алексашенко. Я там член, но после голосования, наверное, перейду в режим такого с боку припека. На первых порах любого дела ты с шашкой вперед во главе. Никаких процедур. Ничего нет. Когда дело пошло, во главу угла должны быть поставлены процедуры, а не личные решения. Я – спонсор. Премией с будущего года будет распоряжаться фонд Либеральная миссия. Директор фонда Либеральная миссия находится здесь. Я могу определить мотивы, по которым я это сделал, а за решения жюри я отвечать не могу. Сейчас стали банальностью слова: «Я книгу взял, восстав от сна, и прочитал я в ней: «Бывали хуже времена, но не было подлей»» Это уже затюканная фраза. Мне кажется, что за всю историю страны не было такого потока публицистики, журнальной публицистики. Не знаю, как вы, а я не успеваю читать. Хочу поставить себе фильтры, чтобы пропускать только нескольких авторов. Это будет Иноземцев, не знаю, читаете вы, или нет. Потрясающий аналитик-публицист. Юлия Латынина, такая бой-баба. Совершенно потрясающий аналитик Лилия Шевцова. По-моему, это был один из мотивов, почему появилась эта премия. Мне представляется, что за всю историю страны такого потока умнейшей журналистики я не помню. Мне кажется, что если бы наш народ, в первую очередь молодежь, больше внимания уделяли тому интеллектуальному богатству, которое сейчас сыпется на них, и книги, и журнальная публицистика, и выкинули бы к чертовой матери этот ящик из квартиры… У меня, кстати говоря, так получилось, что в каждой комнате висят экраны телевизоров. Я их месяцами не включаю. Когда их долго не включаешь, они перестают работать, потом их надо оживлять. Мне кажется, если бы больше народу с этим знакомилось, Россия была бы другой. Зомбируясь ящиком и допуская невосприимчивость к потоку умных мыслей, который сейчас на нас сыпется, мы совершаем преступление перед собой и страной. Вот значение фонда: привлечь внимание к этим вещам.

Вопрос:

Почему привлекают внимание к мэтрам, а не к молодым? Они, конечно, хороши, но надо искать новые имена. Пройдет какое-то время, они уйдут. Нужны новые люди.

Дмитрий Зимин:

Я не считаю, что фамилии, которые я назвал, такие уж старики и старухи. Во-первых, этим делом дальше не я буду заниматься, во-вторых, мы хотим обратить внимание на талантливые вещи, а у молодых или старых – дело второе. Наверное, есть молодые. Для этого и существует жюри. Вы правду говорите, что должны быть поощрительные вещи, может, какая-то отдельная подпремия, если денег хватит. На эту тему надо подумать, поощрять молодые таланты. Есть о чем подумать. Пока этого не было. Спасибо. Да, Игорь, подумаем?

Игорь Разумов:

У нас нет возрастного ценза на премию «Политпросвет». Для того чтобы вас выделить, мы придумали конкурс «Я родился в свободной России». Если вы видели на сайте фонда. Из тех, что прислали, члены жюри отберут эссе, и будет бонусный семинар в конце ноября. Прежде всего, премия «Политпросвет», на талант рассчитана. Боритесь, пишите. На первом плане, конечно, те, кто пишет последние 10 лет. Эти фамилии на слуху.

Дмитрий Зимин:

Знаете, тут еще одна вещь. Если премия «Просветитель», она уважаемая, к ней хорошо относятся. А премия «Политпросвет» не успела появиться на свет божий, как думаешь: «Черт, как бы за свои деньги не огрести вагон помоев на собственную голову». А ко мне уже идут очень уважаемые люди: «Ты что же делаешь? Ты в жюри вытащил главных редакторов. Они же своих будут тащить». В «Просветителе» этого нет, а в «Политпросвете», не успела создаться, как уже вопросы. Еще есть вопросы?

Вопрос:

Хотел спросить. У Вас большая библиотека, Вы много книг прочитали, а можете выделить какие-то три, которые, на Ваш взгляд, изменили Ваш взгляд на жизнь, дали какую-то базу?

Дмитрий Зимин:

Постараюсь.

Вопрос:

Такой вопрос. И второй вопрос. До того, как Вы основали компанию Вымпелком, и сейчас, ваши ценности как-то поменялись? Были одни, сейчас другие. Что было важно тогда для Вас, и что сейчас важно?

Дмитрий Зимин:

Очень хорошие вопросы. Спасибо вам за них. Сперва насчет ценностей. Даже не сама сотовая связь, а выход на биржу, фундаментальная перестройка компании, дружба с Оги Фабелла. Я сейчас почетный президент, а он почетный председатель совета директоров. Он в значительной мере несет ответственность за то, что в России появилась первая биржевая структура. Это сопровождалось абсолютной революцией в мозгах, причем эта революция происходила в 90-х годах со страшной скоростью. Мы стали совершенно другими людьми. Я 30 лет проработал в военно-промышленном комплексе. Это совершенно секретно, это часовые на каждом углу. У меня была первая форма СС ОВ. Потом понимаешь, что даже если бы я сейчас захотел продать эти секреты проклятому Западу, у меня их вряд ли кто-нибудь купил бы. Это был бред. Я на другую тему случай расскажу. Я еще работал в РТИ. Там был в заметных чинах. Ведущий отдел, заместитель главного конструктора. В те года проходила выставка. Тогда были в моде зарубежные выставки. Там мы увидели мини ЭВМ. Кстати, слово «персональный компьютер» было антисоветское. У меня в отделе работал парень, у которого папа был начальником отдела науки в академии. Очень длинная история. Я горжусь этим делом. Впервые за историю РТИ с выставки был закуплен этот распроклятый лэптоп. Я пришел в совсекретную контору, где использование зарубежной техники вообще запрещено. Но тут пришли из министерства, бумаги есть соответствующие. Как только эти ящики появились, режимный отдел создал комиссию по их вскрытию. Приказ должен был я писать. Неделю заняло только составление приказа. Собирается эта комиссия. Вскрывают ящики. Так, документация на английском языке. Надо перевести. Там тома. Пожалуйста, переведем, но нужно будет заверять. Документация представлена. Там ни слова не понимали, но документация представлена. После — включили. Лампочка замигала, но не был запущен. На него наставили рупор ПШ-23. Такой широкополосный приемник. Все ждали вложенных собачек, которые будут сообщать информацию. Ну, наставили рупор. Сидим, курим. Байки рассказываем. «Давайте запишем, что нет тут паразитного устройства» – «А кто его знает. Сейчас посидим – появится». Наконец, записали такой пункт: «За время проведения эксперимента паразитных излучений не обнаружено». А он даже не был включен, только в сеть. Ну и, наконец, был рожден протокол. «Разрешить в отделе 114 для проведения несекретных расчетов». И был там знаменитый пункт: «Запретить разговоры на служебные темы в присутствии компьютера». Слово даю.

Вот контраст, который был. А тут вдруг с американцами работаем. Привожу несколько примеров. Перед этим я выдержал страшный бой со своей старшей гвардией. Ко мне приходят и говорят: «Парень, ты чего делаешь? Ты сейчас тратишь миллион долларов на юристов. Кому это надо? У меня квартиры нет. Что ты делаешь? Кому это надо? Какая-то биржа. Книжек начитался?» Спасибо Фабелле. Он меня поддержал. Это был конфликт внутри компании. Пример о том, что такое конфликт интересов, и как надо подбирать людей. Понимаете, в советских условиях было штатное расписание, утвержденное в министерстве и парткомом. А тут это правило, что составляй бизнес-процессы. Они меняются на быстро растущем рынке. Под рынок пытайся делать структуру. Подумай о том, что можно отдавать на аутсорсинг. В военно-промышленном комплексе завод имел свой метизный цех. Болты и гайки каждый завод делал себе сам. Каждый завод – натуральное хозяйство. Вот советский военно-промышленный комплекс. Мне стали объяснять: «Как так можно? Какие-то уборщицы у тебя ходят. Найми контору, которая будет мыть окна. Слушай, сколько у тебя автомобилей? 70 автомобилей – это уже транспортное предприятие. Это недопустимо». Аутсорсинг. Вымпелком породил пяток компаний, когда мы пытались объяснить нашим инженерам, которые пытались вести строительство вышек: «Ребята, уходите. Поможем. Делайте собственную компанию» – «Мы же будем работать на МТС, на конкурентов» – «Ну, и слава Богу. Нам будет дешевле. Работайте, на кого хотите. Это отдельный бизнес, ставить вышки. Это не дело операторской компании». Сейчас существует, по всему Союзу работает. Он никак не мог понять, Володя Зверев. Они сочли, что их предали и выгнали. В общем, большими трудами еле уговорили. Один прекрасный момент. Я генеральный директор и контролирующий акционер, у нас есть совет директоров. Ко мне вбегает с выпученными глазами юрист, американка, неплохо говорит по-русски. Она в свое время была влюблена в коммунизм, изучила русский язык. Любовь прошла, язык остался. Вбегает ко мне и говорит: «Дмитрий Борисович, что Вы наделали?! Вы опозорили компанию. Смотрите, вот договор на 3000 долларов. Вы подписали на обслуживание автомобиля. Вы подписали с фирмой Автомедон, где работает Ваш сын. Эта сделка с заинтересованностью. Вы не могли так делать. Вы такую сделку должны пропускать через совет директоров. А на совете директоров не имеете права голосовать и т.д.» Я хотел ее выгнать к чертовой матери, но, в конечном счете, я разорвал сделку. Это культура учета конфликта интересов. Многие сотрудники стали акционерами. Это меняет взгляд на поведение. Я скажу одну деталь. Год 94-95-й, у нас праздник 10-тысячного абонента. Это событие. Вся компания собирается на праздничную прогулку по Москве реке. Мы сняли трехпалубный теплоход. Вся компания разместилась на этом теплоходе. Все заставили столами. Праздник. В разгар торжества, когда все уже тепленькие, ко мне подходит наш главный строитель. У него бокал коньяка в руке. Народу стоит много. И делает мне такой комплемент: «Дмитрий Борисович, я впервые работаю в компании, где я не ворую». Это было в большом кругу. Это комплемент. Я бы хотел сейчас поглядеть, кто скажет такой комплемент директору компании. Это были такие времена. Кстати, Дарьялов, когда приходит в столовую, всегда себе только гарнир берет. А тут богатая процветающая фирма. Но это отношение к богатству. Оги Фабелла очень внимательно следил за финансами и говорит: «Слушай, ты себе установил зарплату (а я себе тогда установил большую зарплату, на то время) миллион долларов в год. Подумай, что ты делаешь. Это все идет на административно-хозяйственные расходы. Вот если ты их снизишь вдвое, то очень вероятно, что капитализация компании увеличится на столько-то миллионов. И твоя собственная доля увеличится миллионов на 30. Поэтому зажимай, где только возможно, текущие расходы. Борись за капитализацию». Это поняли все. Вообще, роль акционера состоит в том, чтобы пытаться не утянуть из компании, а направить на ее будущее развитие, на ее стоимость. Это очень здорово меняет всю философию и весь взгляд. Я приехал из Штатов и рассказывал своим коллегам: «Слушайте, а вы знаете, чьи деньги работают на бирже? Чьи деньги держат всю мировую экономику? Это деньги пенсионеров». На меня все вытаращили глаза. Как так? На самом деле, так. Мировая экономика, основные игроки на бирже – это пенсионные фонды, это длинные деньги. Это дает связку поколений. Молодой парень только начинает работать в 25 лет. Он смолоду начинает откладывать себе на пенсию. А чтобы эти деньги работали, они должны быть куда-то вложены, иначе они обесценятся. Они должны быть вложены в акции успешных компаний. То есть, акции успешных компаний обеспечивают спокойную старость пенсионерам. И нет другого способа. Открылась такая картина. Слепые котята были. Как у нас поменялось все! Поменялось представление о том, как жизнь устроена. Я, хоть частично, ответил на вопрос? Слава Богу.

По книгам. Давайте я вам назову книги, которые я очень рекомендую. Я не представляю сейчас человека, который занимается экономикой и историей, и который не изучил Гайдара. На мой взгляд, потрясающая книга «Очерки экономической истории». По-моему, до сих пор есть в продаже. Великая книга. Когда я там читаю, как менялась производительность труда, оцененная в древнем Риме в условных долларах какого-то года… Потрясающая вещь. Я только там начинаю догадываться, почему в нашей братской Польше университет возник на 500 лет раньше, чем в России. Краковский университет. Я сейчас говорю по памяти. Могу ошибаться. Пол тысячелетия. Как рост производительности труда в сельском хозяйстве привел к необходимости продавать продукты. Торговый город, появление первых университетов и т.д. Раздвоение человечества на ранних порах неолитической революции. Когда сельские жители дали расцвет цивилизации, и эти дикие орды кочевников. Я думаю, что быть образованным человеком и не ознакомиться с этой книжкой просто нельзя. Егор Гайдар «Долгое время», «Гибель империи». О ней много говорят. Но основное дело его жизни это «Долгое время». Читайте. Из области экономики. Остальский, «Краткая история денег». Она небольшая. Вы имеете отношение к экономике? Можете дать определение, что такое деньги? Деньги – это товар, или нет? Эквивалент товара. Очень небольшая книжечка, была в шорт-листе. Сейчас можно найти. Остальский был главным редактором российской службы ВВС в Лондоне. Потрясающая книжка. Не оторветесь. Две книжки по экономике. Я вам дам больше. Там сами выбирайте. По поводу генетики, чтобы заняться разглядыванием самого себя, как играют наши гены. Конфликт генов – это Дольник, «Непослушное дитя биосферы». Страшно интересно. Еще, забыл кто автор, книжка «Генетика». На ту же самую тему. Значит из области естественных наук. Книжка – лекция, прочитанная в аппарате президента несколько лет назад, о жестких и мягких математических моделях. Математическая модель перестройки. Там строго и четко доказана на примере модели абсолютная гибельность этой вертикали власти. Я оттуда приведу по памяти один пример. Как можно составить себе математическую модель власти. Имеется некий объект. Что-то надо изменить, Z. Ему надо изменить производную Δ Z. Но если этот управляющий, на него заходит обратная связь не сразу, через объект управления, а еще от кого-то. То есть, его деятельность оценивает следующий начальник. И доходит дело до последнего начальника, который оценивает результат. И все сводится к простейшему уравнению производных третьей степени. Третья производная. Оказывается, что если таких звеньев больше, чем 3, то характеристические корни этого уравнения имеют отрицательное значение, то есть решение этого уравнения неизбежно неустойчиво. Оно обязательно перейдет в колебательный режим, или развалится. Если ветвей управления больше, чем 3. Такая простенькая модель. Это так вкусно описано! Так здорово сходится к известным задачам, караси и щуки. Простейшие математические модели. Читайте Арнольда. Нам посчастливилось, что величайший из умов современности был нашим современником. Арнольд, задачник, «Жесткие и мягкие модели. Лекция, прочитанная чиновникам в администрации президента». Они все есть в библиотеке фонда Династия. Войдете в фонд Династия, библиотека фонда Династия, и там все есть. И в Интернете есть. Задачник точно есть. А вот здесь, на странице, приведено его приложение, теория катастроф. Человеческое общество описывается в примитивном виде. И стоит задача: перейти от одного устойчивого положения к другому устойчивому положению. Он анализирует эту вещь. Другое устойчивое положение – административная система. Эта рыночная система, у нее экстремум выше лежит. Переход к ней неизбежно связан с провалом. На простейших вещах показывает. Школьнику понятно.

Юлия Свешникова:

Дмитрий Борисович, я с болью в сердце Вас прерываю. Но мы выходим за рамки.

Дмитрий Зимин:

Да я сам не хочу. Я сам уже давно бы кончил. Не надо с болью в сердце.

Игорь Разумов:

А я хочу вам рассказать еще об одной интересной книжке, которая называется «От 2 до 72», которую написал Дмитрий Борисович Зимин. Это редкая книжка. Мы смогли собрать только девять экземпляров. Поэтому Дмитрий Борисович с удовольствием подпишет некоторым из вас эту книжку. Фишка в том, что тут много фотографий и описания событий, которые происходили в жизни Дмитрия Борисовича Зимина и в жизни нашей страны.

Дмитрий Зимин:

Она называется «Книжка с картинками», ее стиль был такой. Здесь нет текста, а есть документ.

Юлия Свешникова:

Мы, наверное, сейчас самым активным их дадим. Перерыв на обед.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий