Может ли человек что-то изменить в современной России?

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Ирина Евгеньевна Ясина

Вице-президент Фонда «Либеральная Миссия»

Ирина Ясина:

Я недавно приехала из Ярославля, где проводили семинар, но только не для маленьких и юных хороших студентов, а для больших, злобных дядек, и часть из них была даже из «Единой России», из КПРФ, и они там все кричали: «Если не Путин, то кто?». А мы им отвечали: «Если не Путин, то кот».

Давайте с вами поговорим о том, куда делся тот протест, который бушевал в Москве в прошлом году. Вот наверняка вы слышали, если вы интересуетесь, конечно, этим делом, такие слова: «Протест слили». Что происходит? Куда он делся? Где те все сто пятьдесят – двести тысяч москвичей, которые выходили на площади, даже если они не были поддержаны регионами? Морально многие были все-таки на нашей стороне.

Тем не менее, что происходит? Действительно ли нас всех испугали? Владимир Владимирович нас испугал? Половину народа посадил, еще как-то уговорил никуда не ходить, сказал, что стабильность – это лучше, чем нестабильность. Куда это все подевалось? Я думала, что не может быть так, чтобы люди, которые действительно хотели, чтобы что-то в стране и в жизни изменилось, а у них не получилось в течение полугода что-то сделать, сказали: «ну и ладно». А потом пошли заниматься своими делами. Я поняла, что этот протест никуда не делся, просто он, если угодно, видоизменился.  Он ушел не в подполье, конечно, но он стал существовать в немножко других ипостасях, других формах.

Самая активная форма этого протеста – это такие  мобильные группы, которые ездят и наблюдают за выборами. Я себе завела еженедельную программу на радио «Финам FM», в пятницу, в 21.00. В программе, которая называется «Жажда жизни», я рассказываю про всяких людей, которые повели себя нетривиальным образом. Что я имею в виду под «нетривиальным». Наш циничный век предполагает, что если девушка работает где-то в ювелирной промышленности, вся из себя молода и хороша собой, зарабатывает пристойные деньги, то ей значит и положено этим наслаждаться, хотеть выйти замуж за богатого и больше ничего не делать. Вот такая девушка, Ольга Фейкина, начинает вдруг ездить по всяким маленьким городам и наблюдать за выборами, то есть так, как за выборами наблюдали в Москве и, наверняка, в ваших городах на больших выборах. Эти мобильные группы ездят в Кольчугино, Ковров Владимирской области, Удельное Тульской области – везде, где проходят местные, казалось бы, никому не нужные, незаметные выборы. Тем не менее, ребята – а их немало: из Москвы, из других крупных городов – этим занимаются.

Вопрос другой: а что это даст? Ну, наблюдают, копят, записывают эти бесконечные нарушения, которые наши власти допускают. И что будет? Разве это что-то изменит? Ольга, которая была у меня в эфире, тоже не отвечает на этот вопрос. Она говорит очень правильную вещь. Понимаете, нельзя заниматься чем-то серьезным,  если ты говоришь себе: «Если я уверен в успехе, я это делаю. Если я в успехе не уверен, то я это не делаю». Это неправильная позиция. Как говорится, это должно быть хорошо «в дороге», то есть должно быть хорошо это делать. Человек должен получать удовольствие не от того, что он только за результат воюет, но он должен получать удовольствие в процессе того, что происходит. Это касается абсолютно всего: наблюдения за выборами, заботы об инвалидах.  Можно поставить себе цель: «Если ребенок выздоровеет, я буду за ним ухаживать». А если он не выздоровеет, тогда что? Деваться некуда, мы все равно должны это делать. Ольга говорит очень интересную вещь: «Это все копится». Причем в маленьком городе, в котором люди, как правило, неактивны, потому что это «сонная» Россия, не заведенная на созидание, изменение, не хочется сказать поросшая мхом, все друг друга знают. Рано или поздно чувство собственного достоинства и протест против того, что тебя бесконечно обманывают, выльется. Просто сумма этих фактов должна быть. Ей надо суметь воспользоваться в нужный момент. Это одна из форм, которую я для себя нашла.

Вторая – очень любопытная форма. Я  думаю, что вы все пользователи Интернета. По крайней мере, у меня нет сомнений, что кто-то из вас не умеет пользоваться Интернетом. Ровно 100% присутствующих это умеют и делают. Это то, что называется «пехтинг». Это означает поиски у наших начальников зарубежного имущества, которое не задекларировали, липовых диссертаций. Как вы знаете, 30 депутатов накануне подачи декларации о доходах срочно развелись с женами. Вот Жириновский заявил, что у него жены нет в гражданском смысле, у него есть церковный брак с этой замечательной дамой, которая родила ему сына много лет назад. А церковный брак не должен учитываться в декларациях. Журналист Сергей Пархоменко где-то нашел копию документа, который Жириновский заполнял, когда баллотировался в президенты Российской Федерации.  Вопрос очень простой: когда он врал? Тогда или сейчас? Ведь там написано, что он женат, жена такая-то и указан номер брачного свидетельства.

Как с наблюдением за выборами вы спросите: «Ну и что? Вытаскиваем мы их каждый раз за ушко и на солнышко. Ничего же не меняется? Он продолжают делать то, что делают».  Опять не соглашусь. До поры до времени. По крайней мере, то, как они нервничают, то, как сенатор Малкин убегал из Совета Федерации, когда у него нашли незадекларированные дома за границей, приводит к мысли, что они здорово по этому поводу переживают. Как экономист по образованию, я лично не уверена, что запрещать им иметь счета или недвижимость за рубежом правильно. В конце концов, конституцию никто не отменял, человек имеет право делать что угодно, платить налоги, потом  с тех сумм, с которых уплачены налоги, покупать себе все, что ему вздумается. Хоть ранчо на берегу Тихого океана, хоть бунгало в Чукотском автономном округе – никаких проблем.   Почему-то сейчас такой настрой у власти, все нужно запрещать. В данном случае, хоть и глупость, но это нам на руку. То, что открыто нам, то, что ищут ребята в открытых источниках в Интернете, оно также открыто и другим, то есть все про всех все начинают знать.  Этот мир открыт, и что бы они ни делали, все тайное становится явным. Это и есть вторая составляющая протеста, на мой взгляд.

Третья – самая симпатичная и самая созидательная часть протеста. Слово «протест», может быть, и не очень правильное, ведь на площади в Москве в прошлом году выходили не только протестующие. Это были люди неравнодушные. Все эти люди, помимо наблюдения за выборами, ловли блох и золотовалютных резервов у каждого отдельного депутата, начали невероятно быстро развивать волонтерское движение. Все эти явления взаимосвязаны, потому что такого взрывного роста, как сейчас, нет нигде, особенно в Москве. Даже в психоневрологический интернат ходят волонтеры, что представляет собой вредную вещь для психики обывателя. Я была с инспекцией в двух психоневрологических интернатах, так как я член Попечительского совета при Ольге Голодец, там были волонтеры, которые разговаривают с людьми, что-то им приносят, помогают. В обоих случаях, администрация не хочет пускать волонтеров, потому что все грехи этой администрации становятся явными. Волонтер приходит и видит, что старичка надо переодевать два раза в день, а переодевают его один раз в день, а моют его не то, что раз в неделю, а раз в месяц. Лежачие лежат на четвертом этаже, а не на первом, а лифта нет, поэтому на свежем воздухе не бывает никто и никогда.

В этих интернатах, так как они закрытые, администрации порой идут на преступление: подают в суд, лишают более или менее нормальных здоровых людей дееспособности, и они оказываются практически в рабстве в этих интернатах. Но даже в этом чудовищном месте тоже есть волонтеры. Как бы это ни подстегивали раньше, все не получалось. В девяностые годы давали гранты. Некоторые говорили, что это «печеньки от Хилари Клинтон». Однако хоть грантов и было много, а отдачи не было никакой. Время тогда не пришло, эпоха не созрела для того, чтобы наши сограждане становились активными. Государство сейчас испугано этой благотворительностью, гражданской активностью людей, потому что это неравнодушные люди. Неравнодушные люди способны самоорганизовываться, сообща решать задачи: обхаживание стариков в домах престарелых или детей в детских домах, и многое другое.

Каждую неделю мне удается для моей программы на радио находить человека, который ведет себя не так, как нам говорят по телевидению. Люди ведут себя по-разному. Одна девушка, Мария Хадеева, пошла работать в «Сити-банк». Это карьера, о которой мечтает любая девочка. Там реализуются различные благотворительные корпоративные программы, так как это американский банк. Увлеклась, ушла из банка, стала заниматься тем, что организует дистанционное обучение для детей, содержащихся в детских домах, в основном, во Владимирской, Ивановской областях. Более того, уже двое из выпускников этих детских домов поступили в ВУЗы, причем поступили на специальности, по которым она организовывала дистанционные уроки. Не по русскому или математике, по которым еще можно найти учителей, а по географии, истории, биологии, по которым в глубинке найти хорошего преподавателя сложно.

Есть ребята, которые были крупными акционерами «Северстали», а потом продали свои доли и построили совершенно невероятный по оборудованию реабилитационный центр для людей, получивших травмы, людей после инсультов. Если человек ломает себе спину, то он не может ходить. Научить такого человека снова жить, реабилитировать его морально бывает крайне сложно. Но они вот этим занялись. Пока это выходит в ноль, но удовольствия он получают, по их словам, намного больше, чем от того, что у них сталь варилась и деньги капали.

Презентация: Василий Зорин и Дан Сараев, представители дискуссионного клуба Высшей школы экономики, г. Пермь:



Дискуссионный клуб Вышки в Перми существует с 1999 года, практически с самого ее основания. Он создан был в первую очередь для того, чтобы студенты могли обмениваться мыслями, идеями по поводу каких-то актуальных социальных, политических, экономических проблем. Помимо еженедельного обсуждения этих проблем, возникла со временем потребность еще что-то делать, потому что когда говоришь какие-то правильные вещи, и все с ними согласны, появляется желание не сидеть на месте. С 2010 года в ВШЭ дискуссионный клуб проводит такое благотворительное мероприятие, как «Бэйк-сэйл». Студенты, преподаватели и любые желающие пекут пончики, торты, печенье и прочие вкусности, а потом организовывают площадку для их реализации. Цены чуть-чуть завышены, потому что цель «Бэйк-сэйла» – это материальная помощь приютам животных, которые в этом нуждаются. Впоследствии на собранные деньги покупаются корма и доставляются в приюты, поэтому наша помощь точно доходит до животных, так как зачастую в России благотворительность есть, но она не доходит до нуждающихся.

В 2010 году прошел первый «Бэйк-сэйл». Это был пробный запуск. На нем присутствовали лица из администрации, декан факультета. В результате в приют были доставлены машины с кормом, а также с иными вещами, необходимыми для приюта.

В 2011 году «Бэйк-сэйл» приурочили к Рождеству. Это был правильный ход, потому что появились особая атмосфера праздника, легкость, непосредственность, рождественский дух. Фишкой того года стало мандариновое дерево. Ребята украсили елку не игрушками, а мандаринками. Мандаринки продавались по штуке, по цене от 30 до 50 рублей. Они покупались, потому что все знали, что это благотворительность.

В 2013 году произошли изменения в составе дискуссионного клуба, влилась новая кровь. Появились новые идеи, в числе которых – новый «Бэйк-сэйл», приуроченный ко Дню космонавтики. Это тема нас вдохновила, сразу вспомнились многие фишки про космос: знаменитые собаки Белка и Стрелка, Бендер. В этом году было собрано 29.328 рублей.

В этом году был один нюанс, Высшая школа экономики расширяется, появилось больше корпусов. В центральном корпусе, где проводилось мероприятие, было меньше учащихся, что, соответственно, уменьшило выручку.

В 2013 году также проводилось такое мероприятие, как благотворительный аукцион. Мы сделали репринты достаточно знаменитых космических плакатов и продавали их. Аукцион прошел успешно. Стартовая цена некоторых плакатов была 50 рублей, а самый дорогой плакат мы продали за 450 рублей. Была также представлена газета 1962 года, которую нам удалось продать за 800 рублей. Все деньги пошли на благотворительность.

В этом году хорошо была организована инфраструктура: был пресс-волл, на котором люди фотографировались, присутствовал человек в костюме космонавта, прямо там пеклись горячие бутерброды, подавалось кофе. Самое радостное, это даже не сами 300 тысяч, а реакция общества. Люди, пришедшие с утра, делали фотографии, заливали их в Instagram, в другие социальные сети, агитировали других людей. В этот раз, впервые за все три «Бэйк-сэйла», пришли люди не из Высшей школы экономики. К примеру, вечером пришел класс из iколы № 77. Это мероприятие получило общественную реакцию, что немаловажно. Единственное, что осталось – это закупить соответствующие товары и тогда «Бэйк-сэйл» 2013 года будет доведен до конца.

Ирина Ясина:

Я это слушаю с невероятным удовольствием, потому что года четыре назад на этом семинаре присутствовали волонтеры Майя Клишо и Любовь Мерзлякова. Они организовывали такой «Бэйк-сэйл» в Москве. Выручка от этого мероприятия пошла для детского дома «Родничок» в Тверской области. До сих пор каждый год в Высшей школе экономики проводится это большое мероприятие. Они помогают уже не только детскому дому «Родничок», но и еще одному детскому дому в Елатьме Рязанской области. Они туда ездят, проводят там время, играют с детьми, возят их в Москву.

Такие дела почкуются, друг от друга отрастают, что невероятно приятно. Гражданское общество, о котором у нас принято через губу говорить, все-таки есть. Люди, даже не зная, откуда это все произрастает, делают. Вот пришла 77-ая школа, а на следующий год еще кто-нибудь придет.

Вообще, мы про себя привыкли слышать, что никому ничего не нужно, что самое главное – это свалить. Глаза, тем не менее, горят, хочется жить, хочется что-то делать, потому как все мы не уедем. Большинство останется, мы тут родились, скорее всего, всю жизнь тут и проживем. Именно поэтому хочется обустроить жизнь вокруг себя нормальным образом. Это касается и выборов, и приютов для котов и собак, и стариков, и других сторон нашей жизни. Если не мы, то никто за нас это не сделает: ни инопланетяне, ни американцы, ни китайцы. Если не будем делать, то и жить будем кое-как, поэтому выбора особого и нет. Учитывая то, что вашему поколению решения надо будет принимать быстро, лучше быть к этому готовыми. 

Ольга Мурашова, г. Йошкар-Ола:

Я руковожу студенческой профсоюзной организацией, являюсь заместителем председателя Молодежного парламента Республики Марий Эл, руковожу экологической организацией. Мы занимаемся профсоюзной деятельностью, потому что это на данный момент единственная организация, которая защищает права и интересы студентов, к примеру, по стипендиям. Она разрешает внутренние проблемы университета, когда стипендия не выплачивается, потому что ведомости не поставили, забыли продлить срок и т.д. Недавно был случай: студента-иностранца, который очень тесно общается с администрацией, назначили на выплату повышенной государственной стипендии по 945-му Постановлению на сумму 6000 рублей. У данного студента не была вовремя сдана сессия. Наш комитет решил, что он не должен получать ее, потому что есть ребята, которые сдали все вовремя, но не имеют права ее получать. Мы ругались практически два месяца. Многие доказывали право этого студента на получение стипендии, и только ректор встал на нашу защиту. 

Мы проводим различные мероприятия, и все вырученные средства направляем на лечение онкологических заболеваний.

Еще очень важно, чтобы маленькие дети со школы понимали, что нужно выбрасывать мусор и его сортировать. Когда это объясняешь детям, даешь им экологические сумки, разъясняешь, как ими надо пользоваться, они приходят в семью, начинают это рассказывать своим родителям. Впоследствии приходят воспитатели и говорят, что мама на собрании рассказывает, как ее ребенок запрещает ей покупать в магазине пластиковые пакеты.

Ирина Ясина:

Это правильно. Вот меня моя дочь научила выключать свет. Когда ей было одиннадцать лет, я ей дала заполнять все счета. Деньги, конечно, давала я, но заполнять и считать – это ее ответственность. Полгода она ворчала и не хотела этого делать. Через полгода она уже начала делать замечания по поводу горящего без надобности света на кухне. В итоге, научились экономить электроэнергию.

Ольга Мурашова, г. Йошкар-Ола:

Да, из таких мелких дел вытекает большое дело. В нашей межрегиональной экологической организации «Эко», создается проект «Сделаем». Сейчас есть проект в Государственной Думе, называется «Сделаем вместе», и результаты проекта «Сделаем» Государственная Дума, в частности партия «Единая Россия», приписывает себе. При этом у них на свой проект выделяются средства, а проект «Сделаем» никак не финансируется. В нашем регионе мы это решили, добились финансирования, потому что очень хорошо сотрудничаем с партией. Сотрудничество существует из-за того, что там сейчас работает большое количество молодых ребят активистов.

В Молодежном парламенте поднимаются проблемы охраны детства, в Государственной Думе будем в скором времени презентовать свою программу.

Екатерина Пичко, Алла Топчая,  г. Волжский

Камила Абдуллаева, г. Волгоград:

У нас есть в Волжском гуманитарном институте волонтерский центр «Радуга», который действует уже три года. Есть три основных направления деятельности. Во-первых, профилактика здорового образа жизни. Мы проводим профилактические классные часы в школах, товарищеские матчи, к примеру, по баскетболу. Во-вторых, направлением является проведение городских акций в городе, когда волонтеры выходят в город и поднимают горожанам настроение.  Была акция «Автобус любви» 14-го февраля в День всех влюбленных. Мы ездили два полных круга на нашем автобусе, дарили горожанам «валентинки», читали поздравительные стихи. В-третьих, самое главное направление нашей деятельности – это работа с сиротскими учреждениями. У нас в городе их четыре. Мы взаимодействуем с двумя учреждениями: Волжским детским домом, Детским центром. Понятно, что мы не можем дать детям родительскую любовь, но мы пытаемся отвлечь их с помощью своего общения. Делаем все, что в наших силах. Вчера показали фильм «Доктор Лиза», там описано глобальное волонтерство. Теперь появилась мысли расти дальше, выходить на новые уровни, расширять свой круг деятельности. Думаю, появятся еще четвертое и пятое направления.


Василий Зорин, г. Пермь:


До того, как поступил в Высшую школу экономики, активно занимался в молодежной организации «Вектор дружбы» социальной деятельностью. Я хотел бы рассказать об одном проекте, который называется «Край новых возможностей». Этот проект направлен на социализацию детей-инвалидов, лиц с ограниченными возможностями здоровья. Ежемесячно проводятся мероприятия, на которых присутствуют и ребята с особенностями здоровья и здоровые ребята. Посредством интерактива, подготовки к мероприятиям, конкурсам, фестивалям они все общаются друг с другом, и  это дает этим ребятам возможность общаться и чувствовать себя на равных со всеми. В рамках этого проекта также организовываются мастерские, которые ребята все вместе посещают. В том году прошло обучение ребят с особенностями здоровья добровольчеству, и теперь уже они сами занимаются такой деятельностью.

Ирина Ясина:

Занимаясь такими делами, вы никогда не должны думать, что если вы подписались под это, то вы подписались на всю жизнь и ваша обязанность всегда это делать. Обязался сажать леса, а потом спина болит, денег нет, ребенок родился, а ты идешь сажать леса. Добровольчество и волонтерство – это как на митинг пойти: хочу – иду, а хочу – не иду. Не могу пойти  – это состояние свойственно такой деятельности. У каждого из нас бывают обстоятельства в жизни: поступил в институт, женился, вышел замуж, нашел новую работу, которая требует присутствия 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Никаких проблем. Объясните сами себе, что если в вашей душе что-то уже есть, то оно найдет себе дорогу. Нужно всегда уметь сказать: «Пока что у меня нет времени». Ни минуты не считайте себя плохим человеком, который не выполняет свои обязательства.

Есть еще один очень важный момент. Объясните тем людям, с которыми вы сотрудничали, что это временной явление. Хотя бывают ситуации, когда перегораешь и понимаешь, что не хочешь больше заниматься каким-то определенным проектом. Дело было в 2007 году, когда появилась в пятом номере журнала «Знамя» повесть Максима Осипова под названием «В родном краю». Эту повесть написал врач-кардиолог, работающий в Центральной районной больнице некоего города N. Этот город N оказался городом Таруса Калужской области. Они организовали Общество помощи Тарусской больнице. Провели много благотворительных концертов, собирали деньги на различные мероприятия, на оборудование, аппарат искусственной вентиляции легких. Тарусяне об этой деятельности знали, потому что это не крупный город, в нем 14500 жителей. В какой-то момент мы объявили субботник по благоустройству территории Тарусской районной больницы. Туда пришли только москвичи, которые приехали со своими граблями, ведрами, саженцами. А тарусяне ходили вокруг смотрели, при том, что лечатся в этой больнице именно они. Я почувствовала, что я больше не хочу, и ругать себя за это я не стала. Я об этом честно объявила.

Всем спасибо!          

Источник:

Поделиться ссылкой:
0