Добавить комментарий

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Открытие семинара

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Евгений Степанович Волк

Заместитель директора Фонда Ельцина 

Евгений Волк:

Мне предоставлена честь открыть ваш интереснейший семинар. То, что фонд Ельцина представлен здесь сегодня, не случайно. Нас связывают давние и тесные узы с клубом региональной журналистики, с фондом «Либеральная миссия». И то, что в этом году семинар проводится под общим тематическим заголовком «Я думаю», на мой взгляд, очень важно с точки зрения понимания сущности современной эпохи и нашей отечественной истории.

Вот в этом году исполняется две очень важные даты, которые широко отмечались в России. Это 80 лет со дня рождения Бориса Николаевича Ельцина, который отмечался 1-го февраля, и весь год проходит под знаком этого юбилея, и 20 лет новой российской государственности. Здесь, как вы знаете, целый ряд событий. Это 12-го июня избрание первого Президента России в 1991-м году. Это распад Советского Союза. Это, наконец, образование новой России и создание СНГ. И вот эти две даты, 80 лет и 20 лет, на мой взгляд, хороший повод для того, чтобы осмыслить положение в современной России, осмыслить её историю, лучше понять, то, куда мы идём, в каком направлении движется наша страна.

Сегодня можно уже с полным правом сказать, что все успехи, о которых сейчас много говорят, достигнутые в России за последние десятилетия, в значительной степени были достигнуты в эпоху Ельцина. База для такого экономического роста, который наблюдался в нулевые годы, фактически была создана благодаря законодательным актам, принятым ещё при жизни Ельцина. В то же время, нельзя не сказать о том, что стержневые позиции, с которых начинал работу Ельцин, и на которых он оставался в течение своей политической биографии, во многом подверглись пересмотру. Прошёл своеобразный откат от тех завоеваний, которые были достигнуты при Ельцине. Если говорить о главном, что характеризовало период правления Ельцина, период его президентства, то я бы, наверное, выделил одно ключевое слово – свобода. Несмотря на то, что Ельцин был по своей политической биографии партийным деятелем, тесно связанным с коммунистической номенклатурой, тем не менее. Стихийное стремление к свободе, генетически заложенное в нём как потомке крестьянского рода, стремление к свободе слова, к экономической свободе позволили России в очень короткие исторические сроки достичь очень крупных результатов в плане раскрепощения политической и экономической жизни. Сразу после распада Советского Союза в России образовались невиданные для таких коротких сроков возможности для политического и экономического проявления индивидуальности людей. Надо сказать, что очень большую роль Ельцин сыграл в формировании нового федерального устройства России. Если в Советском Союзе слово «федеративная» в названии российской республики имело чисто номинальный характер, то именно при Ельцине были заложены основы цивилизованного федерализма, основы более активного влияния регионов на формирование политической жизни и политического курса страны.

Что произошло после ухода Ельцина? На мой взгляд, в короткие сроки начался пересмотр в целом политических позиций, политических заветов, которые оставил Ельцин. В сфере политической свободы наметилось ограничение свободы СМИ, прежде всего, за счёт сокращения их количества, за счёт монополизации и огосударствления телевизионных каналов, ряда печатных изданий. Наметилась тенденция к сокращению экономической свободы, опять-таки, за счёт огосударствления и подчинения интересам бюрократии наиболее прибыльных отраслей, как то нефтяной, газовой, военно-промышленного комплекса. Поэтому можно говорить о том, что нулевые годы в значительной мере прошли под знаком пересмотра принципов свободы, заложенных при Ельцине в начале 90-х годов. С чем это связано? На мой взгляд, есть объективные и субъективные факторы.

Объективные заключаются в том, что Россия на протяжении своего исторического пути очень тесно была связана с византийской традицией, которая затем, после раскола 1054-го года, перешла на западную и восточную христианские церкви, к православию с очень сильным влиянием государства, сильными тенденциями к патернализму, к элитарному построению общества. Поэтому многие принципы, связанные с уважением к частной собственности, с развитием индивидуального предпринимательства, в России на протяжении веков не имели такого развития, какое они получили в Западной и Центральной Европе, и, уже в новейшее время, в США.

Вместе с тем нельзя недооценивать такой субъективный фактор российского развития, как сильное влияние бюрократии и сильное влияние старой коммунистической элиты, которая, несмотря на революционные преобразования, начатые в начале 90-х годов, сохранила власть, сохранила командные высоты и фактически была заинтересована в устранении какой-либо конкуренции и сохранении своего государства. И вот, в нулевые годы мы вновь столкнулись с тенденцией усиления роли государственных корпораций, к резкому сокращению числа частных предприятий за счёт их слияния и подчинения государственным корпорациям. Эта тенденция нанесла существенный ущерб развитию свободы в России.

Приведу некоторые экспертные оценки американского фонда «Наследие», который ежегодно издаёт очень представительный индекс экономической свободы. Так вот, когда Ельцин пришёл к власти (и фонд «Наследие» стал издавать примерно в тот же период, в1994 году эти индексы), Россия находилась на сотом месте среди 180-ти стран по уровню экономической свободы. Все ельцинские годы она находилась примерно на той же позиции, в чём-то улучшая, в чём-то ухудшая свои параметры. Но дело в том, что жизнь не стоит на месте, и многие страны, которые начинали свой путь от тоталитарной системы к свободной экономике, свободной политической жизни, двигались быстрее, обгоняя нас. Если вы помните у Льюиса Кэрролла в «Алисе в стране чудес» говорится, что для того, чтобы идти в ногу со временем, недостаточно идти быстро, надо бежать. Россия, к сожалению, бежать не смогла, и многие нас обогнали. Тем не менее, Россия поступательно улучшала свои показатели по уровню экономической свободы, и где-то с 2001-го года, несмотря на кажущиеся темпы экономического роста, наметился спад. И по данным индекса 2011-го года Россия находится на 150-м месте, то есть, разрыв между нами и основными странами Европы, в том числе странами, которые начинали с нами, странами Балтии, Украиной, постепенно увеличивается. Это сказывается на нашей экономике, на привлекательности России как места для иностранных инвестиций, как страны, с которой можно иметь дело. Проблема защиты прав собственности, которая является ключевой в экономике, тоже остро встала после известных вам дел Ходорковского, многих других, менее громких, но тоже известных, когда у людей отнимали собственность, потому что менялись правила игры, менялись государственные установки, менялись люди, ответственные за те или иные отрасли. Возникали новые коллизии, новые интересы, связанные с укреплением позиций нашей бюрократической системы.

Я лишь вкратце остановился на каких-то ключевых позициях. Думаю, что сегодняшние и завтрашние дни принесут больше тем, больше материала для дискуссии. Мне хотелось бы, чтобы вы больше обратили внимание на историю России, на наше недавнее прошлое, на 90-е годы, поскольку вокруг этого периода сейчас сложилась очень сложная, неправомерная система мифотворчества. В широком распространении находится миф о «лихих 90-х», о том, как кто-то «поураганил» в эти годы, нажил неправедное состояние. Многие оценки свидетельствуют о том, что уровень коррупции в России в настоящее время несказанно выше, чем уровень коррупции в 90-е годы. Более того, что касается политической стабильности, политической свободы, 90-е годы явно выигрывали в сравнении с нынешними. И правильное осмысление того, что было сделано в 90-е годы, что было заложено тогда, на мой взгляд, и залог правильного понимания того, что происходит сегодня, и база для того, чтобы заглянуть в завтрашний день.

Мне ещё раз хочется пожелать вам успехов в учёбе. Я знаю, что здесь представлены многие регионы. У каждого из них есть своя специфика, свои интересы, и мне кажется, что всем вам будет полезно обменяться опытом работы и понимания того, что происходит в ваших регионах и сопоставить это с тем, что происходит в целом в России, поднять острые вопросы. Я готов ответить на вопросы, если они возникли, но я думаю, лекторы, которые будут у вас сегодня и завтра, сделают это не хуже меня. Спасибо за внимание.

Пожалуйста, если есть вопросы, я обязательно отвечу.

Анастасия Степанова, Владимир:

Фигура Ельцина, к сожалению, у многих россиян, по социологическим опросам, вызывает негативные эмоции. Лично для меня это личность уникальная. Я помню эти годы, как вы сказали, ключевого понятия свободы. И, в том числе, свободы слова, которой после Ельцина уже не было никогда, и будет ли в ближайшие 10-15 лет, неизвестно. Так, всё-таки, почему, несмотря на замечательные годы его правления и, несмотря на все плюсы, в народе сложилось о нём негативное впечатление?

Евгений Волк:

Это объёмный вопрос, на него можно отвечать очень долго. По существу, огромная международная конференция, которая состоялась в память о Ельцине 2-го февраля, была посвящена этому вопросу. Я постараюсь ответить кратко.

Дело в том, что на долю Ельцина пришлась тяжелейшая миссия экономической реформы. Вы уже, наверное, плохо помните ситуацию 91-го года, многие из вас были в младенческом возрасте. Я хорошо помню, что на полках магазинов не было ничего, всё распределение шло через карточки, через систему знакомств и блата. Все деньги, которые находились на счетах у населения, фактически были обесценены. На них купить ничего было нельзя. Запасы продовольствия были минимальны, валюты на закупки зерна, мяса не было. Практически, страна находилась на грани катастрофы, на грани голода. И на долю Ельцина пришлась миссия принятия крайне непопулярных решений в том, что касается освобождения цен, создания новой структуры экономики, приватизации со всеми её ошибками и недочётами. И вообще, за 92-й год, когда реально произошла гиперинфляция, ситуацию удалось выправить. От голода никто не умер. У многих людей были утеряны сбережения, которые накапливались десятилетиями. Но вот понимание того, что эти сбережения ничего уже не стоили, к сожалению, не дошло до людей. У многих отношение к Ельцину было связано с утратой вот этой внешней экономической стабильности, с повышением цен, с упадком экономики на некоторое время. И, конечно, именно экономические тяготы сыграли свою роковую роль в отношении населения к Ельцину. Сейчас уже известно, что Гайдар предлагал Ельцину проводить более активную пропагандистскую работу, чтобы разъяснять суть этих непопулярных решений, объяснять их необходимость, говорить людям о том, что происходит. К сожалению, у Ельцина было стойкое неприятие каким-либо коммунистических форм пропаганды. Когда Гайдар пришёл к нему с предложением создать какой-то орган для пропаганды реформ, Ельцин категорически сказал: «Нет, я не хочу воссоздания нового отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС». Возможно, это была ошибка, возможно ошибка была и в том, что без этого органа Гайдар и его люди не проводили разъяснительной работы, которая была необходима, чтобы объяснить людям, что происходит. Не стоит забывать, что Ельцин действовал во враждебном окружении. По сути дела, и Верховный Совет до 1993-го года, и Госдума всех последующих созывов при его жизни доминировала силами, которые были в оппозиции к Ельцину, которые воинственно выступали против него, за его отстранение от должности, будь-то коммунисты, либеральные демократы. И, в общем, в том, что многие вещи не удалось реализовать или удалось реализовать только частично, вина наших законодателей, которые торпедировали инициативы, исходившие от Президента и его правительства. Как показывают социологические опросы, проведённые накануне и в ходе юбилея, отношение к Ельцину в российском обществе меняется. Постепенно люди всё больше понимают, что решения, которые были тогда приняты, были необходимы. Не было какой-либо альтернативы разумной курсу, проводимому Гайдаром и Ельциным. И по динамике отношения к Ельцину за последние 10 лет прослеживаются следующие изменения. Если в 2000-м году к Ельцину относились негативно 60-70% населения, то сейчас это менее 50%. Кстати, можно проследить динамику отношения к Ельцину в верхах. Если Путин в начале десятилетия, не упоминая Ельцина, говорил, что в 90-е годы страна находилась в состоянии разрухи и катастрофы, то сейчас, в дни юбилея, эти оценки не звучали, наоборот, было подчёркнуто, что Ельцин – это историческая фигура. Более развёрнутую политическую оценку Ельцина как государственного деятеля, как лидера можно будет дать по истечении определённого времени. Но, тем не менее,  ясно, что Ельцин – неотъемлемая часть нашей истории, и вектор, который был им задан, сохраняется, несмотря на все отступления, и позволяет России идти вперёд.

Пожалуйста, ещё вопросы. Я постараюсь коротко отвечать.

Александр Кожевников, Пермь:

Существует теория о том, что власть развивается по определённым закономерностям, то есть, после периода свободы, ослабления должен идти период определённого ужесточения власти. Как вы считаете, период 2000-х годов является переломной точкой, и можно ли было что-нибудь сделать по-другому, чтобы сегодня Россия развивалась по несколько другой колее? Спасибо.

Евгений Волк:

Вы знаете, что история не знает сослагательного наклонения, поэтому предполагать, что было бы, если бы, сейчас очень трудно. Конечно, многое связано с личностями тех или иных лидеров. Что касается чередования периодов свободы и несвободы. Здесь многое зависит от того, насколько развиты и сильны институты гражданского общества. В США, например, несмотря на все различия между демократами и республиканцами, таких колебаний свободы и несвободы не наблюдается, также, как и в странах Западной и Восточной Европы. Когда правительства сменяют друг друга, к власти приходят то правые, то левые, таких колебаний нет. Другое дело, в России, где институты гражданского общества слабы, такие колебания возможны и происходят. Многое здесь зависит от социальной структуры общества, какие лидеры приходят к власти. Сейчас много обсуждается, что было бы, если бы Ельцин выбрал в качестве преемника не Путина, а кого-то другого? Возможны различные варианты.

Но сейчас, как мне видится, радикальных сдвигов, поворотов, какие произошли в странах арабского востока, в России в ближайшие годы не произойдёт. Другой вопрос в том, что Россия очень зависима от такого фактора как экспорт энергоресурсов. Наша экономика на 60-70% зависит от цены на нефть. Когда в 2008-м году упала цена на нефть, сразу образовался очень серьёзный кризис, который пришлось покрывать за счёт стабилизационного фонда. Как только цена на нефть поднялась, наметилась какая-то стабилизация, и. соответственно, наметилось самоуспокоение. На мой взгляд, стало меньше стимулов к тому, чтобы радикально реформировать экономику, сделать её современной, приблизить по структуре к современным государствам. Если бы у Ельцина цена на нефть была бы 100 долларов за баррель, а не 10-12, как это было, то мы бы с вами жили в другой стране, может быть, и при Ельцине. Но поскольку Россия очень зависима от такого колеблющегося и непредсказуемого фактора, как цена на нефть, который подвержен не только экономическим, но и серьёзным политическим влияниям, то здесь очень трудно прогнозировать. Война в Персидском заливе, в случае нанесения Ираном удара ядерным оружием по Израилю, может привести к росту цен на нефть до 300 долларов за баррель. С другой стороны, стабилизация ситуации может привести к падению цен на нефть, за счёт того, что в Европе и Америке используются альтернативные источники энергии. Поэтому наша зависимость от экспорта энергоресурсов ставит нас в уязвимое положение и в политическом, и в экономическом смысле. Спасибо большое, успехов вам.

 

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий