Не ждите объяснений

Листая прессу

Обозреватель информагентства «Росбалт»

http://img.gazeta.ru/files3/481/4961481/210x140.png

Когда год
оказывается провальным, а в хозяйственном смысле 2013-й был как раз таким, то
руководящим персонам вроде бы полагается выступить перед народом — если не с
извинениями, так хотя бы с объяснениями. Понятно, что извинения исключены. Они
не в духе наших обычаев. Занятнее другое. Объяснений и оправданий тоже нет.
Словно бы тема не стоит того.

Вместо
объяснений — несколько высочайших реплик, брошенных мимоходом. «Основные
причины замедления носят не внешний, а внутренний характер» (Путин, послание
парламентским палатам). «Год был трудовым, рабочим» (Путин, пресс-конференция).
«Россия мало чем отличается от мировой экономики. Те же самые абсолютно
тенденции» (Путин, речь на Госсовете). Видно, что глава нации не вполне
последователен в анализе причин случившегося. То ли дело в каких-то внутренних
наших шероховатостях, то ли корень зла все-таки в происках внешних сил.

Впрочем, это
и не важно, идем ведь в ногу с человечеством. В смысле: вместе с ним топчемся
на месте.

Эта версия
выглядит настолько утешительно, что Путин изложил ее своему Госсовету в довольно
развернутой форме: «Европейский банк реконструкции и развития существенно
занизил рост мировой экономики. Я могу ошибиться в каких-то мелочах, но где-то,
по-моему, с 3,5 до 1,5%. На мой взгляд, по результатам всего года будет меньше,
мне так кажется, где-то будет 1,4%, не больше… В России… даже получше, чем во
многих европейских странах, где-то, как мы говорили, 1,4–1,5%, может быть,
будет».

Вообще-то
ЕБРР далеко не единственная и уж точно не самая знаменитая из международных
контор, которые выступают с прикидками всемирного экономического роста. По
последней версии прогноза МВФ, ВВП богатых стран (США, Япония, большинство
членов ЕС) вырастет в 2013-м на 1,2%, а развивающихся (Китай, Бразилия, Индия и
т.д.) — на 4,5%. Не говоря о том, что и в упомянутом Путиным осеннем докладе ЕБРР
прогноз годового роста для России (1,3%) был ниже, чем для 11 из 14 прочих
постсоветских государств.

Да и это
микроскопическое увеличение ВВП — результат смекалки наших статистиков, которые
вытянули его, обнаружив бурный подъем в «финансовом секторе» и еще в каких-то
закоулках экономики.

А если
всерьез, то даже и по официальным подсчетам, у нас сейчас спад почти во всех
производящих секторах, кроме сельского хозяйства. За 11 месяцев 2013-го по
сравнению с тем же отрезком 2012-го промышленный индекс снизился на 0,1% (в том
числе в обрабатывающих отраслях — на 0,6%), объем работ в строительстве — на
1,7%, грузооборот железнодорожного транспорта — на 2,1% и т.д. Таковы
приукрашенные казенные цифры.

Самым
высокопоставленным из должностных лиц, кто согласился все-таки хоть что-то
признать и даже как бы объяснить, оказался первый вице-премьер Игорь Шувалов.
«Итог не очень хороший», — сообщил он в телеинтервью. И, полностью оправдывая
свою репутацию широко и прогрессивно мыслящего чиновника, раскрыл причины наших
бед: «Институты не созданы; нет такой защиты прав собственности, которой бы
хотелось; нет такой судебной системы, которая нам нужна; нет такой прозрачности
при государственных закупках».

Метко
сказано. И в самом деле, нет у нас ни «такой прозрачности», ни «такой судебной
системы». Правда, год назад их тоже не было. И десять лет назад. Рассуждения на
прогрессивные темы давным-давно превратились в ритуал. Путин борется за «прозрачность»
с первого дня своего правления. А также и за «принцип одного окна». И против
«административных барьеров». И еще против многого, что мешает жить и работать.
Желающие легко продолжат список.

Причины
того, что именно в 2013-м у нас спад, несколько более новы. И даже очевидны. Но
все как одна такие, что с руководящей трибуны сказать о них как-то неудобно.

Это
очередной рост затрат по программе перевооружений. Это майские указы,
разоряющие бюджеты регионов. Это новая волна бессмысленных мегапроектов. У
любой экономики есть свой запас живучести. Если перегрузить ее выше этой черты,
она просто начинает проседать. Что и случилось в прошедшем году. Высшие чины
молчат о подлинных причинах спада, потому что этот спад — результат их
затратной политики последних лет.

Теперь им
надо решить, как быть дальше. Исправление собственных ошибок, хотя бы и
молчаливое, выглядит почему-то маловероятным. По крайней мере в ближайшей
перспективе. А если так, то перед нашим руководящим кругом остаются всего два
пути. Назовем их, допустим, либеральным и не вполне либеральным.

Либеральная
линия сводится к тому, чтобы ничего не менять, ничего радикально нового не
изобретать, а просто подождать и посмотреть, что будет. В качестве
идеологического соуса можно популяризировать мысль о том, что народу следует
относиться к импровизациям начальства как к некоему стихийному бедствию,
которое надо просто перетерпеть.

Кое-что в
этом духе уже прозвучало. Министр финансов Силуанов признал, что «регионам
сейчас, как никогда, сложно» по причине переложения на них предвыборных
обязательств президента. Но зато в последующие годы, когда майские указы будут
выполнены, региональным бюджетам станет как-то легче. Почему именно, министр не
объяснил, ведь зарплатные обязательства хоть и прекратят расти с той скоростью,
что сейчас, но меньше уж точно не станут. Однако идея понятна.

И даже сам
Путин в своем парламентском послании явно не случайно упомянул, что «после 2020
года» военная промышленность, отработав программу перевооружений, переключится
на выпуск гражданской продукции. Надо просто набраться терпения, и со временем
жизнь как-нибудь наладится.

Но терпения
может не хватить и низам, и верхам. На этот случай в кремлевских умах, не будем
исключать, может вырисовываться и менее либеральный вариант действий.

А именно:
поворот к откровенно шарлатанским приемам подхлестывания экономики,
гармонически соединяемый с выявлением, отловом и наказанием виновных за
хозяйственный провал, наличие которого в этом случае будет признано публично.

Круг
кандидатов в козлы отпущения очерчен давно. Можно уволить правительство. Кто
его любит? Оно выглядит ответственным и компетентным только на фоне тех, кто
претендует занять его место. В дополнение к этому или отдельно можно
расчехвостить еще и весь опостылевший Кремлю научно-экономический истеблишмент,
обвинив его в даче неверных (или изменнических) советов. Несостоявшееся третье
дело Ходорковского планировалось как дело экспертов. Ходорковского выслали, но
ведь эксперты-то остались. Что мешает уличить их не только в преступных
предложениях о смягчении законов, но еще и в коварных хозяйственных
рекомендациях?

При всем
неправдоподобии такого поворота событий идиотская сетевая острота насчет того,
что, мол, «Вышку разгонят», отображает что-то носящееся в сегодняшней нашей
атмосфере. С ее «консерватизмом», возводимым, оказывается, по чертежам
Бердяева, скрепами и прочей паранойей.

Впрочем,
отбросим это наваждение. Ведь на том же Госсовете Владимир Путин анонсировал
два разбора полетов — в мае и ноябре 2014 года, дав понять, что они пройдут с
тем же составом слушателей, что и сейчас.

«Я хочу вам
сказать, как в таких случаях говорится, здесь нет ничего личного… Без всякой
суеты мы посмотрим, что сделано… И еще раз хочу сказать: ничего личного!.. И в
конце ноября будем принимать определенные решения, в том числе
административного характера, там, где это окажется необходимым…»

Получается,
что ныне действующему сообществу экономических бюрократов добавлено еще 11
месяцев на преодоление хозяйственного спада. С тем, правда, условием, чтобы к
реальным его корням они не смели и прикоснуться. Если не для страны, то для них
даже и это неплохая новость. С той лишь оговоркой, что Владимир Путин до сих
пор не имел привычки заранее предупреждать подчиненных насчет того, когда
именно он их уволит.

http://www.gazeta.ru/comments/column/shelin/5818817.shtml

Источник: ГАЗЕТА.РУ

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий