Правила игры: Финансовый постмодернизм

Листая прессу

Полтора года
финансового кризиса все внимание было сосредоточено в основном на больших
игроках
 — банках,
инвестиционных компаниях, хедж-фондах и т. п. Сейчас и в Америке, и в Европе
внимание переключается на граждан
 — у банков все постепенно приходит в норму, но безработица высока, а
перспективы возобновления устойчивого экономического роста довольно туманны.

И вот, оказывается, в Америке наблюдается интересный
феномен, возвещающий, не исключено, приход новой эпохи в финансах. Лопнувший
пузырь на рынке недвижимости поставил более 10 млн семей в сложное
положение — они должны по своим ипотечным кредитам больше, чем стоят
теперь их дома. В этой ситуации рациональный с точки зрения экономической
теории поступок — отказаться от выплаты кредита, потеряв находящийся в залоге
дом. Если дом стоит дешевле, чем размер долга, — отказ от уплаты приносит
прямой выигрыш. Но теория теорией, а до последнего времени этика подсказывала
должнику, что нужно покрепче затянуть пояс, но выплатить долг.

Однако эта этика, как выяснилось, быстро устаревает. Когда-то,
в прошлую финансовую эпоху, ипотечный
кредит
 был транзакцией между двумя сторонами — должником и
банком. Но теперь банк, оформивший закладную, мгновенно перепродает ее другому
финансовому институту, а тот, возможно, использует ее для создания каких-то
производных бумаг, которые продает на рынке. Моральная ответственность перед
конкретным банкиром выше, чем перед обезличенным рынком. Кроме того, для
современной фирмы, даже если это знаменитый инвестбанк, стратегический дефолт
по каким-то отдельным обязательствам — довольно распространенная практика.
Почему должники банка должны руководствоваться другой логикой?

Последствия этой революционной перемены в поведении пока
трудно предсказать. Роджер Ловенстейн, обозреватель The New York Times Magazine,
обсуждающий новый феномен в своей последней колонке, предсказывает, что если
стратегический отказ от долга приобретет лавинообразный характер, то, скорее
всего, банки — держатели закладных на дома станут гораздо с большей охотой
соглашаться на изменение условий кредита. Это, в свою очередь, приведет к
изменению условий новых ипотечных кредитов — не заемщикам, а банкам
придется страховать риск падения цен на рынке недвижимости. В конечном счете
стратегическое поведение должников должно повысить эффективность рынков.

Имеет ли этот финансовый постмодернизм какое-то отношение к
российским проблемам? Посмотрим. Одной из основных причин сложностей в переходный
период
 от социалистической экономики к капитализму был и остается
низкий уровень доверия между людьми — или, более широко, отсутствие
укоренившейся системы ценностей, присущих жителям стран с развитой рыночной
экономикой. Что же теперь — мы двинемся в новую эру, просто перескочив тот
этап развития, в котором возвращение долга, в том числе и долга банку, было
делом чести?

Автор —
профессор Школы управления Келлог Северо-Западного университета США и
Российской экономической школы

 

Источник: Ведомости

Поделиться ссылкой:
0