Сергей АЛЕКСАШЕНКО: «На валютном рынке — идеальный шторм»

Листая прессу

О неприятных
ассоциациях президента, накоплениях граждан, политике Центробанка и 100 рублях
за доллар

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/11/10/1415621659_922909_45.jpg
РИА Новости

Резкое
падение курса рубля по отношению к доллару и евро — главное экономическое
событие последних недель. Комментариям на эту тему несть числа. Кто-то из
уважаемых экспертов видит за происходящим заговор либералов, окопавшихся в
Центробанке и экономических ведомствах правительства, кто-то — тайный план
власти, решившей таким образом поддержать бюджет, зависимый от нефтяных доходов
и страдающий от падения цен на «черное золото». Нет недостатка и в советах на
тему, что делать дальше: кто-то рекомендует зафиксировать курс рубля, кто-то,
наоборот, отпустить его побыстрее в свободное плавание.

За
экспертной оценкой сложившейся ситуации мы обратились к известному экономисту
Сергею Алексашенко, который в 90-е занимал высокие должности в Минфине и
Центробанке РФ, в последние годы был директором по макроэкономическим
исследованиям НИУ ВШЭ, а с сентября этого года живет и работает в Вашингтоне.

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/11/10/1415619247_737094_52.jpg

Сергей Владимирович, падение
курса рубля — это заранее продуманная операция по девальвации или «невидимая
рука рынка»?

— Конечно,
это никакая не заранее продуманная операция властей. «Девальвация» — это одно
из наиболее нелюбимых экономических слов Владимира Путина, которое наряду с
«дефолтом» вызывает у него крайне неприятные ассоциации и воспоминания. Он
очень хорошо понимает, что девальвация — это прямая дорога к социальному
недовольству, к протестным выступлениям, и вряд ли готов осознанно на это идти.
Называть случившееся «невидимой рукой рынка», пожалуй, правильнее, но мне
кажется, здесь сложилась ситуация «идеального шторма» — несколько важнейших
обстоятельств совпали в одной точке. Каждое из которых не могло в одиночку
спровоцировать такую бурю, а вот их сочетание…

Какие же именно обстоятельства
сложились вместе?

— Начиная с
2012-го российская экономика начала тормозить и к настоящему времени
окончательно перестала расти. Это означает, что какие-либо возможности по
наращиванию экспорта сейчас отсутствуют. Поэтому количество валюты в стране не
увеличивается, а рост доходов населения продолжался до начала этого года:
многие инвестиционные программы были запущены заранее — то есть рост спроса на
валюту для целей импорта продолжался. В результате с середины 2012 года на
валютном рынке стало формироваться превышение спроса над предложением, и курс
рубля с того времени потихонечку поплыл вниз. Ведь чем меньше предложение
валюты и чем выше спрос на нее, тем выше ее курс: доллар, в конце концов, такой
же товар.

Далее. С
середины этого года пошли вниз цены на нефть. А российский рубль — это валюта,
зависимая от нефтяных цен, и эта зависимость проявлялась неоднократно за
последние 30 лет. Нефть и нефтепродукты — это половина российского экспорта (с
газом, цены на который привязаны к нефтяным, — две трети). Очевидно, что
падение стоимости «черного золота» вызывает уменьшение поступления валюты в
страну. Снижение нефтяных цен началось в августе, но на поступлении экспортной
выручки оно отразилось только в октябре.

Следующая
причина — экономические санкции, которые были введены странами Запада, запрет
на привлечение средств на рынке капитала. Казалось бы, под санкции попало
ограниченное число банков и компаний, но, на самом деле, сегодня практически
никто из российского корпоративного сектора не может ни кредит привлечь на
внешнем рынке, ни свои акции продать; а гасить долги (до конца следующего года
— около 100 млрд долларов) надо. И это тоже увеличивает спрос на валюту: никому
не хочется объявлять дефолт, и все понимают, что вряд ли в ближайшие месяцы
политические отношения с Западом существенно улучшатся. Стало быть, лучше запастись
долларами или евро сегодня, чем покупать их по более высокой цене через
полгода.

Действие
всех этих факторов сложилось в один момент времени, и нынешней осенью курс
рубля стал быстро падать.

К чисто
экономическим причинам надо добавить и еще психологический момент. Он связан с
общей неопределенностью перспектив экономического развития в условиях
политического противостояния со странами Запада. Это приводит к абсолютно
полному непониманию мыслящей частью общества в целом и бизнеса в частности того,
что будет в стране через месяц, через полгода или через год. И в этой ситуации
многие бизнесмены и обычные граждане России предпочитают переводить свои
сбережения в иностранную валюту.

Как вы оцениваете последние
действия Центробанка на валютном рынке? Чего он хочет добиться и насколько
успешно?

— Не могу поставить хорошую оценку нашему Центробанку. Мне кажется, что
главная проблема в том, что его руководство и само не знает, чего хочет
добиться. На мой взгляд, ЦБ загнал себя в терминологическую ловушку, постоянно
говоря о том, что он вот-вот введет таргетирование инфляции, а для этого
отпустит валютный курс в свободное плавание.

Кстати, это
заявление ЦБ прибавило нестабильности на валютном рынке, так как было сделано
не в самый удачный момент, когда на рынке началось нездоровое оживление. А если
говорить не о словах, а о действиях Центрального банка, то нужно подчеркнуть,
что уже не в первый раз он создает идеальную ситуацию для банкиров, желающих
заработать на девальвации рубля. Население до недавнего времени вело себя
достаточно спокойно. Предприятия тоже как-то не конвертировали свои рублевые
депозиты в валютные. Поэтому рубли у банков для покупки валюты берутся у
Центробанка — он дает им кредиты. Зачем он это делает и почему он не хочет это
остановить? У меня нет ответа.

В феврале 2009 года была точно такая же ситуация, и там все давление на
рубль кончилось через два дня, после того как ЦБ перестал выдавать кредиты
банкам.

Банк России
дает рубли в кредит: до недавнего времени под 8% годовых, сейчас (после
недавнего подъема ключевой ставки) под 9,5%. Ну и, соответственно, продает
валюту, постепенно сдвигая курс рубля вниз. В результате за октябрь бивалютная
корзина подорожала на 15%, а это в пересчете — более 400% годовых. Поэтому
много раз говорил и готов повторить: Центробанк проводит абсолютно неправильную
политику, по сути, финансируя давление на рубль. Центральный банк для начала
должен внятно сформулировать, чего он хочет добиться в нынешней ситуации. Но
пока что с Неглинной улицы (главный офис ЦБ РФ.Ред.) доносятся
либо полное молчание, либо наукообразные рассуждения, которые к жизни имеют
мало отношения. Выбираются инструменты типа валютного РЕПО, которые явно не
снимают давления спроса на валюту, а лишь дают временную отсрочку для ЦБ.

Советник президента РФ Сергей
Глазьев предлагает зафиксировать курс рубля, а бывший глава Минфина Алексей
Кудрин — отменить любое регулирование курса как можно скорее. Чья позиция вам
ближе?

— Мне ближе
позиция Кудрина, хотя я думаю, Россия еще не скоро сможет попасть в ситуацию,
когда она вообще любое регулирование курса рубля готова будет отменить. У нас
страна, сильно зависимая от цены нефти и потоков капитала, а также от
политических решений. Экономика России достаточно неустойчивая. Думаю, еще
долгие годы Центральному банку нужно будет стоять наготове — с тем, чтобы либо
продавать, либо покупать валюту в каких-то ситуациях. Но в принципе чем меньше ЦБ
будет сдерживать курс рубля, тем лучше и для самого Центрального банка, и для
экономики в целом.

Есть серьезные опасения, что
если рубль полностью отпустить в свободное плавание, то очень скоро мы увидим
не только 45, но и 100 рублей за доллар. Существуют ли факторы, способные
развернуть движение курса вспять?

— Конечно,
100 рублей за доллар сейчас не стоит ожидать — это абсолютно завышенная оценка
американской валюты. А то, что мы видим сейчас, — это эффект психологического
нездоровья нашей финансовой системы, которая считает, что можно курс доллара
гнать вверх до бесконечности. Думаю, что уже даже при 45—50 рублях за доллар
существенная часть импорта остановится, и в стране будет столько валюты, что
банки просто в ней утонут. Рано или поздно движение курса валюты развернется в
обратную сторону, упав процентов на 10. Если говорить о долгосрочной тенденции,
то при той инфляции, которая есть в России, и при той экономической политике,
которая проводится, — рубль вряд ли сможет укрепляться в долгосрочной перспективе.
Но то, что он должен укрепиться в краткосрочной перспективе, — это совершенно
точно. То, что мы сейчас наблюдаем, — это паника на рынке, а она рано или
поздно заканчивается, и ситуация неизбежно разворачивается в обратную сторону.

Что делать в условиях падения
рубля обычным гражданам, чьи накопления и сбережения фактически тают каждый
день?

— Накопления
и сбережения — это все-таки деньги не «до получки» и не на подарки к Новому
году. Если у вас есть накопления, рассчитанные на несколько лет, то в нынешней
ситуации, конечно, их лучше хранить в валюте. Процентные ставки по валюте
сейчас 3—4% годовых; и при годовой инфляции 10% —  это означает, что
выгодная для населения ставка по рублевым вкладам должна быть 13—14%. А если
учесть, что девальвация рубля с начала года превысила 30%, то хранить деньги в
рублях сейчас, разумеется, невыгодно. Но еще раз подчеркну: это не относится к
долгосрочным решениям, поэтому если вы хотите заработать на девальвации рубля в
течение месяца-другого, то вы вполне можете попасть на то самое падение курса
доллара, которое рано или поздно неизбежно случится. Словом, если ваши
сбережения рассчитаны надолго, то, мне кажется, сегодня хранить их в
иностранной валюте — более правильное решение.

Каков ваш прогноз: как будет меняться
курс в ближайшей перспективе?

— Если бы я
умел прогнозировать курс, то был бы, наверное, очень богатым человеком. Но пока
мне это не удается, да я, собственно говоря, и не пытаюсь. Могу сказать одно: в
долгосрочной перспективе — скажем, 3 года — курс рубля будет слабеть. С какой
скоростью? За 3 года, думаю, процентов 20—25 рубль может еще потерять.

Автор: Дмитрий Докучаев

 

Постоянный
адрес страницы: 
http://www.novayagazeta.ru/economy/66039.html

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий