Уроки украинского. Занятие I: Положение сверху

Листая прессу

Все
последние недели меня поражали две вещи в дискуссиях и заявлениях относительно
событий на Украине. Их можно отразить двумя типовыми популярными заявлениями:
1. Янукович — легитимный президент, 2. Без Януковича ситуация станет совсем
неуправляемой. Сейчас, когда этот случайный бандюган во власти слинял, оба этих
заявления кажутся нелепыми. Но вот что важно как урок: обе фразы столь же часто
используются применительно к ситуации в России с заменой фамилии человека,
занимающего соответствующий пост.

Вам никогда
не приходило в голову, почему понятие «легитимности» не применяется по
отношению к гражданам, обществу? Правда, нелепо: «нелегитимное общество»?
Причина в том, что общество и власть не являются симметричными членами
какого-либо симбиоза. Власть применяет к себе эпитет «легитимная», обосновывая
свое господство над людьми. Общество прилагает к власти тот же эпитет,
признавая ее временное право служить себе, любимому. Все, других вариантов нет.
В первом случае речь идет об авторитарном режиме, во втором — о
демократическом. Любые промежуточные варианты (типа «партнерства») — патологии
переходных периодов.

Когда
российские политики заявляли о легитимности Януковича, они, во-первых, путали
ее с легальностью, которая есть лишь небольшая часть легитимности, не всегда
обязательная. К тому же они применяли ее в первом смысле, так же как и по
отношению к себе. Но Янукович давно утратил для украинцев всякую легитимность
во втором смысле. И финальный разворот против евроинтеграции был лишь последней
каплей. Украинцы восстанавливали адекватный демократии смысл понятия
легитимности и свое право присваивать эту квалификацию. Янукович, вместе с
Путиным, Медведевым, Лавровым, мыслят легитимность как наследственный титул
вроде королевского. Они из разных эпох, у них разные языки, семантически. Если
вдуматься, речь Тимошенко на Майдане была признанием за украинским обществом
этого нового, современного смысла понятия легитимности и права общества на
присвоение этого переходящего титула. Они оплатили его своим мужеством,
последовательностью, организованностью. Кровью, наконец. Про нас вы все знаете
сами.

Теперь про
традиционный патерналистский стон: а как же без него?! Давайте вспомним:
государство модерна — это корпорация, создаваемая гражданами для производства
общественных благ. Но нет ни одной задачи, которые призвано решать государство
и которую самоорганизующиеся люди не могли бы решить сами. Это сказал не я. Это
мысль одного из видных российских экономистов. Тот факт, что люди обладают
колоссальной способностью к самоорганизации, продемонстрировали украинцы. По
разным поводам это начинает демонстрировать и российское общество.

Мы забываем
об этой способности (и обязанности) к самоорганизации под теплым крылом власти
и при ее постоянном и заинтересованном идеологическом давлении. В той мере, в
какой они способны убедить нас в нашей беспомощности, они получают возможность
превратить власть, временно переданную им от нас для решения наших проблем, в
инструмент, работающий на них. Эта угроза подняла людей на Украине. Ну а про
нас вы все знаете сами.

Вопрос «А
как же без него!?» влечет очевидный ответ: а так! Вы про кого, собственно,
спрашиваете? Про бандита и вора? Это в нем вы видите надежду и оплот
стабильности? А вы не путаете стабильность общественной жизни со стабильностью
воровства для конкретных людей?

Я утверждаю:
если на Украине возникнут проблемы после исчезновения Януковича, то не общество
будет причиной этих проблем, а то, во что превращал страну беглец, и то, как
его исчезновение захотят использовать другие дяди, за пределами Украины.

А для нас
урок прост: в отношениях между властью и обществом в современном
демократическом государстве общество занимает «положение сверху». Украинцы это
поняли и действуют. Теперь прикиньте, где находимся сейчас мы.

 

http://www.ej.ru/?a=note&id=24522

Источник: Ежедневный журнал

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий