«Законодатели не поняли президента»

Листая прессу

Глава Совета по правам
человека при президенте России Михаил Федотов — о моде на стоп-листы

 

Огонек, 13.07.2015

Списки
иностранных агентов и нежелательных организаций пополняются в последнее время
исправно. На минувшей неделе оформил свою версию «стоп-листа» Совет
Федерации, а фонд «Династия» и нижегородский Комитет против пыток
объявили о прекращении деятельности. За комментариями «Огонек»
обратился к главе Совета по правам человека при президенте России Михаилу
Федотову

— Михаил
Александрович, Совет Федерации направил в МИД, прокуратуру и Минюст
«патриотический стоп-лист» с перечнем 12 структур…

— Это первая
ласточка в реализации недавно принятого, так называемого закона о нежелательных
неправительственных организациях (НПО). Не вижу в нем иного смысла, кроме
пропагандистского: у государства давно есть немалый набор средств, чтобы
изгнать из страны любую иностранную организацию. Я имею в виду прежде
всего закон об НКО и Уголовный кодекс, в котором за деяния, наносящие ущерб
государственной целостности, безопасности и т.п., предусмотрены суровые
наказания. Вспомните, как пару лет назад российские власти расправились с
американским Агентством по международному развитию (USAID) — легко и
быстро, как только его деятельность была признана нежелательной, и без
дополнительных законов, реестров и т.д.

— Тогда
зачем нужен новый закон?

— Вижу
единственную причину — это асимметричный ответ на западные санкции.
Фактически создали второй ручной тормоз для машины. Можно сделать и третий,
четвертый, но что толку?

— Видимо,
одного не хватает. Смотрите, как долго не могут прикрыть «Голос»: на
прошлой неделе опять с обыском пришли…


«Голос» — другая история. Это не иностранная, а российская
организация, которую возглавляет член президентского Совета по правам человека
Лилия Шибанова. И тем, кому «Голос» мешает жить, пора бы
задуматься над тем, что президент Путин неоднократно подчеркивал важность
обеспечения прозрачности и честности выборов. Поскольку «Голос»
собирает сведения о нарушениях избирательного законодательства, постольку ЦИК и
прокуратура давно должны были дать «Голосу» какую-нибудь медаль…


«Династии» медали не дали… Она закрылась.


«Династия» занималась самым что ни на есть полезным для Отечества
делом. А тот, кто ее унижал и уничтожал, явно преследовал иные цели.

— Как могло
получиться, что президент указал на ошибку в отношении «Династии», а
ее не исправили?

— Потому что
Минюст механистически выполняет некачественный закон: «Не согласны —
обращайтесь в суд». Но коса нашла на камень: Дмитрий Борисович Зимин
(учредитель фонда «Династия».— «О») отказался
доказывать, что он — не верблюд. Его можно понять…

— Вас
удовлетворил ответ министра юстиции Коновалова на письмо СПЧ в защиту
«Династии»?

— Нет.
Я в нем не увидел главного — понимает ли Минюст смысл того закона,
который он реализует? И понимает ли это законодатель, проголосовавший в
2012 году за так называемый закон об иностранных агентах? Они откровенно
игнорируют позицию президента! Напомню: Владимир Путин ставил задачу
предотвратить влияние иностранных денег на российскую политическую жизнь.
Ключевое слово тут «политическая». В законе о партиях все ясно и
понятно: партии не могут финансироваться из иностранных источников.
Околопартийные организации могут, но при условии объявления себя
«иностранными агентами». Но законодатели не поняли президента и
сплели такую сеть, в которую вместо акулы поймали почти восемь десятков
безобидных карасей.

— Но
Коновалов утверждает, что «Либеральная миссия» вела политическую деятельность…

— Под то
определение «политической деятельности», которое дано в законе, можно
подвести даже производственную гимнастику. Любую организацию, даже детище
нашего Совета — автономную некоммерческую организацию (АНО)
«Общественное телевидение России». По закону эта АНО вправе получать
пожертвования от любых лиц. Следовательно, поступивших от иностранца
пожертвований даже на 50 центов достаточно, чтобы зачислить ОТР в список
«агентов». Другой пример — АНО «ТВ-Новости», это
производит телеканал «Russia Today». Если она получает деньги или
иное имущество от иностранного лица, то и ей угрожает пресловутый реестр.
Получает ли, не знаю. Но Росфинмониторинг, уверен, знает все.

— Почему
министр просто не отменил решение своего заместителя?

— Видимо,
ему проще было написать нам подробный ответ, чем пару строк в приказе. Тут
важен не политический или ведомственный вес первого замминистра Герасимова, а
тот факт, что Александр Коновалов с самого начала предупреждал, что закон содержит
правовую неопределенность и потому малопригоден для правоприменения. Поэтому
применяют механистически.

— СПЧ два
года пытается поправить закон. Каков результат?

— Вместе с
Эллой Памфиловой добились включения механизма выхода из «мышеловки»,
и уже есть примеры тех, кому это удалось. На этом все. Хотя президент не раз
говорил, что закон об НКО нуждается в серьезной корректировке.

— Что,
по-вашему, следовало бы поменять в первую очередь?

— Как
минимум убрать из определения «иностранного агента» два слова и один
предлог — «в том числе». Там сказано, что агентом является
организация, «занимающаяся политической деятельностью в интересах в том
числе иностранного источника». Без «в том числе» Минюсту
придется доказывать, что «иностранный агент» действовал в пользу
своего иностранного патрона.

— Но
записали в «агенты» уже немало — 60 организаций…


Поправлю — 77. Как я уже говорил, по закону достаточно 1 доллара или евро — мизерного пожертвования
в любой валюте мира, чтобы попасть в пресловутый реестр, поскольку политической
можно обозвать любую деятельность. Все это неправовой подход, как и с
«нежелательными организациями». Но давайте вспомним, что этот, второй
закон, предполагающий «патриотический стоп-лист»,— это дополнение
«закона Димы Яковлева», который в свое время появился как реакция
российских властей на принятый в США «список Магнитского». Полагаю,
что это ягода с того же бесплодного поля, что и санкции с антисанкциями. Мы в
Совете давно взяли за правило: меньше политизации, больше конкретизации!

— Но
последствия такого политического противоборства могут быть достаточно
серьезными…

— А кто
говорил, что борьба санкций и антисанкций будет легкой? Все, к сожалению,
серьезно. Одно радует: в первоначальном списке «нежелательных
организаций» было более 60, а осталось 12. Хорошо еще, что ООН,
НАТО, ОБСЕ и Совет Европы как межправительственные организации не подпадают под
действия закона. А то… страшно подумать!

— Чем
вызвана, по-вашему, активизация борьбы с «агентами» и «пятой
колонной»?

— Мне
кажется, наши законодатели слишком много смотрят на себя в телевизоре и слишком
мало изучают основы нормотворчества. Конечно, от ошибок, да еще и в столь неспокойное время, никто не
застрахован, но авторов наиболее одиозных инициатив, наносящих урон престижу и
имиджу России за рубежом, я бы привлекал к материальной ответственности.
Глядишь, пыла поубавится… Сейчас в сфере НКО в России затянувшаяся зима, но
весна все равно никуда не денется. Рано или поздно ситуация поменяется.
А потом опять. Согласно знаменитому «наблюдению Фарнсдика»,
после поворота событий от плохого к худшему цикл повторяется. А мы уже привыкли
ездить на наших национальных видах транспорта — на карусели и на качелях.

Беседовала
Светлана Сухова

http://www.kommersant.ru/doc/2762525

Источник: Коммерсант

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий