Пакт пяти партий

С либеральной точки зрения

«Эти акробаты пера, — восклицал он, —
эти виртуозы фарса, эти шакалы ротационных машин…»
И. Ильф и Е. Петров, «Двенадцать стульев»

Иногда в политике появляются союзы, внешне бессмысленные, но исполненные глубокого скрытого смысла. Например, знаменитый Антикоминтерновский пакт. Он был заключен Германией и Италией в ноябре 1936 года, т.е. когда совместными усилиями Гитлера, Сталин и Муссолини от Коммунистического интернационала остались рожки да ножки, вождь Комитерна Зиновьев был расстрелян, а само название «Коминтерн» стало вежливым эвфемизмом всемирной сталинской агентурной сети. Странно создавать военно-политический пакт нескольких мировых держав — против разведки, даже мощной и всепроникающей. На деле ведь А/К-пакт был пактом антибританским, потому Риббентроп и звал в него Молотова, и сулил пол-Турции, да Персию, а вовсе не радость совместной борьбы с большевистскими агитаторами.
Поэтому так внешне забавен межфракционный пакт в поддержку путинской мюнхенской миролюбивой внешней политики. Не успел этот пакт оформиться, как мининдел Лавров сказал, что с западными политиками у нас «мир-дружба-фройндшафт», а вражду к России раздувают журналисты (как писали советские газеты в годы нашей с Лавровым юности: продажные буржуазные писаки, наемные шелкопёры…) Но смешно создавать многопартийный пакт — против газетчиков. Еще бы навострились придумать Общенародный фронт против доклада Госдепа.
Впрочем, после Мюнхена, его Превосходительство господин министр для морально-политической поддержки встретился с активистами «Наших-младо-евразийцев» (т.е. с теми, кто поставляет кадры для пикетирования Большого театра, нападений на пикеты нацболов, правозащитников и т.д.)
А ведь это уже — декаданс. Я плохо себе представляю не только отчет Кондолизы Райс перед делегацией бойскаутов, но и даже прием фон Риббентропом гитлерюгендовца Квекса с друзьями, или, допустим, сообщение Вячеслава Михайловича Молотова посланцам Ленинского комсомола о переговорах в Берлине в ноябре 1940 года по поводу уже упомянутого Антикоминтерновского пакта (они нам — Персию, а мы — нет, брат, шутишь-не обманешь, сперва подай Болгарию, Финляндию и Черноморские проливы).

Но, если думский мюнхенский пакт — не против Запада, то против чего? Почему «патриотическая оппозиция» (справа налево и слева направо) объединилась сейчас с партией власти? Ведь еще несколькими неделями ранее будущие союзники критиковали режим почти словами отчета Госдепа: недемократические выборы, политические преследования, засилие цензуры). В результате, получается, что парламентская оппозиция сузила свои претензии к власти — до критики Зурабова, Грефа и Кудрина (которых, в свою очередь, критикуют и Путин и Фрадков). Словом, воцарилось всесословное и надпартийное единство.

Небольшой пример из истории. В октябре 1908 года кайзер Вильгельм дал интервью английской газете “The Daily Telegraph”, где порассуждал о конфигурациях грядущей общеевропейской войны. Это вызвало дружный протест почти всего немецкого политического спектра, заговорили даже о желательности республики, произошел правительственный кризис, а Его Величество сказался больным и притаился… Тогда мир был спасен. Но уже в июле 1911 года, после начала второго марокканского кризиса, слова кайзера о том, что «сегодня есть одна партия — партия немцев» вызывали бурнейшую овацию всего Рейхстага. Эта «патриотическая отмычка» и открыла дорогу к мировой войне.

Итак, мы видим: блок единый правяще-оппозиционный парламентский альянс (во имя поддержки нарушения прав человека и демократических свобод в стране). Может быть, его истинный смысл — присяга на верность неизвестному преемнику: пожалуйста, не затопчите нас во время смены кремлевского караула и за верную службу дайте — хоть на миг — припасть к живительному роднику Стабфонда…

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий