В преддверии президентства Кадырова

С либеральной точки зрения

Тогда вместо ожидаемой активизации войсковых операций был взят курс на делегирование значительной части полномочий той части чеченской элиты, которая в ходе второй войны перешла на российскую сторону. Федеральные силовые структуры стали постепенно отходить на второй план, а власть переходила к созданному при активной административной поддержке из Москвы руководству Чеченской Республики.
Итоги политики «чеченизации» весьма противоречивы: если в 2004-2005 году они создавали лишь иллюзию улучшения ситуации, то в последние два года наблюдатели фиксируют заметную стабилизацию положения в Чечне. Силы сопротивления были частично вытеснены в горы (где фактически растворились), частично – перешли на сторону новой власти. Беспрецедентными для постсоветских реалий темпами идет восстановление дорог и инфраструктур. К 2008 году ожидается полное восстановление Грозного, а газ и электричество, по уверениям официального Грозного, проводятся даже во многие отдаленные села, где их не было при советской власти. Налицо признаки роста социального оптимизма у населения, для которого восстановление жилья и доступа к многим утраченным в ходе войны благам цивилизации олицетворяют качественное улучшение ситуации. Федеральные силы все реже оказываются вовлечены в конфликты, связанные с убийством и пытками мирных жителей.
Однако очевидны и ограничители, без преодоления которых ни Москва, ни Грозный не в состоянии добиться кардинального улучшения ситуации.
Первым из них является крайне низкий уровень доверия населения, элит, инвесторов к информации о стабильности в Чечне. Сомнения вызывают и отсутствие боевых действий, и реальная прочность нынешней системы авторитарной власти в республике, и восстановление экономической инфраструктуры. Фундамент для такого недоверия создала еще российская пропаганда во время первой чеченской войны, когда после полутарогодичных телесюжетов о «стабилизации» положения в регионе «разгромленные» силы сопротивления захватили Грозный и принудили Москву к подписанию соглашений в Хасавюрте.
Во-вторых, сегодняшнее «перемирие» между Москвой и Грозным держится на личных договоренностях Владимира Путина и Рамзана Кадырова. В Чечне не могут быть уверены, что будущий российский президент не попытается пересмотреть отношения с Грозным. В свою очередь, в российских силовых структурах не все в восторге от биографий новых чеченских лидеров и их возможных намерений – эти сомнения еще в середине 90-х годов в программе «Куклы» сформулировал персонаж, похожий на тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Куликова: «Днем он мирный абрикос, а ночью – вооруженный урюк».
В-третьих, робкие признаки экономического оживления в Чечне контрастируют с ситуацией в других северокавказских республиках. Хотя за время президентства Владимира Путина в каждой из них (за исключением Калмыкии) были сменены лидеры, а во власть пришли представители молодого поколения бизнесменов и управленцев, признаков экономического прорыва так и не наблюдается. В сочетании с внутриполитической дестабилизацией в Ингушетии и Дагестане это может затруднить для российской власти демонстрацию успеха кавказской политики.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий