Прошлое настоящего

Недавно я побывал на ежегодном вручении премий одного замечательного толстого журнала. А потом, буквально на днях, участвовал в заседании жюри другой литературной премии. И отметил удивительную вещь: оказалось, что подавляющее […]

Вольная фантазия на тему 2013+. 3-я серия: Дворцовый переворот. Часть 1

Сегодня мы отмечаем пять лет с тех знаменательных, без преувеличения — исторических событий. Они обросли, как водится, обильной мифологией; многое забылось; многое незаслуженно прошло мимо общественного внимания. Редакция сочла интересным […]

Каков стёб, таков и прикол

Лет десять назад в большом книжном магазине. У дверей раздается гадкий электронный писк. Охранник бросается к молодому человеку и выдергивает у него из-под мышки увесистый альбом репродукций. Молодой человек возмущается. […]

Вагон в галстуке

«Покойный Петр Аркадьевич Столыпин, царствие ему небесное, был последним настоящим столбовым дворянином и администратором, который еще мог спасти империю от революции. Вот именно поэтому они его и кокнули», — говорила […]

Послесловие к битве

Наступил октябрь 2012 года, и некий знаменитый режиссер — не будем заранее называть его имя — пришел в администрацию президента. К некоему высокому чиновнику. Чиновник принял режиссера приветливо. Заулыбался, встал, […]

Где такая партия?

Любая экономика, да и политика тоже, подчинена великому всеобщему закону «дай — возьми». То есть закону рынка. Поэтому быть либералом-рыночником скучно. Но быть либералом-рыночником еще и немного опасно. В основе […]

Денис Драгунский: «Что касается серьезного и столь необходимого контроля общества над государством, то государство должно действительно этого захотеть, а общество – суметь».

Денис Драгунский: «Что касается серьезного и столь необходимого контроля общества над государством, то государство должно действительно этого захотеть, а общество – суметь».

Денис Драгунский: «Печально, когда элита начинает мыслить в полицейских категориях, отбивая хлеб у госбезопасности».

Денис Драгунский: «Печально, когда элита начинает мыслить в полицейских категориях, отбивая хлеб у госбезопасности».