Теневая Россия (в соавторстве с Л.М. Тимофеевым)

Предмет этой книги хорошо знаком каждому, кто живет в России, — если не из личного опыта, то по информации, ежед­невно поступающей с экрана телевизора и со страниц газет. Нелегальное производство товаров и услуг, сокрытие доходов, оборот неучтенной наличности, отмывание «грязных» денег, взятки и злоупотребление служебным положением — эти и другие проявления теневой деятельности постоянно у всех на слуху. Конфликт между реальной экономической практикой и действу­ющим законом приобрел системный (и систематический) ха­рактер и стал едва ли не самым существенным явлением со­временной отечественной истории Многие даже полагают, что сегодня «теневая составляющая» обязательно присутствует не только в деловых отношениях, но и в обыденной жизни каж­дого человека.

Внесистемный режим Бориса II. Некоторые особенности политического развития постсоветской России

Игорь Клямкин Лилия Шевцова   Москва • 1999   ПРЕДИСЛОВИЕ  В 1598 г. после смерти царя Федора Ивановича, оборвавшей прежнюю династическую ветвь, верховная власть в России впервые оказалась приобретенной не […]

Постсоветская политическая система в России (возникновение, эволюция и перспективы трансформации)

В период между 17 августа и началом декабря 1998 г. у многих аналитиков создалось впечатление, что в России начал складываться консенсус различных политических сил относительно нежизнеспособности сформировавшейся в стране политической системы, узаконенной действующей конституцией. Если до этого критика данной системы и призывы к ее корректировке раздавались преимущественно из лагеря коммунистической оппозиции, то в отмеченный период о необходимости конституционной реформы публично высказались даже представители администрации Б. Ельцина. Да и самому президенту, судя по его готовности заключить соглашение о перераспределении полномочий между ветвями власти, выраженной после выдвижения им кандидатуры Черномырдина на пост премьера, такого рода идеи не были чужды. Между тем еще весной 1998 г. Ельцин категорически заявлял, что до тех пор, пока он остается президентом, конституция изменена не будет.

Трудный спуск с зияющих высот

О том, как различные политические силы решали свои задачи на первом Съезде народных депутатов СССР 

Тринадцать дней все, кто имел возможность, провели у телевизоров. И не только потому, что на глазах миллионов происходило что-то совершенно невиданное по своей открытости, откровенности, накалу политических страстей. Телезрители ждали, заставляли себя верить, что невиданное завершится невиданным итогом. Однако чуда не свершилось. Люди нашей страны за две недели стали чуть-чуть другими. А вокруг них все осталось прежним и потому стало выглядеть еще хуже, чем раньше. Поэтому многие говорят, что Съезд обманул надежды лишь тех, кто в своих надеждах обманывался. Наверное, это значительно ближе к истине.

Еще раз об истоках сталинизма

В публикациях, посвященных анализу сталинизма, долгое время существовало очевидное для всех «белое пятно», которого в лучшем случае лишь касались (например, В. Селюнин), но устранять которое никто не решался. Я имею в виду тему «сталинизм и марксизм». Этот пробел попытался восполнить доктор философских наук А. С. Ципко в большой статье «Истоки сталинизма», опубликованной в четырех книжках журнала «Наука и жизнь» (№№ 11 и 12 за 1988 г. и №№ 1 и 2 за 1989 г.). Острая, резкая постановка вопроса о «доктринальных» корнях сталинизма, настойчивое подчеркивание автором мысли о том, что Сталин был марксистом, кое-кого повергли в ужас и заставили броситься к перьям, чтобы дать незамедлительный идеологический отпор.

Еще раз о деле «Сети». Заявление членов совета Фонда «Либеральная миссия»

Приговор по делу «Сети», ставший очередным свидетельством отсутствия диалога между властью и обществом, вызвал шквал протестных писем представителей российской общественности и творческих корпораций, по существу, так и оставшихся неуслышанными. Пресс-секретарь […]

Почему трудно говорить правду. Выбранные места из истории одной болезни

Около трех лет назад слово «правда» стало едва ли не главным в нашем словаре. Нетрудно догадаться, почему оно выдвинулось на первые роли, почему оказалось символом и лозунгом перемен: потому и только потому, что раньше мы (или нам) в основном врали.

Но вот что интересно. За время, прошедшее после объявления перестройки, мы сказали о нашем постыдном прошлом и печальном настоящем столько, что дальше, кажется, некуда. Но слово «правда» не сходит с газетных полос, звучит в эфире, остается лозунгом очищения и обновления. А лозунги, как известно, выражают стремление людей не к тому, чего у них и без того в избытке, а к тому, чего им недостает. Если я сыт, то не стану требовать хлеба; если уверен, что не буду обманут, то мне и в голову не придет призывать окружающих к правдивости.

Какая улица ведет к храму?

Популярный современный фильм кончается коротким выразительным диалогом.

«Не эта улица ведет к храму»,— говорит одна еще молодая женщина другой, совсем уже древней, в ответ на ее вопрос. Она знает, что говорит: с улицей, на которой она живет с детства, у нее связаны воспоминания не из приятных. «Зачем же эта улица, если она не ведет к храму?» — спрашивает старушка, понявшая, похоже, к концу дней своих, что все дороги, лежащие в стороне от добра и правды, людям ни к чему, и ее голос отзывается тревожаще-неприятным эхом внутри многих из нас: зачем?

Отзывается одинаково, а отвечают по-разному.

Новая холодная война?

Основание задаться таким вопросом дают ряд тенденций и явлений, которые и стали предметом обсуждения на круглом столе в Фонде «Либеральная миссия». Прежде всего, это постепенная ликвидация механизма контроля над вооружениями, а также новое восприятие роли ядерного оружия в России, США и других «ядерных» странах, новые технологии и виды военных угроз, например кибероружие. В чем суть нынешней конфронтации между США и Россией и в чем ее отличие от предыдущей холодной войны? Как Россия воспринимает угрозы своей безопасности и в чем видит свой ответ на них? Какова эволюция военной доктрины и концепции безопасности России? Насколько вероятен ядерный конфликт между США и Россией? Каковы сегодня сдерживающие факторы и факторы, которые работают на обострение? Свои мнения на этот счет высказали военные обозреватели Александр Гольц, Владимир Дворкин, Павел Фельгенгауэр, директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. Вел разговор вице-президент Фонда «Либеральная миссия» Игорь Клямкин.

2016 год в России и Украине

В книге представлен дневник, который вице-президент фонда «Либеральная Миссия» И. Клямкин продолжал вести в Фейсбуке в 2016 году. Как и в двух предыдущих книгах («2014. Год Украины» и «Нелегальная война. Год второй»), в своих записях, нередко полемических, автор размышляет о событиях в Украине. О войне на Донбассе и попытках ее остановить, о причинах неудач западных миротворцев, а также о реакции на все это в России, в мире и в самой Украине. Но в 2016 году, в отличие от предыдущих лет, в центре его внимания оказались два разнонаправленных вектора исторической эволюции на постсоветском пространстве — украинского и российского, две модели приспособления к современным внешним и внутренним вызовам, два разных на них ответа. Равно как и динамика общественных настроений, этим векторам сопутствующих.

Нелегальная война: год второй

В книге представлен дневник, который автор вел в «Фейсбуке» в 2015 году. В центре его внимания культурно-цивилизационные особенности России и других сторон, так или иначе вовлеченных в войну на Донбассе и в переговоры об ее прекращении, — особенности, в этих событиях проявившиеся. Как и в предыдущей книге И. Клямкина («2014. Год Украины»), в этих его дневниковых записях, чаще всего полемических, много наблюдений и размышлений о том, как происходившее в Украине сказывалось на российском общественном сознании — и массовом, и сознании различных групп политиков и интеллектуалов. Много в книге и текстов, в которых это сознание рассматривается в иных его проявлениях, в реакциях на другие события 2015 года.

Обратный транзит в России: недоразвитый нео-тоталитаризм или авторитарный пост-модернизм?

В ходе экспертной дискуссии, организованной Фондом «Либеральная миссия», ведущие политологи, социологи и журналисты пытались определить новое качество российского политического режима и траекторию его эволюции в последние два года, рассмотреть характеристики режима в сравнительной перспективе и в контексте эволюции понимания типологии авторитарных режимов современной политологией. Является ли новое качество российского политического режима свидетельством движения к нео-тоталитаризму или лишь новой стадией эволюции ренто-ориентированного авторитаризма?